В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Особенности правовой охраны наименований мест происхождения товаров

14 Июня 2015

Значимость наименований мест происхождения товара состоит в том, что каждое НМПТ сопровождает единственный в своем роде товар — товар, особые свойства которого обусловлены географической средой места его происхождения. Из смысла статьи 1516 ГК РФ вытекает, что особые свойства товара могут определяться исключительно или главным образом характерными для определенного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.

К природным условиям относятся климат, температура воды, состав почв, рельеф, солнечная активность, температура воздуха, полезные ископаемые, минералы и т. д.

К людским факторам — национальная культура, традиции производства, долголетний опыт, мастерство, передающиеся из поколения в поколение и т. д.

В случае преобладающего влияния природного фактора на формирование особых свойств товара возникают «естественные» НМПТ. Товары, маркируемые НМПТ, имеют определенные отличительные особенности в отношении свойств и качества, которые своим наличием обязаны естественной географической среде. При этом особые свойства таких товаров «должны быть стабильными и представлять собой стабильную константную характеристику. Наличие особых свойств устанавливается априори и доказывается соответствующими компетентными органами страны происхождения»1. Примерами «естественных» НМПТ являются «Коелгинский мрамор» (рег. № 5, с. Коелга Челябинской области), «Уфалейский мрамор» (рег. № 16, г. Челябинск). В связи с тем, что особые свойства товара в Госреестре НМПТ РФ не публикуются, можно лишь предположить возможность отнесения к «естественным» НМПТ регистрации № 83 «Башкирский мед» (Республика Башкортостан, Башкирия) и № 122 «Бурзянский бортевой мед» (Бурзянский р-н Республики Башкортостан).

В случае преимущественного влияния на товар людского фактора ключевое значение при изготовлении товара, маркируемого НМПТ, имеют традиционные знания, определяемые как основанные на опыте знания местного населения или локальных сообществ, накапливаемые с течением времени и передаваемые из поколения в поколение2.

Объектами, в создании которых ключевую роль играет применение традиционных знаний, являются, прежде всего, объекты народного творчества (народные промыслы).

Выделяют два охраноспособных вида результатов народного творчества:

  • Результаты народного творчества, соответствующие объекту авторского права, как «народные песни и другое музыкальное народное творчество, народные сказания, народная поэзия и загадки, драматургия и художественные формы обрядов»3;
  • результаты народного творчества этносов, имеющие материальную форму выражения (они связаны с реализацией созданных материальных объектов и представляют собой «относительные блага», ценность которых проявляется косвенным путем при реализации товара на рынке)4.

Народное творчество этносов выражается в народных промыслах, к которым относятся, в частности изделия кустарно- ремесленного производства такие как пряничные доски (формы для оттиска узора на специально приготовленном тесте, резались из липы и березы в технике обратной выемчатой резьбы в 18–19 вв. в Городце, Ардатове, Ликеевской волости Нижегородского уезда); изделия ложкарного промысла Балахнинского и Семеновского уездов начала 20 в; изделия городецкой вышивки гладью, гипюром в технике золотого шитья на женской одежде и вещах сувенирного назначения.

Объекты народного творчества могут быть охарактеризованы следующими признаками:

  • сформированы на основе информации, полученной или созданной «представителями одного этноса совместно на основе или в процессе формирования уникальной культурной традиции, образа жизни, присущего именно этому этносу»;
  • являются традиционными, то есть основаны на знаниях, являющихся элементом социального и культурного наследия определенной национально-этнической общности;
  • являются результатом коллективной творческой деятельности народа, которая выражается в составе участников и восприятии творческого акта (труд многих мастеров, обращенный ко всему народу)5.

В качестве примеров НМПТ, охраняемых в отношении результатов народного творчества можно привести НМПТ № 2 «Гжель» (керамические фарфоровые изделия декоративно-художественного и утилитарно-бытового назначения), № 5 «Рязанские узоры» (строчевышитые изделия), № 8 «Холуй» (миниатюрная живопись, выполненная на лаковых шкатулках), № 48 «Каслинское литье» (изделия декоративно-прикладного и архитектурно- декоративного искусства, выполненные в традициях художественного литья из чугуна) и др. Такие объекты народного творчества, изготавливаются кустарным способом с применением ручного труда и в каждом случае имеют оригинальную визуальную форму выражения. Варианты графического представления, например, росписи многообразны, она не может быть выполнена одним рисунком.

