В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
����
x
 
Версия для печати

Общеизвестные знаки неизвестные в России: в чем причина этого явления?

18 Июня 2019

В мире уделяется серьезное внимание проблеме общеизвестных знаков. Свидетельством тому является вк лючение в 1995 г. специальных положений об охране общеизвестных знаков в Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), а также принятие в 1999 г. ВОИС специальных рекомендаций по общеизвестным знакам.

Целью защиты общеизвестных знаков, которая закладывалась уже в тексте Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1925 г., является недопущение недобросовестной конкуренции в форме регистрации и использования третьими лицами обозначений, известных в данной стране как обозначения другого лица. Для недобросовестных предпринимателей именно известные потребителю знаки являются наиболее лакомым кусочком. Они пытаются паразитировать на популярности обозначения, в создание и продвижение которого его владелец вложил значительные силы и средства.

Государства – члены Парижской конвенции обязались предоставлять в своих странах защиту общеизвестным товарным знакам. Но до сих пор вопросы признания знаков общеизвестными в конкретных странах остаются дискуссионными и недостаточно проработанными.

В России, как известно, существует административная процедура признания товарного знака общеизвестным. Общеизвестным товарным знаком может быть признан охраняемый на территории Российской Федерации товарный знак или обозначение, используемое в качестве товарного знака, если этот товарный знак или обозначение в результате интенсивного использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в России среди соответствующих потребителей в отношении товаров (услуг) заявителя.

В практике Роспатента о признании обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, по нашему мнению, заслуживают внимания несколько дел, по результатам рассмотрения которых были приняты отказные решения.

1. Экспертная комиссия Роспатента рассмотрела заявление компании «Ред Булл ГмбХ» («Red Bull GmbH») о признании международного знака № 789927 общеизвестным с 1 января 2015 г. в Российской Федерации товарным знаком в отношении товара «энергетические напитки».

Международный знак является комбинированным и включает доминирующую композицию из словесного элемента «Red Bull», под которым на фоне золотого круга – солнца расположено профильное изображение двух атакующих друг друга быков красного цвета. Данная композиция и расположенный под ней неохраняемый словесный элемент «Energy Drink» размещены на фоне прямоугольника, разделенного на восемь трапеций разных размеров в синем и серебристом цвете, чередующихся в шахматном порядке.

Решением Роспатента от 15 октября 2018 г. заявителю было отказано в признании этого знака общеизвестным в Российской Федерации в связи с тем, что большинство представленных доказательств относилось к использованию только доминирующей композиции, без использования при этом синесеребристого фона. Комиссия отметила слабую различительную способность и второстепенную роль этого фона. Результаты социологического опроса также подтверждали узнаваемость продукции за счет известности доминирующей композиции.

Ранее данная композиция решением Роспатента от 12 июля 2016 г. была признана общеизвестным с 1 января 2010 г. в Российской Федерации товарным знаком № 169. История данного дела поучительна тем, что в случае признания обозначения общеизвестным знаком присутствие этого же обозначения в качестве доминирующего элемента в другом знаке, остальные элементы которого являются слабыми, снижает шансы последнего на признание его общеизвестным товарным знаком.

При наличии у правообладателя серии знаков с общим доминирующим элементом, который охраняется самостоятельно и дополнительно получил охрану в качестве общеизвестного знака, и намерении получить для остальных товарных знаков серии статус общеизвестных нежелательно использовать одни и те же доказательства, хотя и перекрывающие необходимый временной период использования конкретного обозначения, но предназначенные для учета и признания общеизвестности разных обозначений. Это и было обнаружено Роспатентом в ходе рассмотрения дела.

Сокращение объема поставок, по сравнению с начальным периодом производства товара, и снижение затрат, в сравнении с затратами на рекламу в связи с продвижением базового знака, также негативно сказываются на решении вопроса о признании общеизвестным одного из товарных знаков серии, доминирующим элементом которого является базовый знак.

2. Экспертная комиссия Роспатента рассмотрела заявление от 18 мая 2018 г., поданное «Копимептик СиЭй» («Соремартек С.А.», Люксембург – компания-заявитель), о признании обозначения «Raffaello», используемого в качестве товарного знака, общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком с 22 августа 2017 г. в отношении кондитерских изделий, а именно конфет.

