В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
пїЅпїЅпїЅпїЅ
x
 
Версия для печати

Право на вознаграждение за служебное произведение

6 Мая 2019

Право на вознаграждение за служебное произведение является особым правом на вознаграждение автора, предусмотренным ст. 1295 ГК РФ. Несмотря на то, что указанная норма существует в российском законодательстве достаточно давно, в литературе продолжаются споры вокруг порядка выплаты такого вознаграждения, определения его размера и возможности включения указанного вознаграждения в заработную плату.

С одной стороны, доктрина и судебная практика приходят к однозначному выводу о гражданско-правовой природе рассматриваемого вознаграждения и необходимости его выплаты сверх заработной платы, но, с другой стороны, многие исследователи отмечают явное расхождение нормы ст. 1295 ГК РФ с действительностью, когда «введение и поддержание процедур выявления, учета таких [служебных] произведений и начисления вознаграждения за них является непосильной ношей для абсолютного большинства организаций, что приводит к практически повсеместному игнорированию обсуждаемой нормы»1. Попробуем разобраться в аргументах участников указанной дискуссии.

На основании п. 2 ст. 1295 ГК РФ действует правило, согласно которому исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работодателем и автором не предусмотрено иное. Важно отметить, что исключительное право в соответствии с п. 3 ст. 1228 ГК РФ всегда первоначально принадлежит автору. Соответственно, в рассматриваемой ситуации происходит автоматический переход права к работодателю, первоначально оно у работодателя не возникает. Данное правило служит основанием для возникновения права на вознаграждение2, которое по сути представляет плату за переданное таким образом исключительное право3.

Таким образом, право на вознаграждение за служебное произведение возникает в связи с переходом исключительного права от работника к работодателю и выполнением работодателем в установленный срок одного из трех действий, предусмотренных третьим абзацем п. 2 ст. 1295 ГК РФ:

  • использование служебного произведения;
  • передача исключительного права на указанное произведение другому лицу;
  • принятие решения о сохранении служебного произведения в тайне.

Отметим, что автоматический переход исключительного права может и не состояться, если стороны прямо установят такое регулирование в трудовом или гражданско-правовом договоре между ними (первый абзац п. 2 ст. 1295 ГК РФ). Также исключительное право возвращается работнику, если работодатель в течение трех лет с момента, когда служебное произведение поступило в его распоряжение, не выполнит ни одно из необходимых действий, указанных во втором абзаце п. 2 ст. 1295 ГК РФ.

Считаем обоснованным отметить, что сам переход исключительного права от работника к работодателю происходит в силу закона и, по сути, никаким образом не зависит от договора по выплате вознаграждения автору. То есть в случае невыплаты или ненадлежащей выплаты вознаграждения работодатель несет риски получения имущественных претензий авторов. Однако исключительное право не вернется к работнику по причине того, что работодатель откажется от заключения договора о выплате вознаграждения либо не будет платить вознаграждение надлежащим образом.

Как установлено третьим абзацем п. 2 ст. 1295 ГК РФ, размер вознаграждения за служебное произведение, условия и порядок его выплаты работодателем определяются договором между ним и работником, а в случае спора – судом. Вопрос о том, что только работодатель является надлежащим плательщиком вознаграждения, получил свое однозначное решение в судебной практике4 и не является предметом широкого обсуждения в доктрине. Как уже было сказано, наиболее дискуссионными вопросами являются возможность включения указанного служебного авторского вознаграждения в размер заработной платы, а также определение его возможных размеров.

Главный тезис сторонников подхода необходимости выплачивать рассматриваемое вознаграждение сверх заработной платы строится вокруг различной природы указанных выплат: гражданско-правовой у вознаграждения и трудо-правовой у заработной платы. Природа договора о выплате вознаграждения нашла отражение в судебной практике. В п. 26 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» сказано, что договор о выплате вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения носит гражданско-правовой характер и на него распространяются общие правила о порядке заключения договоров. В п. 39.2 постановления пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление № 5/29) установлено, что условия, относящиеся к такому вознаграждению, могут быть предусмотрены как в трудовом договоре, так и в иных дополнительных соглашениях, заключаемых работником и работодателем. Наконец, в п. 91 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее – постановление № 9) было вновь подчеркнуто, что договор о выплате вознаграждения имеет гражданско-правовой характер, даже если соответствующие положения о выплате вознаграждения включены в текст трудового договора.