К областям традиционного бытования народных художественных промыслов со значительными объемами производства относятся Республика Дагестан, Московская, Нижегородская, Вологодская, Челябинская, Владимирская области, г. Санкт-Петербург.

Народные художественные промыслы представляют собой неотъемлемое достояние культуры и одну из форм традиционного художественного творчества народов Российской Федерации. И их правовая охрана имеет высокое культурное и государственное значение. Поэтому в 2009 г. была разработана и утверждена Концепция государственной поддержки организаций народных художественных промыслов на период до 2015 года6. Государство оказывает финансовую поддержку производства и реализации изделий народных художественных промыслов, в частности, в соответствии с Приказами Министерства промышленности и торговли РФ  № 64 от 17 февраля 2009 г. «Об утверждении правил предоставления субсидий из Федерального бюджета организациям народных художественных промыслов» и № 509 от 22.06.2010 г. «Об утверждении перечня организаций народных художественных промыслов, поддержка которых осуществляется за счет средств федерального бюджета в 2011 году».

Тем не менее, отмечается снижение числа получаемых свидетельств на НМПТ, относящихся к изделиям народного творчества, с 1994 г. по 2014гг. (Рис. 1), что может свидетельствовать о снижении интереса производителей в получении и продлении срока действия свидетельств на право пользования НМПТ, относящихся к народным промыслам.

Рис. 1

znam_bis1.jpg

Снижение интереса производителей в получении прав и поддержании в силе свидетельств на право пользования зарегистрированными НМПТ, вероятнее всего имеет экономические причины и может быть связано с большими трудозатратами, в частности, при производстве товаров кустарно-ремесленного производства, предполагающего ручной труд и характеризующегося длительностью выработки, индивидуальной проработкой каждого изделия, дороговизной, с одной стороны, и с другой — с учетом невысокой степени амортизации изделий сниженной потребностью в частом приобретении такого товара, поскольку в большинстве случаев предметы народного творчества используются в качестве сувенирной продукции.

Кроме того можно предположить, что для предпринимателя, не имеющего достаточных финансовых/административных ресурсов для пресечения актов незаконного использования НМПТ, осуществление регистрации НМПТ и получение свидетельства на право его использования не является существенным.

На текущий момент Госреестр НМПТ РФ насчитывает 31 регистрацию НМПТ в отношении изделий народного творчества, на право пользования которыми было выдано 48 свидетельств. При этом 28 свидетельств из них не действуют (в отношении 24 из них правовая охрана прекращена полностью, по другим 4 — в Открытом реестре НМПТ на сайте Роспатента имеется отметка «срок действия истек»). И, соответственно, только 20 свидетельств (меньше половины) являются действующими.

Следует отметить, что согласно п. 2 ст. 1531 ГК РФ срок действия свидетельства об исключительном праве на НМПТ может быть продлен по заявлению обладателя свидетельства с представлением заключения компетентного органа о том, что обладатель свидетельства производит в границах соответствующего географического объекта товар, обладающий указанными в Госреестре НМПТ РФ особыми свойствами. По ходатайству обладателя свидетельства ему может быть предоставлено шесть месяцев по истечении срока действия свидетельства для подачи заявления о продлении этого срока. Информация о правовом статусе свидетельства подлежит публикации.

При этом срок действия свидетельства № 2/7 НМПТ «Гжель» истек 21.09.2011, а 21.03.2012 истек дополнительный шестимесячный срок для подачи соответствующего заявления. Следовательно, исчерпаны все возможности для продления срока действия этого свидетельства. Однако в Госреестре НМПТ РФ отсутствует информация о прекращении действия свидетельства № 2/7 НМПТ «Гжель». Аналогичные сведения опубликованы в отношении НМПТ Минеральная вода «Увинская» (рег. № 79) и «Увинская жемчужина» (рег. № 80), срок действия единственного свидетельства на право пользования каждого из указанных НМПТ истек 26.02.2013. Такая же ситуация наблюдается и в отношении НМПТ «Мальтинская» (рег. № 96) — срок действия свидетельства истек 29.03.2014, но запись о прекращении действия свидетельства не произведена. Таким образом, не вся информация, содержащаяся в Госреестре НМПТ РФ достоверна.

