В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Обеспечительные меры - новый способ приостановить исполнение решения суда?

6 Ноября 2015

В судебной практике возможны ситуации, когда возникший между сторонами спор может разрешаться в рамках не одного дела, а в ходе производства по нескольким взаимосвязанным делам. Соответственно, в таких обстоятельствах возникает риск вынесения противоречащих друг другу судебных актов.

В ходе производства по одному из дел, в котором автор участвовал в качестве представителя одной из сторон, сложилась ситуация, когда перед судами встал вопрос: может ли исполнение решения суда, вступившего в законную силу, быть фактически приостановлено на основании определения о принятии обеспечительных мер по другому делу?

Обстоятельства дела следующие.

Производитель косметической продукции под известным на мировом рынке брендом вышел на российский рынок через своего дистрибьютора, который в течение несколько лет успешно реализовывал его продукцию на российском рынке.

Производитель вовремя не зарегистрировал свой товарный знак на территории России. Этим воспользовался дистрибьютор, который зарегистрировал товарный знак производителя на свое имя, после чего создавал препятствия для импорта оригинальной продукции на российский рынок.

Производитель попытался договориться с дистрибьютором на приемлемых условиях. Частью указанных договоренностей стал договор об отчуждении исключительного права на спорный товарный знак в пользу производителя (далее по тексту — Договор об отчуждении). Несмотря на достигнутые договоренности и после исполнения производителем своих обязательств дистрибьютор создал препятствия в регистрации Договора об отчуждении в Роспатенте.

Производитель, интересы которого представлял автор, обратился с иском о регистрации Договора об отчуждении в суд (далее по тексту — Дело о регистрации договора) и выиграл указанное дело (А40-89861/2014), решение по которому вступило в законную силу. В соответствии с указанным решением Роспатент был обязан зарегистрировать Договор об отчуждении.

Однако после вступления решения в законную силу дистрибьютор обратился с иском (А40-26037/2015) о признании Договора об отчуждении недействительным (далее по тексту — Дело о недействительности договора). В рамках Дела о недействительности договора суд вынес определение о принятии обеспечительных мер, в соответствии с которыми Роспатенту запрещается осуществлять государственную регистрацию договоров о распоряжении исключительным правом на спорный товарный знак, в том числе Договора об отчуждении. Таким образом, определение о принятии обеспечительных мер вступило в конфликт с вступившим в законную силу решением суда, фактически приостановив исполнение указанного решения.

определение о принятии обеспечительных мер вступило в конфликт с вступившим в законную силу решением суда, фактически приостановив исполнение указанного решения

Следует отметить, что производителю было крайне необходимо исполнить вступившее в законную силу решение, так как в результате конфликта с дистрибьютором импорт продукции был заблокирован более чем на один год.

Указанный конфликт двух судебных актов длился более шести месяцев и принес значительные убытки производителю, которые также выразились в потерях, связанных с невозможностью импорта своей продукции в Россию, с потерей доли на российском рынке и репутационными потерями.

Несмотря на то, что дистрибьютор полностью проиграл в первой инстанции и второе дело, производитель не мог «разблокировать» исполнение вступившего в законную силу решения суда по Делу о регистрации договора, так как обеспечительные меры продолжали действовать до завершения производства в суде апелляционной инстанции.

Производитель неоднократно обращался с ходатайством об отмене обеспечительных мер, а также обжаловал определение суда о принятии обеспечительных мер в суд апелляционной и кассационной инстанции.

Суд апелляционной инстанции фактически отстранился от решения возникшего вопроса, отказавшись каким-либо образом прокомментировать доводы производителя о противоречии судебных актов и ограничившись сухой констатацией норм закона, посвященных обеспечительным мерам.

Суд по интеллектуальным правам отменил незаконное определение о принятии обеспечительных мер и тем самым «разблокировал» исполнение вступившего в законную силу решения суда по первому делу. Таким образом, производитель получил право требовать исполнения решения, не дожидаясь завершения производства по Делу о недействительности договора в суде апелляционной инстанции.

Производитель привел в суде следующие доводы в обоснование незаконности определения о принятии обеспечительных мер.

Ситуация, когда после или одновременно с рассмотрением дела о нарушении договора подается отдельный иск о признании данного договора недействительным, хорошо известна в судебной практике и была рассмотрена ВАС РФ в Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57 (далее по тексту — Постановление Пленума № 57), в п. 1 которого указано: «1. Возбуждение самостоятельного производства по иску об оспаривании договора1, само по себе не означает невозможности рассмотрения дела о взыскании по договору2 в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, в силу чего не должно влечь приостановления производства по этому делу на основании пункта 1 части 1 статьи 143 АПК РФ, а также приостановления исполнения судебного акта по правилам части 1 статьи 283 либо части 1 статьи 298 Кодекса».