При исследовании материалов, подтверждающих, по мнению компании-заявителя, общеизвестность обозначения «Raffaello», было установлено следующее:

  • на фотографиях упаковок конфет «Raffaello», поставляемых в Россию ЗАО «Дукалба» в 1998, 1999 и 2004 гг., в качестве производителя указана компания «Ферреро Арденнес Си Эй» («Ferrero Ardennes S.A.», Бельгия);
  • согласно таможенным декларациям в 2004 г. ЗАО «Дукалба» поставляло в Россию конфеты «Raffaello», изготовителем которых являлась компания «Ферреро Польска Сп. з.о.о.» («Ferrero Polska Sp.z.o.o.», Польша);
  • из заявления компаний «Копимептик Копимептик СиЭй» (Бельгия) и «Ферреро Польска Сп. з.о.о.» следует, что конфеты «Раффаэлло» производит и распространяет начиная с 1998 г. компания «Ферреро Польска Сп. з.о.о.» под контролем «Копимептик СиЭй» (Бельгия), при этом 97,7% прибыли получает «Ферреро Польска Сп. з.о.о.»;
  • при публикации в изданиях и на упаковках продукции с 1998 по 2009 г. обозначение «Raffaello» было выполнено измененным шрифтом и в другой цветовой гамме, что затрудняет оценку продолжительности использования обозначения «Raffaello» в том виде, в котором испрашивается признание этого обозначения общеизвестным товарным знаком в Российской Федерации;
  • из публикаций в периодических печатных изданиях и каталога сети магазинов следует, что конфеты «Raffaello» рекламировались российским потребителям, присутствовали в магазинах задолго до испрашиваемой даты (22 августа 2017 г.) признания обозначения общеизвестным;
  • отмечено некоторое снижение объема продаж (за предшествующие два года), который на 1 сентября 2017 г. составил около 7,1 млн кг в год (в 2015 г. – 7,5 млн кг).

Проанализировав представленные заявителем материалы, комиссия Роспатента признала их недостаточными для признания обозначения «Raffaello» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком в отношении продукции компании «Копимептик СиЭй» (Люксембург) «конфеты» (Решение Роспатента от 14 декабря 2018 г.). Комментируя историю обозначения «Raffaello», следует отметить, что решающее значение в данном деле сыграло, конечно, не снижение объема продаж, а другие, более существенные факторы.

Во-первых, использование обозначения в разных вариациях (с изменением шрифта, цветового сочетания) на протяжении исследуемого периода времени.

Ребрендинг – вполне закономерный процесс при достаточно длинной жизни продукции на потребительском рынке, что свидетельствует о ее популярности. Однако в делах о признании обозначения общеизвестным какие-либо изменения в нем могут сыграть отрицательную роль и привести к отказному решению.

Во-вторых, многократные изменения в названиях компании-заявителя, а также дистрибьютера ЗАО «Дукалба», переименованного в «Ферреро Руссия» («Ferrero Russia»), с которым в 2011 г. был заключен лицензионный договор.

Формирование ассорти из конфет «Raffaello» и «Ferrero» – хороший маркетинговый ход для увеличения продаж. Однако использование на упаковке ассорти обозначения «Ferrero Prestige» привело к восприятию конфет «Raffaello» как относящихся к линейке изделий группы компаний «Ферреро». Кроме того, элемент «Ferrero» входит в фирменное наименование производителя конфет («Ферреро Польска Сп. з.о.о.») и дистрибьютера продукции – ЗАО «Ферреро Руссия», что в результате привело к ассоциации абсолютным большинством российских потребителей конфет «Raffaello» с компанией «Ферреро» (либо с «Ферреро Арденес Си Эй», Бельгия, либо с «Ферреро Польска Сп. з.о.о.», Польша), но не с компанией-заявителем «Копимептик СиЭй» (Люксембург).

Определенную негативную роль сыграло заявление компании «Копимептик СиЭй» о наличии в России производства конфет «Raffaello» (производитель – ЗАО «Ферреро Руссия»), несмотря на отсутствие в материалах дела подтверждающих этот факт документов. Как указано в решении комиссии Роспатента, информация о наличии производства конфет «Raffaello» в России затрудняет установление взаимосвязи данной продукции и компании-заявителя «Копимептик СиЭй» (Люксембург).