Анализ Госреестра НМПТ РФ позволил также выявить ряд регистраций, не имеющих действующих пользователей ввиду прекращения действия всех свидетельств на право пользования этого НМПТ. В литературе такие НМПТ называют «бессубъектными» или «спящими».

В частности, среди зарегистрированных НМПТ, обусловленных главным образом людскими факторами, официально не имеют действующих пользователей такие НМПТ как «Красносельская скань» (рег. № 1), «Рязанские узоры» (рег. № 5), «Холуй» (рег. № 8), «Липецкие узоры» (№ 10), «Крестецкая строчка» (рег. № 12), «Михайловское кружево» (рег. № 24), «Городецкая роспись» (рег. № 25), «Кусинское литье» (рег. № 26), «Федоскино» (рег. № 31), «Мстера» (рег. № 35), «Тверская кукла» (рег. № 37), «Скопинская керамика» (рег. № 46), «Оренбургский пуховый платок» (рег. № 68).

Несмотря на прекращение действия свидетельств на право пользования НМПТ, действие правовой охраны НМПТ сохраняется, за исключением случаев оспаривания регистрации НМПТ и действия соответствующего свидетельства.

Сохранение действия правовой охраны зарегистрированного НМПТ, даже при отсутствии действующих свидетельств на право его использования, в случае возрождения деятельности по производству товара, обладающего особыми свойствами, позволяет производителю получить свидетельство на право пользования НМПТ с теми же свойствами.

Присутствие «спящих» регистраций в Госреестре НМПТ РФ не противоречило утратившему силу Закону РФ от 23.09.1992 N 3520–1 (ред. от 11.12.2002, с изм. от 24.12.2002) «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках), в соответствии с п. 4 ст. 31 которого регистрация НМПТ действует бессрочно. В то же время свидетельство на право пользования охраняемым НМПТ на основании ст. 36 действовало до истечения десяти лет с даты подачи заявки в Роспатент с возможностью продления каждый раз на десять лет при соблюдении определенных условий. При этом следует отметить, что согласно Закону о товарных знаках, прекращение действия свидетельства на право пользования НМПТ не влияло на действие самой регистрации НМПТ.

В действующем законодательстве, в соответствии с п.1 ст. 1521 ГК РФ «Наименование места происхождения товара охраняется в течение всего времени существования возможности производить товар, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для соответствующего географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами (статья 1516)».

Представляется не случайной при определении времени охраны НМПТ отсылка к статье 1516, в которой сформулировано определение НМПТ как охраняемого объекта ИС. Следовательно, отсутствие производства товара, косвенным подтверждением чему является отсутствие в Госреестре НМПТ РФ действующих свидетельств на право пользования некоторыми НМПТ, не является достаточным для прекращения правовой охраны НМПТ. Как и ранее действовавший Закон о товарных знаках, статья 1531 ГК РФ устанавливает десятилетний срок действия «свидетельства об исключительном праве на НМПТ», который исчисляется с даты подачи заявки. Этот срок может быть продлен по заявлению обладателя свидетельства. Условием продления является представление заключения компетентного органа, подтверждающего производство обладателем свидетельства в границах географического объекта товара, обладающего особыми свойствами, указанными в Госреестре НМПТ РФ.

Анализ этих норм позволяет прийти к следующим выводам:

  •  для продления срока действия свидетельства на право пользования НМПТ необходимо фактическое производство товара с особыми свойствами, характерными для конкретного географического объекта и зафиксированными в Госреестре НМПТ, причем эти обстоятельства должны быть подтверждены заключением компетентного органа;
  •  для сохранения охраны НМПТ в силе достаточно существования потенциальной возможности производства товара, особые свойства которого определяются характерными для соответствующего географического объекта природными и/или людскими факторами.

Таким образом, правовая охрана НМПТ действует независимо от состояния деятельности субъекта права на его использование, а при изменении его статуса (ликвидация правообладателя) прекращается действие свидетельства на право пользования НМПТ, но не правовая охрана самого НМПТ.

Правильно ли это или нет — по этому поводу в литературе высказаны две точки зрения.