Вывод о гражданско-правовой природе права на вознаграждение и договора о выплате вознаграждения важен тем, что создает определенные гарантии, связанные с изменением либо прекращением трудовых отношений автора и работодателя, а также дает ответы на вопросы о возможности включения вознаграждения в размер заработной платы. Учитывая гражданско-правовую природу договора, в доктрине были сделаны выводы о продолжении действия договора о выплате вознаграждения после прекращения трудовых обязанностей5.

Многие исследователи, опираясь на тезис о гражданско-правовой природе анализируемого вознаграждения, также делают вывод о различной природе заработной платы и авторского вознаграждения, то есть об обязательности выплаты вознаграждения сверх заработной платы6. Так, Е.А.Моргунова отмечает: «Законодатель прямо предусмотрел основания возникновения данного права, которые не связаны с трудовой деятельностью автора, заработная плата представляет собой не что иное, как плату за выполнение определенной трудовой функции. Таким образом, природа права на вознаграждение за служебный результат интеллектуальной деятельности и природа заработной платы полярно различаются. Первое носит гражданско-правовой характер, второе – трудовой»7.

Отметим, что действующая судебная практика также идет по пути признания необходимости выплаты вознаграждения сверх заработной платы: «…нельзя согласиться с выводом суда о том, что вознаграждением истца за написание им книги в рамках трудовых отношений являлась получаемая им заработная плата. Требуемое истцом вознаграждение предусмотрено нормами не трудового, а авторского права и не может замещаться выплатой заработной платы»8.

Аргументы сторонников иного подхода, позволяющего включать размер вознаграждения в заработную плату, строятся на следующих основаниях. Часть исследователей считают, что законодатель разграничивает основания для выплаты вознаграждения: за создание произведений может быть выплачена заработная плата, а за их использование – вознаграждение гражданско-правового характера9. Н.В.Иванов также отмечает, что содержание права работника на вознаграждение за служебное произведение должно охватывать случаи именно его использования, но не создания10.

Считаем возможным не согласиться с таким подходом, так как современное правовое регулирование четко разграничивает права на вознаграждение за использование произведения в авторско-правовом смысле и вознаграждение за служебное произведение, несмотря на схожую терминологию. Право на вознаграждение за использование произведения возникает у правообладателя (не обязательно автора) в случае заключения возмездного договора об использовании произведения в авторско-правовом смысле, то есть способами, предусмотренными ст. 1270 ГК РФ.

Как уже отмечалось, право на вознаграждение за служебное произведение возникает в связи с переходом исключительного права от работника к работодателю и выполнением работодателем в установленный срок одного из трех действий, предусмотренных третьим абзацем п. 2 ст. 1295 ГК РФ. Одним из таких действий является начало использования произведения работодателем, однако возможно и сохранение произведения в тайне, что нельзя считать использованием произведения в авторско-правовом смысле. Законодатель не устанавливает какой-либо связи между использованием произведения работодателем (к примеру, частотой, способами использования) и вознаграждением работника. Разумеется, такое условие может быть отдельно предусмотрено в договоре между автором-работником и работодателем, однако данный факт остается на усмотрение сторон и ни к чему не обязывает работодателя.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что право на вознаграждение за служебное произведение возникнет у автора только после перехода исключительного права работодателю, то есть невозможно одновременное наличие и права на вознаграждение за служебное произведение, и права на вознаграждение за использование аналогичного произведения, так как последнее принадлежит работодателю11. В данном случае очевидной становится особая природа рассматриваемого права на вознаграждение, которое является определенной компенсацией автору за отсутствие исключительного права и по умолчанию не имеет прямой связи с использованием произведения в авторско-правовом смысле. Из сказанного также следует, что в ситуации, когда исключительное право принадлежит автору (к примеру, оно изначально не перешло работодателю либо вернулось автору в силу второго абзаца п. 2 ст. 1295 ГК РФ), а работодатель желает использовать данное произведение, необходимо заключить соответствующий договор на выплату вознаграждения за использование произведения (в случае возмездности использования), а не вознаграждения за служебное произведение.