Основные выводы высшей судебной инстанции по рассматриваемому вопросу можно свести к следующим тезисам:

  • подача отдельного иска о признании договора недействительным не запрещена российским законодательством (в нашем случае — Дело о признании договора недействительным);
  • подача отдельного иска о признании договора недействительным не является основанием для приостановления производства по делу о нарушении договора (в нашем случае — Дело о регистрации договора), а также не является основанием для приостановления исполнения решения суда по указанному делу.

Кроме того, в Постановлении Пленума № 57 указано, что доводы о недействительности и незаключенности договора могут быть заявлены ответчиком в форме встречного иска или возражений против доводов истца в рамках производства по делу о взыскании по договору. В таком случае возникший спор может быть рассмотрен в рамках одного дела, что обеспечивает процессуальную экономию и позволяет избежать вынесения противоречащих друг другу судебных актов.

Полагаем, что, несмотря на признание допустимости заявления отдельных исков об оспаривании договоров ВАС РФ выразил свое негативное отношение к таким способам защиты, которые в большинстве случаев используются только с одной целью: затянуть производство по делу о нарушении договора.

Соответственно, чтобы ограничить злоупотребления процессуальными правами со стороны ответчиков, которые выражаются в подаче отдельных исков об оспаривании договоров, высшая судебная инстанция разъяснила, что такого рода очевидные злоупотребления не могут рассматриваться в качестве оснований для приостановления производства по делам о взыскании по договору или в качестве оснований для приостановления исполнения вступивших в законную силу решений судов.

Таким образом, позиция ВАС РФ лишает ответчиков возможности затянуть производство по делам о взыскании по договору путем подачи отдельных исков об оспаривании договоров, что исключает получение преимуществ, в том числе в виде возможности приостановления исполнения решения суда.

Исключая возможность затянуть производство по делу или приостановить исполнение решения суда, ВАС РФ стимулирует ответчиков по искам о взыскании по договорам заявлять свои доводы о незаключенности или недействительности договора в форме возражений или встречного иска в рамках дела о взыскании по договору, что позволяет всесторонне рассмотреть возникший конфликт в рамках одного дела и избежать ситуации вынесения противоречивых судебных актов.

Необходимо отметить, что в Постановлении Пленума № 57 не был рассмотрен вопрос о возможности приостановлении исполнения решения суда путем вынесения определения о принятии обеспечительных мер по делу об оспаривании договора. Однако если ВАС РФ не допускает приостановление исполнения решения в рамках дела о взыскании по договору, разве можно предположить, что ВАС РФ допустил бы возможность приостановления исполнения решения на основании определения о принятии обеспечительных мер, вынесенного по другому делу?

Полагаем, что ВАС РФ не рассмотрел вопрос о возможности такого рода приостановления исполнения решения суда в виду очевидной абсурдности и недопустимости ситуации, когда оно приостанавливается определением о принятии обеспечительных мер, вынесенному по другому делу.

В рассматриваемом деле исполнение решения могло быть приостановлено только в рамках первого дела — Дела о регистрации договора, а именно судом кассационной инстанции (СИП РФ). Суд первой инстанции, рассматривающий второе дело, не имел права вмешиваться и фактически приостанавливать вступившее в законную силу решения суда и после обнаружения конфликта судебных актов суд должен был отменить своё определение о принятии обеспечительных мер.

Иное толкование приводит к парадоксальной ситуации, когда, несмотря на невозможность приостановления исполнения в рамках кассационного и надзорного производства, такая возможность предоставляется суду первой инстанции путем принятия обеспечительных мер в рамках производства по другому делу, что предоставляет недобросовестным ответчикам не предусмотренный законом способ для приостановления исполнения решения суда.

Полагаем, что такое толкование не соответствует принципам процессуального законодательства, в том числе принципу обязательности вступивших в законную силу судебных актов (ст.16 АПК РФ).

В качестве компромиссного варианта суд первой инстанции мог принять обеспечительные меры, которые не противоречили бы решению суда, например, запретив осуществление государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на спорный товарный знак за исключением спорного договора. Таким образом, принятие обеспечительных мер в таком объеме не препятствовало бы исполнению решения суда.

По мнению автора, подав ходатайство о принятии обеспечительных мер, дистрибьютор, прежде всего, выбрал неверный способ защиты, так как он вместо заявления ходатайства об обеспечении иска должен был заявить ходатайство о приостановлении исполнения вступившего в законную силу решения суда в рамках производства в суде кассационной инстанции по Делу о регистрации договора. Кроме того, дистрибьютор злоупотребил своими процессуальными правами, так как использовал институт обеспечительных мер для приостановления исполнения вступившего в законную силу решения суда.