В статье В. И. Еременко приводится мнение А. Л. Маковского, который указывал, что НМПТ «охраняется как таковое, само по себе, независимо от существования исключительных прав на это наименование и даже при их отсутствии»7.

Другой точки зрения придерживаются Э. П. Гаврилов и Е. А. Данилина: «Правовая охрана наименования места происхождения товара существует лишь постольку, поскольку конкретные лица получили свидетельства на право пользования им. Вне этого свидетельства никакой правовой охраны регистрации наименования нет и быть не может: это было бы бессубъектное право. Регистрация наименования места происхождения не действует бессрочно. Она моментально прекращается по истечении срока действия свидетельства, а если имеется несколько свидетельств — то всех свидетельств»8.

По мнению В. И. Еременко, с позиции теории права вторая точка зрения является достоверной, поскольку не может быть бессубъектного права, равно как и бессубъектных регистраций наименований мест происхождения товаров: «это не вполне нормальное явление, искажающее достоверность Государственного реестра наименований. Режим ожидания, или бессубъектность наименования места происхождения товара не должна превышать какой-то определенный срок, например, один год»9.

В статье В. И. Еременко приведены примеры, когда бессубъектные («спящие») регистрации НМПТ «оживали» через несколько лет («Гжель» (рег. № 2), «Вологодское кружево» (рег. № 3), «Златоустовская гравюра на стали» (рег. № 7)). Срок действия свидетельства на НМПТ «Вологодское кружево» N 3/1, выданное ТОО «Вологодская кружевная фирма «Снежинка» истек 31.08.2003 г., затем 01.09.2006 г. после реорганизации, ЗАО «Вологодская кружевная фирма «Снежинка» вновь подало заявку и получило свидетельство под № 3/2. Таким образом, НМПТ «Вологодское кружево» (рег. № 3) в течение 3 лет оставалось бессубъектным10.

Добавим, что свидетельство на право пользования НМПТ Гжель № 2 ОАО «Речицкий фарфоровый завод» было получено дважды: в 1994 г. и 2010 г., то есть спустя 7 лет. НМПТ «Златоустовская гравюра на стали» (рег. № 7) не имело действительных пользователей с 2004 г. по 2010 г., то есть 6 лет.

Отмеченные обстоятельства — возникновение «спящих» регистраций НМПТ и последующее их «пробуждение» — свидетельствуют, по мнению автора статьи, с одной стороны, о наличии тех или иных препятствий (финансовых, организационных, политических и других возможных препятствий) для своевременного продления срока действия свидетельства на право пользования НМПТ и, с другой стороны — об определенной заинтересованности производителей в приобретении права пользования НМПТ. Учитывая выявленные на основе анализа Реестра НМПТ РФ сроки (3, 4, 6 и даже 7 лет), по истечении которых были вновь получены свидетельства на право пользования упомянутыми НМПТ, представляется формальным, оторванным от реалий срок в один год, достаточный, по мнению автора этого предложения, для сохранения в Госреестре НМПТ РФ бессубъектной регистрации НМПТ.

Существует мнение об ошибочности нормы п. 1 ст. 1521 ГК РФ. Данная позиция мотивирована следующим: «Правовая охрана НМПТ — это гражданское субъективное право; если отсутствует субъект охраны, то право не существует. Следует иметь в виду, что если на НМПТ выдано одно свидетельство, то истечение срока его действия влечет прекращение правовой охраны НМПТ. Если же на НМПТ выдано несколько свидетельств, то прекращение действия некоторых из них не прекращает действия права на НМПТ. И лишь прекращение действия всех выданных свидетельств влечет прекращение права на НМПТ»11.

В связи с такой позицией необходимо упомянуть еще об одном объекте ИС — товарном знаке. Не случайно и Закон о товарных знаках (п. 2 ст. 7), и ГК РФ (п. 7 ст. 1483) содержат запрет на регистрацию в качестве товарного знака обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с охраняемым НМПТ. Такое НМПТ может быть включено в товарный знак только в качестве неохраняемого элемента, если заявитель по заявке на товарный знак является обладателем свидетельства на право пользования этим НМПТ.

Данная норма обусловлена тем, что и товарный знак, и НМПТ являются средствами индивидуализации, предназначены для маркировки товаров и оба объекта могут быть представлены в виде словесных обозначений. Поэтому указанная норма позволяет исключить возможность введения потребителя в заблуждение относительно того, кто является производителем этого товара, и обладает ли товар, маркированный таким обозначением, особыми свойствами.