Отметим, что судебная практика также не противопоставляет создание и использование произведения: «…выплата такого вознаграждения осуществляется только при достижении работником конкретного результата, то есть создания служебного произведения»12. Возможно, некоторое смешение понятий возникает по причине того, что ранее в ст. 1295 ГК РФ использовалась терминология «вознаграждение за использование служебного произведения», которая получила свое отражение в п. 10 постановления № 5/29. Скорее всего, термин «использование» в отношении служебных произведений является следствием подхода, реализованного во втором абзаце п. 2 ст. 14 закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», в котором размер вознаграждения был поставлен в зависимость от вида использования служебного произведения: «Размер авторского вознаграждения за каждый вид использования служебного произведения и порядок его выплаты устанавливаются договором между автором и работодателем». Тем не менее с учетом всех вышеприведенных аргументов считаем, что ранее существовавшая в законодательстве терминология «за использование служебного произведения» не должна вводить в заблуждение.

Еще одним аргументом в пользу возможности включения рассматриваемого вознаграждения в размер заработной платы исследователи считают обоснованность применения дифференцированного подхода к служебным произведениям и служебным объектам промышленной собственности. Его основа заложена в разной сущности данных объектов и выражается формулировками законодателя «создано в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей» в отношении произведений и «в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя» в отношении объектов промышленной собственности.

Другими словами, служебные произведения могут создаваться на постоянной основе (для некоторых творческих работников это является их основной трудовой функцией), а объекты промышленной собственности не могут. Э.П. Гаврилов полагает, что в таких случаях работодатель не обязан выплачивать какое-либо вознаграждение сверх заработной платы: «Если предположить, что вознаграждение за использование служебного произведения всегда должно выплачиваться сверх заработной платы, невозможно дать ответ на вопрос о том, за что же работнику выплачивается зарплата. В связи с этим такое предположение следует признать неверным»13. С данной аргументацией согласна Е.А.Салицкая14.

Несмотря на то, что формально данный подход противоречит действующей судебной практике и аргументам о различной природе служебного авторского вознаграждения и заработной платы, нельзя не отметить, что он во многом отражает подход большинства работодателей и соответствует фактической ситуации в указанной сфере. Таким образом, несмотря на широко распространенную практику включения вознаграждения в заработную плату, представляется обоснованным указать, что это несет в себе правовые риски, так как противоречит гражданско-правовой природе вознаграждения, что находит свое подтверждение в решениях судов.

На практике часто встает вопрос о возможных размерах такого вознаграждения. Прежде всего стоит определить, может ли рассматриваемый договор о выплате вознаграждения быть безвозмездным, а также действуют ли какие- либо минимальные ставки вознаграждения в отношении служебных произведений. Вопрос о минимальных ставках может возникнуть в связи с существованием п. 3 раздела II постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 1994 г. «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства», в котором автору, создавшему в порядке выполнения служебного задания образец произведения изобразительного или декоративно-прикладного искусства, устанавливается авторское вознаграждение за воспроизведение или тиражирование такого произведения.

Некоторыми исследователями в связи с этим был сделан вывод о существовании особого права на вознаграждение в отношении некоторых видов служебных произведений15, который нам представляется неверным. В данном случае речь идет не о вознаграждении за служебное произведение, а о вознаграждении за использование произведения, что не одно и то же. Соответственно, их нельзя рассматривать как минимальные ставки вознаграждения за служебные произведения16. Более того, современная редакция п. 5 и 6 ст. 1246 ГК РФ в принципе не предусматривает возможность Правительства Российской Федерации устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные произведения, в отличие от служебных изобретений, служебных полезных моделей, служебных промышленных образцов, где такие ставки существуют17 и создают определенные гарантии для авторов.

Таким образом, учитывая отсутствие минимальных ставок вознаграждения, встает вопрос о возможности отнесения договора о выплате рассматриваемого вознаграждения к числу безвозмездных. П.П.Баттахов отрицает такую возможность18, несмотря на то, что прямого запрета безвозмездного договора в действующем законодательстве нет. В.О.Калятин, напротив, утверждает: «Действующее законодательство не ограничивает стороны в возможности определить такое вознаграждение по своему усмотрению. Из этого следует, что допустимо и определение в договоре нулевого вознаграждения сверх выплачиваемой работнику заработной платы. Ведь целью найма такого сотрудника как раз и было приобретение работодателем возможности использовать создаваемые этим сотрудником произведения»19.