3. Компания-заявитель «Авито холдинг АБ» («Avito Holding AB»), на имя которой испрашивалось признание обозначения «Avito» общеизвестным товарным знаком, была основана в Швеции в 2005 г. как компания с ограниченной ответственностью «Грундстенен 107540» и переименована в компанию с ограниченной ответственностью «Авито холдинг АБ» 28 октября 2009 г.

В подтверждение известности обозначения «Avito» были представлены следующие данные:

  • в 2007 г. был создан интернет-портал «Avito» – электронная доска сообщений, содержащая предложения о купле-продаже личных вещей, бытовой техники и электроники, транспортных средств, недвижимости, готового бизнеса, а также предложения о работе и оказании широкого спектра услуг;
  • за время работы сайта «Avito» с 2007 по 2017 гг., а также его мобильных приложений число зарегистрированных пользователей сервиса бесплатных объявлений возросло в тысячи раз, достигнув нескольких миллионов человек;
  • за 10 лет на «Avito» было размещено более 700 млн объявлений, в том числе более 100 млн только в 2017 г.;
  • в 2013 г. совокупные расходы на рекламу составили порядка 270 млн руб., в 2015 г. – 914 млн, а в 2017 г. расходы на рекламу возросли до 994 млн руб., то есть практически достигли 1 млрд руб. в год.

Экспертная комиссия Роспатента установила обстоятельства, препятствующие признанию обозначения «Avito» общеизвестным с 18 мая 2018 г. в Российской Федерации товарным знаком, а именно:

  • в ходе проведения социологического опроса респондентам демонстрировалось обозначение «Avito», выполненное заглавными буквами латинского алфавита, отличающееся от заявленного обозначения «Avito», выполненного заглавными и строчными буквами латинского алфавита;
  • анализ распечатки с сайта avito.ru показал, что фактически оказание услуг 35 класса МКТУ (продвижение товаров для третьих лиц), 38 класса МКТУ (доска сообщений электронная – телекоммуникационные службы) осуществляется с использованием комбинированного обозначения, а не заявленного словесного: используется , заявлено «Avito»;
  • половина опрошенных респондентов (50%) связывают обозначение «AVITO» с компанией «КЕХ еКоммерц», при этом подавляющее большинство потребителей (92%) в качестве правообладателя товарного знака «AVITO» указали компанию «Авито холдинг АБ», что свидетельствует о противоречивости ответов респондентов;
  • компания-заявитель «Авито Холдинг АБ», являясь правообладателем товарных знаков на территории России, предоставила ООО «КЕХ екоммерц» право использования товарных знаков на основании лицензионного договора:
    – комбинированногознака № 389773 (с 2013 г.),

    AVITO – словесные товарные знаки № 456873, 563626 (с 30 января 2017 г.);
  • российская компания ООО «КЕХ еКоммерц» зарегистрирована в 2007 г., и на дату подачи заявления о признании обозначения «Avito» общеизвестным товарным знаком ее учредителями являлись компания-заявитель «Авито Холдинг АБ» (97,4%) и компания с ограниченной ответственностью «Авито АБ» (2,6%).
  • обращение к интернет-порталу на сайте www.avito.ru и пользовательскому соглашению показало, что для потребителя лицом, оказывающим услуги электронной доски объявлений, выступает ООО «КЕХ еКоммерц».

Учитывая указанные обстоятельства, комиссия Роспатента сделала вывод о том, что российский потребитель воспринимает обозначение «Avito» прежде всего в качестве российского товарного знака.

Отказывая в признании обозначения «Avito» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, комиссия Роспатента отметила, что фактическое осуществление деятельности под обозначением «Avito» обществом «КЕХ еКоммерц», формирующее представление о взаимосвязи этого обозначения с российской компанией, и имеющееся в средствах массовой информации упоминание шведской компании «Авито холдинг АБ» в контексте владельца интернет-портала «Avito» не позволили сделать однозначный вывод о том, с каким лицом ассоциируется обозначение «Avito» (Решение Роспатента от 14 декабря 2018 г.).