Однако следует учесть, что при прекращении охраны «бессубъектного» НМПТ появляется возможность предоставления правовой охраны другому средству индивидуализации — товарному знаку, тождественному или сходному до степени смешения с прекратившим правовую охрану НМПТ. Это впоследствии может воспрепятствовать возобновившему деятельность предприятию, являвшемуся ранее обладателем свидетельства на право пользования уже недействующего НМПТ, повторно зарегистрировать НМПТ и получить право на его использование.

Важно отметить, что природа НМПТ как средства индивидуализации особенная — этот объект формируется под воздействием природных условий и/или людских факторов в результате его длительного и широкого использования. Именно в результате такого использования возникает устойчивая взаимосвязь между определенным товаром, особые свойства которого характерны для определенного географического объекта, и, собственно, названием этого географического объекта. Очевидно, что известность складывается задолго до момента подачи заявки на государственную регистрацию НМПТ. Так, например, очень древняя техника финифти (роспись эмалью), как искусство зародилось на Руси еще в 17 веке, перекочевав из Византии. Первым городом, освоившим это новое направление, стал Ростов Великий Ярославской области. И сейчас Ростов Великий является главным центром финифти. А правовая охрана НМПТ № 117 «Ростовская финифть» (художественные изделия с финифтью, в том числе ювелирные изделия) была предоставлена на основе заявки, поданной 22.01.2010.

Из определения НМПТ (п.1 ст. 30 Закона о товарных знаках, п. 1 ст. 1516 ГК РФ) следует, что использование и известность НМПТ как одно из условий предоставления охраны предшествуют дате подачи заявки на его регистрацию. Другими условиями предоставления охраны НМПТ являются: наличие у товара особых свойств, зависимых от природных условий и/ или людских факторов, привязка к конкретному месту происхождения. Особенностью также является географический аспект обозначения, регистрируемого в качестве НМПТ.

Сопоставляя институт НМПТ с положениями правовой охраны товарного знака необходимо отметить следующие отличия:

  •  требования к охраноспособности НМПТ сформулированы в виде дефиниции (п.1 ст. 1516 ГК РФ);
  •  требования к охраноспособности товарного знака содержатся в ст. 1483 ГК РФ, причем подп. 3 п.1 устанавливает запрет на регистрацию в качестве товарного знака обозначения, в том числе, указывающего на место производства товара, т. е. на географическое указание;
  •  для регистрации товарного знака не требуется ни описание свойств товаров, ни использование обозначения до подачи заявки, ни известность регистрируемого обозначения потребителем, не требуется заключение компетентного органа;
  •  для регистрации товарного знака перечень товаров и услуг не ограничен, а для НМПТ перечень достаточно узок и определен товарами конкретного промысла.

Эти отличия свидетельствуют о существенных различиях как в условиях возникновения этих объектов ИС (длительность использования в отношении изделий народного промысла, передающегося из поколения в поколение — для НМПТ или разработка дизайнером товарного знака), так и в процедуре оформления, подачи и рассмотрения заявки на государственную регистрацию этих объектов.

Отличия заключаются также и в объеме полученного права. В отношении НМПТ не допускается распоряжение правом путем отчуждения или предоставления другому лицу права использования этого наименования (п.4 ст. 1519 ГК РФ), а обладатель свидетельства на право пользования НМПТ соответственно имеет только право на его использование для маркировки соответствующей продукции, в том числе в соответствии с п. 2 ст. 1519 ГК РФ. Что касается товарного знака, то правообладатель имеет право использовать его (п. 2 ст. 1484 ГК РФ), а также распоряжаться, т. е. отчуждать (ст. 1488 ГК РФ) или предоставлять лицензии на право использования товарного знака другим лицам, причем количество выдаваемых правообладателем лицензий не ограничено законодательством (ст. 1235 ГК РФ).

С учетом изложенного необходимо оценить последствия регистрации товарного знака, сходного с «бессубъектным» НМПТ, в отношении которого, как предлагается некоторыми авторами, прекращена правовая охрана.