Несмотря на приведенные мнения и отсутствие прямого законодательного запрета, по нашему мнению, установление нулевого вознаграждения работодателем – не лучшее решение рассматриваемого вопроса не только из-за отсутствия материального стимулирования творческой деятельности, но и в связи с возможным признанием судом указанных действий злоупотреблением правом.

Возможно ли в принципе установить такие ставки в сфере авторского права? Несмотря на различные предложения установить тот или иной размер вознаграждения в литературе (к примеру, О.В. Богданова предлагает зафиксировать вознаграждение в размере 20% от дохода организации (работодателя), связанного с отчуждением права на результат интеллектуальной деятельности работника)20, как таковая возможность создания унифицированных ставок представляется труднодостижимой задачей. В первую очередь это объясняется природой объектов авторских прав, низкими, по сравнению с объектами патентного права, критериями охраноспособности произведений, что на практике приводит к беспрерывному созданию множества объектов авторского права, имеющих различную ценность для работодателя.

Судебная практика дает ответы лишь на некоторые возникающие вопросы. Так, представляет интерес судебное дело, в котором истец Т. обратился в суд с иском к НП «Ассоциация выпускников Военмеха», в котором просил взыскать с ответчика вознаграждение за использование служебного произведения – книги «Военмеховцы на службе Отечеству». Президиум Санкт-Петербургского городского суда подтвердил два важных вывода: отсутствие у работодателя с автором-работником договора, предусматривающего условия о размере и порядке выплаты вознаграждения, не лишает последнего права на получение вознаграждения за использование произведения; требуемое истцом вознаграждение за написание им книги предусмотрено нормами не трудового, а авторского права и не может замещаться выплатой заработной платы21.

При новом рассмотрении указанного дела Ленинский районный суд г. Санкт-Петербурга исковые требования удовлетворил и принял решение взыскать с НП «Ассоциация выпускников Военмеха» в пользу автора вознаграждение в размере 58000 руб. Расчет указанного вознаграждения был представлен истцом и приведен исходя из доказанного факта, что ответчик осуществил распространение служебного произведения – книги «Военмеховцы на службе Отечеству» (не менее 435 экземпляров) по цене 500 руб. В связи с этим истец, как соавтор, имеет право на получение вознаграждения. По расчетам истца, размер причитающегося ему вознаграждения составил 58000 руб. (435 экз. х 500 руб. – 20% (налог на прибыль) : 3 соавторов)22.

Конечно, указанная формула расчета не может рассматриваться как универсальная в такой категории дел, однако представляет интерес как возможный выход в отсутствие какого-либо нормативного регулирования ставок рассматриваемого вознаграждения. Отметим, что отсутствие минимальных ставок вознаграждения не является единственным показателем дифференцированного подхода законодателя к вознаграждению за различные служебные результаты интеллектуальной деятельности.

Возможно выделить две модели в регулировании наследования прав на вознаграждение за служебный результат интеллектуальной деятельности: в отношении служебных произведений (ст. 1295) и исполнений (ст. 1320) по наследству право на вознаграждение не переходит, переходят только права по договору и не полученные автором доходы. В отношении служебных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов (ст. 1370), служебных селекционных достижений (ст. 1430) и служебных топологий интегральных микросхем (ст. 1461 ГК РФ) право на вознаграждение переходит по наследству на оставшийся срок действия исключительного права.

Отметим, что данный подход отличается от ранее принятого единого регулирования наследования всех прав на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности (п. 91 постановления № 9), что вызывает вопросы в доктрине. Н.В.Иванов отмечает: «Норма о недопустимости наследования права на вознаграждение выглядит еще более странной в условиях введения с 1 октября 2014 г. прямо противоположного правила в отношении права на вознаграждение за служебные объекты патентного права, служебные селекционные достижения и служебные топологии интегральных микросхем»23. В.В.Орлова, Ю.А.Яхин также высказывают сомнения относительно данного законодательного решения: «… не вполне объяснимо, почему природа вознаграждения в отношении объектов авторских и объектов патентных прав различна»24.

В чем разница между наследованием различных прав на вознаграждение?