Как и в предыдущем деле, стремление видоизменить используемое обозначение, провести ребрендинг впоследствии снижает шансы его признания общеизвестным, так как возникают сложности с проведением корректного соцопроса: трудно установить и сделать вывод о том, у какого именно обозначения возникла известность.

Для зарубежной компании использование обозначения или охраняемого в России товарного знака представляется предпочтительным на основании лицензионного договора, заключенного с российской компанией. Но это обстоятельство может препятствовать признанию этого обозначения (товарного знака) общеизвестным в Российской Федерации в отношении зарубежной компании, так как за время его использования потребитель может ассоциировать производителя продукции не с зарубежной компанией, а с лицензиатом, то есть с лицом, которое фактически производит и реализует продукцию в России.

4. Экспертная комиссия Роспатента рассмотрела заявление компании «Гильфин С.п.А.» («Gilfin S.p.А.», Италия) о признании обозначения «Attiva» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком с 1 января 2010 г. в отношении товаров 25 класса МКТУ «чулочно-носочные изделия».

Из представленных в подтверждение общеизвестности этого обозначения документов следовало:

  • на рынке присутствует продукция в виде чулочно-носочных изделий, маркируемая обозначением «Omsa» совместно с обозначением «Attiva», который является вспомогательным, указывающим на разновидность продукции «Omsa» и может быть отнесен к категории описательных, информирующих потребителя о свойствах товара;
  • непосредственным производителем чулочно-носочных изделий выступает «Омса С.п.А.» («Omsa S.p.A.»), которую в июне 2004 г. поглотила компания «Голден леди компани С.п.А.» («Golden Lady Company S.p.A.»);
  • по результатам соцопроса более половины опрошенных потребителей колготок, чулок (женских и мужских) связывают обозначение «Attiva» с группой компаний «Голден леди компани С.п.А.»/«Омса С.п.А.»;
  • заявитель – компания «Гильфин С.п.А.», являясь материнской компанией и владея 97,67% акций компании «Голден леди компани С.п.А.», не подтвердила свое участие в производстве чулочно-носочных изделий.

Исследовав представленные документы, комиссия Роспатента пришла к выводу о недоказанности известности обозначения «Attiva» для признания его общеизвестным в отношении товаров заявителя (Решение Роспатента от 11 июля 2016 г.).

В силу действующего законодательства и сложившейся практики рассмотрения дел о признании зарегистрированного товарного знака или используемого обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком важным фактором является известность обозначения в связи с продукцией именно заявителя, и в большинстве случаев недоказанность этого обстоятельства приводит к отказу в признании товарного знака общеизвестным.

В данном деле был установлен еще один важный фактор, препятствующий признанию общеизвестности обозначения «Attiva» в отношении продукции компании «Гильфин С.п.А.»: наличие действующей международной регистрации № 599297 знака «Attiva» в отношении аналогичной продукции, владельцем которой является не заявитель, а компания «Голден леди компани С.п.А.».

Подводя итог этого дела, представляется очевидной необходимость внимательного отношения к интеллектуальной собственности поглощаемых компаний во избежание в дальнейшем возможных проблем, в частности, при намерении признать товарный знак общеизвестным.

5. Заявление компании «Роквул интернэшнл А/С» («Rockwool International A/S», Дания – заявитель) о признании словесного обозначения «Rockwool» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком на 1 января 2006 г. в отношении товара «материалы звукоизоляционные, материалы изоляционные огнеупорные, шлаковата изоляционная» содержало следующую информацию:

  • решение совета директоров компании-заявителя от 11 марта 1995 г. о создании торгового представительства на территории Российской Федерации;
  • свидетельство Московской регистрационной палаты от 25 ноября 1996 г. на право осуществления хозяйственной деятельности в Российской Федерации;
  • договор купли-продажи акций ЗАО «Минеральная вата» от 19 апреля 1999 г.;
  • устав ООО «Роквул-Север» и решение о назначении членов совета директоров общества от 8 апреля 2003 г.;
  • сведения о «Роквул-Урал» и его акционерах;
  • список дилеров компании-заявителя;
  • сведения о деятельности компании-заявителя, ассортименте и качестве выпускаемой продукции (каталоги продукции);
  • сведения о затратах на рекламу и договоры с 1999 по 2005 г. на оказание рекламных услуг в средствах массовой информации;
  • договоры с 2002 по 2005 г. на изготовление и поставку продукции;
  • договоры с 1999 по 2005 г. на участие заявителя в выставках на территории России и за рубежом;
  • дипломы, награды, фотографии стендов заявителя на выставках;
  • два аналитических отчета по результатам опроса потребителей и специалистов предприятий и другие документы.