Суд первой инстанции, удовлетворив ходатайство о принятии обеспечительных мер, во-первых, фактически подменил собой суд кассационной инстанции, то есть Суд по интеллектуальным правам РФ, к компетенции которого относился вопрос о приостановлении исполнения вступившего в законную силу решения суда по делу № А40-89861/2014. Во-вторых, суд первой инстанции фактически подменил процедуру приостановления исполнения вступившего в законную силу судебного акта институтом принятия обеспечительных мер по другому делу. Наконец, в-третьих, суд создал противоречащую процессуальному законодательству практику, когда исполнение вступившего в законную силу решения суда приостанавливается путем принятия обеспечительных мер по другому делу.

В завершение необходимо отметить, что Суд по интеллектуальным правам поддержал основные доводы Производителя:

  • указав, что суд первой инстанции, вынося определение о принятии обеспечительных мер, не учел наличие вступившего в законную силу решения суда по другому делу;
  • принятые обеспечительные меры фактически препятствуют исполнению судебного акта, вступившего в законную силу;
  • обращение Дистрибьютора с заявлением о принятии обеспечительных мер в части, препятствующей исполнению решения суда, является злоупотреблением своим процессуальным правом;
  • заявление о принятии обеспечительных мер не было должным образом обосновано Дистрибьютором.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам не допустил дальнейшего использования обеспечительных мер для приостановления исполнения решения суда, вступившего в законную силу, исключив одну из эффективных возможностей для затягивания исполнения решения суда.

Возникает закономерный вопрос: возможно ли избежать конфликта судебных актов, когда определение о принятии обеспечительных мер фактически приостанавливает исполнение вступившего в законную силу судебного решения по другому делу?

Можно предположить, что именно суд, разрешающий вопрос о соответствующих мерах, должен обеспечить законность соответствующего определения и, соответственно, — отсутствие конфликта между определением и другими судебными актами.

С другой стороны, необходимо учитывать, что обеспечительные меры принимаются судом в очень сжатые сроки, а именно: на следующий день после поступления соответствующего заявления. Очевидно, что сжатые сроки решения вопроса о принятии обеспечительных мер отражают природу данного института и являются необходимым условием его эффективности.

Возложение на суд обязанности проверять наличие судебных актов, с которыми обеспечительные меры могут вступить в конфликт, неминуемо отразится отрицательно на эффективности института обеспечительных мер, так как потребует дополнительных временных затрат для вынесения определения.

Автор полагает, что при решении вопроса о принятии обеспечительных мер суд не может и не обязан знать о судебных решениях, с которыми определение может вступить в конфликт. Действующее процессуальное законодательство имеет правовой механизм, который позволяет обеспечить интересы участвующих в деле лиц, не затрагивая эффективности института обеспечительных мер.

Речь идет о ст. 97 АПК, которая предоставляет возможность суду, вынесшему соответствующее определение, отменить обеспечительные меры в случае установления обстоятельств, свидетельствующих о незаконности их принятия.

Очевидно, что участвующее в деле лицо, чьи интересы затрагивает определение об обеспечительных мерах, имеет достаточную информацию о конфликте судебных актов и в наибольшей степени заинтересовано в устранении возникшего противоречия. Именно осведомленность и заинтересованность данного лица обеспечит своевременное информирование суда об отсутствии оснований для принятия обеспечительных мер, что позволит оперативно исправить ситуацию.

Таким образом, ст. 97 АПК РФ позволяет учесть интересы стороны и сохранить эффективность института обеспечительных мер, а также исключает необходимость вносить какие-либо изменения в процессуальное законодательство.

Необходимо отметить, что в описываемом деле значительные убытки были причинены именно отказом суда первой инстанции отменить обеспечительные меры, несмотря на два поданных ходатайства, которыми суд был проинформирован о конфликте между определением об обеспечительных мерах и вступившим в законную силу решением суда. Однако, несмотря на очевидный конфликт двух судебных актов суд первой инстанции отказал в отмене обеспечительных мер. Потребовалось около 5 месяцев и вмешательство суда кассационной инстанции, чтобы отменить соответствующее определение.

  1. В целях настоящего Постановления термин "иск об оспаривании договора" используется для обозначения следующих исков: о признании договора незаключенным, о признании договора недействительным (прим. - выделено автором) и применении последствий недействительности, об изменении или расторжении договора
  2. В целях настоящего Постановления термин "дело о взыскании по договору" используется для обозначения дел, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств (прим. - выделено автором).
Поделиться:
Вернуться назад