Так, реализация правообладателем товарного знака своих правомочий (отчуждение исключительного права на товарный знак и выдача лицензий неограниченному кругу лиц), бесконтрольность качества и свойств выпускаемого товара с этим обозначением (право использования товарного знака может быть предоставлено субъектам предпринимательской деятельности без каких-либо ограничений, касающихся качества и свойств товара, зафиксированных ранее в Госреестре НМПТ РФ, и в отношении которого будет использоваться товарный знак), возможность регистрации и использования товарного знака для иных товаров, чем ранее зарегистрированное НМПТ, все это приведет к «размываю» обозначения, утрате его взаимосвязи с уникальными свойствами конкретного товара, обусловленными характерными для определенного географического объекта природными и/или людскими факторами.

Представляется очевидной недопустимость такой ситуации.

И действительно, в случае прекращения срока действия всех выданных свидетельств на право пользования зарегистрированным НМПТ, действующее законодательство не ограничивает срок действия правовой охраны «бессубъектного» НМПТ. Законодательство также не ограничивает право обладателя свидетельства на получение очередного свидетельства на право пользования тем же НМПТ.

Таким образом, сохранение действия правовой охраны зарегистрированных НМПТ, даже при отсутствии действующих свидетельств на право его пользования, позволяет при возобновлении производства товара получить свидетельство на право пользования НМПТ с теми же свойствами. Такой подход свидетельствует о значимости рассматриваемого объекта интеллектуальной собственности для государства и его заинтересованности в сохранении правовой охраны НМПТ.

  1. Горленко С.А. Проблемы регулирования охраны наименования места происхождения товара. Дисс, М, Всероссийский институт промышленной собственности и инноватики, 1994 - С. 24-25
  2. «Модельный закон о сохранении генетических ресурсов культурных растений и их рациональном использовании» (Принят в г. Санкт-Петербурге 03.12.2009 Постановлением 33-8 на 33-ем пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) //Консультант плюс
  3. Цыбанова А.С. Гражданско-правовая охрана результатов народного творчества. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – С. 39.
  4. Горленко С.А. Проблемы регулирования охраны наименования места происхождения товара. Дисс, М, Всероссийский институт промышленной собственности и инноватики, 1994 - С. 17
  5. Цыбанова А.С. Гражданско-правовая охрана результатов народного творчества. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – С. 25-26
  6. Приказ Минпромторга РФ от 24.09.2009 N 854 «Об утверждении Концепции государственной поддержки организаций народных художественных промыслов на период до 2015 года»
  7. Еременко В.И. Особенности правовой охраны наименований мест происхождения товаров//Биржа интеллектуальной собственности. Т. XI. № 4. 2012 – С. 3-4
  8. Гаврилов Э.П., Данилина Е.А. Практика охраны наименований мест происхождения товаров: что изменилось?//Патенты и лицензии – 2006г. -№ 1 – С. 4.
  9. Еременко В.И. Особенности правовой охраны наименований мест происхождения товаров//Биржа интеллектуальной собственности. Т. XI. № 4. 2012 – С. 3.
  10. Еременко В.И. Особенности правовой охраны наименований мест происхождения товаров//Биржа интеллектуальной собственности. Т. XI. № 4. 2012 – С. 3.
  11. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. «Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (постатейный) ("Экзамен", 2009) //Консультант Плюс

Список литературы:


  • Приказ Минпромторга РФ от 24.09.2009 N 854 «Об утверждении Концепции государственной поддержки организаций народных художественных промыслов на период до 2015 года»
  • Горленко С. А. Проблемы регулирования охраны наименования места происхождения товара. Дисс, М, Всероссийский инcтитут промышленнной собственности и инноватики, 1994 — С. 24–25
  • Цыбанова А. С. Гражданско-правовая охрана результатов народного творчества. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — С. 39.
  • Еременко В. И. Особенности правовой охраны наименований мест происхождения товаров//Биржа интеллектуальной собственности. Т. XI. № 4. 2012 — С. 3–4
  • Гаврилов Э.П., Данилина Е. А. Практика охраны наименований мест происхождения товаров: что изменилось?//Патенты и лицензии — 2006 г. -№ 1 — С. 4.
  • Гаврилов Э.П., Еременко В.И. «Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (постатейный) («Экзамен», 2009)//Консультант Плюс
Поделиться:
Вернуться назад