При исследовании возможности признания обозначения «Rockwool» общеизвестным товарным знаком на территории Российской Федерации с 1 января 2006 г. на имя компании «Роквул интернэшнл А/С» (Дания) в отношении товаров, указанных в заявлении, комиссией было установлено наличие товарного знака «Роквул Силингс» № 300031 с приоритетом от 16 марта 2005 г., зарегистрированного на имя ЗАО «Минеральная вата» в отношении однородных товаров. Данный товарный знак был признан сходным с заявленным обозначением. В связи с этим было принято решение об отказе в признании обозначения «Rockwool» общеизвестным товарным знаком в Российской Федерации.

В этом деле перечень представленных заявителем документов, как он отражен в заключении комиссии, выглядит несколько специфическим. Было бы интересно узнать мнение комиссии о соответствии этих документов и содержащейся в них информации установленным требованиям, их относимости к рассматриваемому делу и достаточности для признания обозначения «Rockwool» общеизвестным товарным знаком на имя датской компании «Роквул интернэшнл А/С». Однако в решении Роспатента мы не найдем ответы на эти вопросы, поскольку, выявив товарный знак «Роквул Силингс», препятствующий признанию обозначения «Rockwool» общеизвестным товарным знаком, комиссия не стала исследовать представленные заявителем документы.

Заслуживает внимания позиция Роспатента относительно взаимосвязи правообладателя противопоставленного товарного знака ЗАО «Минеральная вата» и компании-заявителя: «норма абзаца 2 п. 1 ст. 1508 кодекса не предусматривает возможность исключения из категории «противопоставлений» товарные знаки, зарегистрированные на имя дочерних либо зависимых компаний». Данную позицию Роспатента необходимо учитывать зарубежным компаниям при намерении получить на территории России охрану используемого обозначения в качестве общеизвестного товарного знака.

Решение по данному делу было принято 14 февраля 2011 г. (заключение комиссии от 24 мая 2011 г., www.consultant.ru), а спустя четыре года Роспатент зарегистрировал отчуждение исключительного права на товарный знак «Роквул Силингс» в пользу датской компании «Роквул интернэшнл А/С».

6. Заявление компании «Энерджай- зер брэндс, ллк» («Energizer Brands», США – заявитель) о признании словесного обозначения «Energizer» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком на 1 января 2016 г. в отношении товара «батареи электрические » содержало следующую информацию:

  • заявитель («Энерджайзер брэндс, ллк», США) является одной из компаний, входящих в состав транснациональной компании «Энерджайзер холдингс, инк.» («Energizer Holdings Inc.»), и одним из производителей электрических батарей, маркируемых обозначением «Energizer»;
  • обозначение «Energizer» стало использоваться на территории России с 1993 г. для маркировки электрических батарей, поставка которых осуществлялась ООО «Энерджайзер» (компанией, аффилированной с компанией «Энерджайзер холдингс, инк.»), а продажа – посредством широкой сети дистрибьютеров;
  • согласно информационному письму ООО «Энерджайзер» объем продаж электрических батарей, маркируемых обозначением «Energizer», в 2005 г. составил более 250 млн руб., а в 2015 г. – более 2 млрд. руб.;
  • затраты на рекламу с 30 млн руб. в 2010 г. выросли до 160 млн руб. в 2015 г.;
  • по данным аудита розничной торговли «АC Нильсен» («АС Nielsеn»), в 2015 г. электрические батареи «Energizer» удерживали лидерство среди других марок электрических батарей («G.P.», «Duracell», «Private Label», «Foton»);
  • по результатам социологического исследования, товарный знак «Energizer », которым маркируются электрические батареи, широко известен российским потребителям (его знают 96,7%).

Что же повлияло на принятие решения об отказе (Решение Роспатента от 20 ноября 2017 г.). в признании обозначения «Energizer» общеизвестным товарным знаком на территории России с 1 января 2016 г. на имя «Энерджайзер брэндс, ллк.» (США) при таком длительном присутствии товара на российском рынке, при столь высоких объемах продаж, огромных затратах на рекламу, практически 100-процентной известности электрических батарей «Energizer» российскому потребителю? Исследование представленных заявителем материалов позволило комиссии Роспатента установить следующее:

  • признание обозначения «Energizer» общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком испрашивалось в черно-белом цветовом сочетании, выполненном заглавными буквами латинского алфавита стандартным шрифтом. Однако большая часть материалов иллюстрировала использование обозначения «Energizer», выполненного курсивом, в характерной графической манере, где первая буква заглавная, остальные – строчные;
  • исключительное право на вышеуказанный товарный знак возникло у заявителя 6 сентября 2016 г., то есть позднее испрашиваемой даты общеизвестности (1 января 2016 г.), на основании договора об отчуждении (первоначально правообладателем товарного знака являлась компания «Энерджайзер СА» («Energizer SA», Швейцария);
  • отсутствие сведений о длительном и интенсивном продвижении именно заявителем электрических батарей «Energizer» в период, предшествующий испрашиваемой дате признания знака общеизвестным, так как, во-первых, грузовые таможенные декларации свидетельствовали о пересечении границы данной продукцией лишь в декабре 2014 г., а не в 1993 г., как отмечал заявитель, и, во-вторых, дистрибьютерские соглашения, датированные 2007, 2009–2011 гг., не содержали указания на поставку товара «электрические батареи «Energizer», а приложенные к ним товарные накладные, включающие этот товар, были датированы сентябрем 2015 г.;
  • сведения об объемах продаж электрических батарей «Energizer» и затратах на масштабную рекламу не были подтверждены фактическими данными (договорами, платежными поручениями, грузовыми таможенными декларациями и другими документами);
  • противоречивость результатов социологического исследования, а также сведений, содержащихся в разных документах, предоставленных заявителем.

Как уже отмечалось, для признания обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком важным фактором является известность обозначения в связи с продукцией именно заявителя. В данном деле компания заявитель стала правообладателем товарного знака незадолго до подачи заявления, сведения об объемах продаж и затратах на рекламу, представляющие внушительные цифры, не были подтверждены документально, расхождения в содержании договоров, дистрибьютерских соглашений, таможенных деклараций, товарных накладных – все это привело к отказу в признании заявленного обозначения общеизвестным товарным знаком.

7. Экспертная комиссия Роспатента рассмотрела заявление о признании обозначения «Egoiste», выполненного оригинальным шрифтом буквами латинского алфавита, общеизвестным на территории Российской Федерации товарным знаком с 1 июля 2015 г. на имя компании «Вирмина трейдинг лтд.» («Virmina Trading Ltd.», Кипр) в отношении товара 30 класса МКТУ – кофе.

По мнению компании «Вирмина», общеизвестность обозначения «Egoiste» подтверждается следующими сведениями и документами:

  • о товарных знаках, принадлежащих компании «Вирмина», в состав которых входит словесный элемент «Egoiste»;
  • соглашением между компанией «Вирмина» и компанией «Хако лтд.» («Xaco Ltd.», Швейцария), являющейся производителем кофе «Egoiste»;
  • соглашением о производстве и поставке продукции между «Дойче экстракт кафе ГмбХ» («Deutsche Extrakt Kaffee GmbH», Германия) и «Симплекс трейд лтд.» (Simplex Trade, Ltd», Великобритания);
  • лицензионными договорами на использование товарных знаков, заключенными компаниями «Вирмина» и «Бетамакс» (Москва), «Монтероса трейдинг лтд.» («Monterosa Trading, Ltd», Великобритания), кофейный дом «Хорсъ» (Москва), «Симплекс трейд лтд.» (Великобритания);
  • договорами поставки, заключенными компаниями «Бетамакс», «Ариста» (Москва), кофейный дом «Хорсъ» (Москва), «Симплекс трейд лтд.» (Великобритания);
  • контрактом между компаниями «Монтероса трейдинг лтд.» (Великобритания) и «Бетамакс» (Москва) о поставках кофе «Egoiste», произведенных компанией «Хако лтд.» (Швейцария);
  • перечнем контрагентов компании «Кофейный дом «Хорсъ» (Москва);
  • каталогами продукции компании «Хорсъ групп»;
  • социологическим опросом по определению уровня известности обозначения «Egoiste» среди потребителей кофе и т.п.

Полагаем, что читатель и сам безошибочно определит исход этого дела: компании «Вирмина трейдинг лтд.» (Кипр) было отказано в признании обозначения «Egoiste» общеизвестным товарным знаком на территории России.

Такое решение обосновано тем, что производят кофе швейцарская и немецкая компании, до таможенной границы Российской Федерации груз доставляют две британские компании («Монтероса» и «Симплекс»), товар получает и ввозит на территорию России московская компания «Бетамакс», а продвигают товар на российском рынке и доводят его до потребителя московские компании «Ариста» и «Кофейный дом «Хорсъ».

Очевидно, что такое число участников, задействованных в производстве кофе «Egoiste» и доведении его до конечного потребителя, затрудняет возникновение устойчивой взаимосвязи между компанией-заявителем и товаром, маркированным обозначением «Egoiste». И в каталогах, и на упаковках товара отсутствовала информация о заявителе – компании «Вирмина», что позволило бы потребителю ассоциировать ее как производителя кофе «Egoiste». Более того, данный товар в отдельных рекламных листовках позиционировался как кофе из Швейцарии. В представленных материалах не было документов, подтверждающих контроль компанией «Вирмина» всего производственно-технологического процесса: от разработки дизайна этикеток, выбора смесей для конечной продукции, контроля ее качества не только в процессе производства, но и на этапе доведения продукции до потребителя. Кроме того, на принятие отказного решения повлияло и отсутствие данных о рекламе продукции, что было связано с маркетинговой политикой компании-заявителя.

Компания-заявитель высказала мнение, что общеизвестность товарного знака должна определяться не в отношении конкретного производителя, который может и не быть правообладателем товарного знака, а в отношении компании, являющейся источником происхождения товаров, маркируемых этим обозначением. Однако именно в данном деле не нашлось подтверждения, что компания-заявитель является источником происхождения товара – кофе «Egoiste».

Выводы

Общеизвестность товарного знака в отношении определенной продукции не всегда сопровождается точным знанием потребителя, кто является производителем соответствующего товара. Практика рассмотрения заявлений о признании обозначения или товарного знака общеизвестным также показывает, что данное обстоятельство препятствует положительному рассмотрению таких заявлений. Излишняя строгость патентного ведомства относительно знания российским потребителем заявителя именно как производителя товара – если не основной, то один из факторов, препятствующих признанию обозначения общеизвестным на территории Российской Федерации товарным знаком, несмотря на очевидную его известность во всем мире. Особенно это касается ситуаций, когда используемое в бизнесе средство индивидуализации товара никак не соотносится с названием фирмы-производителя и, наоборот, если товарный знак совпадает с фирменным наименованием или его частью, потребитель, участвующий в социологическом опросе, как правило, выбирает именно эту фирму в качестве производителя определенного товара, что, как ни странно, не всегда соответствует действительности.

Есть мнение, что признание знака общеизвестным не должно ориентироваться на точное знание потребителем производителя, в том числе и в силу существующей в мире тенденции: многие компании, и с мировым именем, являясь держателями брендов, размещают свое производство на сторонних заводах. При этом компания контролирует процесс производства и несет ответственность за качество продукции, отвечает перед потребителем по всем гарантийным обязательствам. Возможно, со временем методика признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации будет скорректирована с учетом мировых тенденций развития производства и торговых отношений.

Однако в настоящее время для успешного рассмотрения заявления о признании обозначения общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком необходимо доказать его широкую известность в отношении продукции именно заявителя, а не известность обозначения самого по себе. При формировании пакета документов, подтверждающих общеизвестность заявляемого обозначения, целесообразно учитывать сформировавшуюся практику и подходы Роспатента к рассмотрению таких дел, дающие определенные ориентиры.

Поделиться:
Вернуться назад