По нашему мнению, наследники автора служебного произведения наследуют только обязательственные права по уже заключенному договору о выплате вознаграждения. Это означает, что они не вправе, во-первых, требовать заключить такой договор, если он не был заключен при жизни автора, а во-вторых, как-либо влиять на условия договора, то есть на размер и порядок выплаты вознаграждения. В отличие от них, наследники права на вознаграждение за служебные объекты промышленной собственности вправе требовать заключения такого договора, согласования его условий и, конечно, получения вознаграждения. Все это свидетельствует о низкой степени защищенности наследников автора служебного произведения, по сравнению с наследниками авторов служебных объектов промышленной собственности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что права авторов служебных произведений, по сравнению с правами авторов служебных объектов промышленной собственности, в должной мере не обеспечены, что проявляется в отсутствии минимальных ставок вознаграждения и различных режимах наследования. Стоит еще обратить внимание на срок, в течение которого работодатель должен принять то или иное решение в отношении служебного произведения, – три года, это довольно длительный срок. Фактически возможна ситуация, когда в течение 2 лет и 11 месяцев служебное произведение находится в распоряжении у работодателя, который не осуществил ни одно из указанных в третьем абзаце п. 2 ст. 1295 ГК РФ действий. В данной ситуации исключительное право еще не вернулось работнику, но и право на вознаграждение у него также не возникло.

Фактически на практике складывается ситуация, когда большинство работодателей не выплачивают какое-либо вознаграждение за служебные произведения либо считают, что выплачивают его в виде заработной платы. Возможно, стоит признать, что такой подход в определенной степени объективен, особенно когда создание тех или иных произведений сопутствует основной трудовой функции работника. Однако судебная практика не считает данный подход соответствующим законодательству. В связи с этим многие работодатели вынуждены инициативно регулировать отношения с работниками в поисках определенного компромисса между требованиями закона и объективными сложностями учета всех возможных служебных произведений.

Первый вариант решения указанной проблемы – проводить обязательный учет, фиксацию прав и выплату вознаграждения только в отношении стратегически важных служебных произведений (к примеру, когда создание и реализация того или иного продукта является основной деятельностью компании). Отметим, что выплаты вознаграждения сверх заработной платы в указанных случаях зачастую фиксированы и минимальны. Учитывая отсутствие минимальных ставок вознаграждения и общепризнанных методик его определения, существенный пересмотр размера вознаграждения в судебном порядке представляется маловероятным.

Второй вариант – уход некоторых работодателей от традиционной модели распределения прав к максимальному закреплению исключительных прав на создаваемые результаты интеллектуальной деятельности за их авторами (за исключением определенных случаев, к примеру, обязанности по «очистке» прав на такие результаты перед третьими лицами и т.д.) с возможностью их использования в собственной деятельности на основе простой (неисключительной) безвозмездной лицензии25.

Надеемся, будущее законодательное регулирование указанной проблемы сможет повысить гарантии прав авторов служебных произведений на вознаграждение, а практика найдет компромиссные решения, учитывающие интересы как работников, так и работодателей.

  1. Таскаев С. Актуальна ли норма о вознаграждении работника за служебное произведение? // zakon.ru (дата обращения – 25 декабря 2018 г.).
  2. Дозорцев В.А. охарактеризовал данное положение так: «Если бы право автора не было первоначальным, с ним не о чем было бы заключать договор и не за что было бы платить ему вознаграждение». См.: Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей. М.: Статут, 2005. С. 297.
  3. См.: Баттахов П.П. Служебные результаты интеллектуальной деятельности по законодательству Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М., 2010. С. 137.
  4. П. 51 постановления пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».
  5. Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / Под общ. ред. Е.А.Моргуновой. М.: Норма, ИНФРА-М, 2014.
  6. См., например: Гурский Р.А. Служебное произведение в российском авторском праве: Дисс. канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 160; Соломоненко Л.А. Особенности правовой охраны произведений, созданных в порядке выполнения трудовых обязанностей в высшем образовательном учреждении: Дисс. канд. юрид. наук. М., 2014. С. 68.
  7. Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / Под общей ред. Е.А.Моргуновой. М.: Норма, ИНФРА-М, 2014.
  8. Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 30 ноября 2016 г. № 44г-157/2016.
  9. Лушникова М.В. Интеллектуальные права работников: проблемы и решения // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 9. С. 124.
  10. Иванов Н.В. Право на вознаграждение за служебное произведение и служебное исполнение // Закон. 2017. № 1. С. 147.
  11. Данный тезис находит поддержку в научной литературе. См., например: Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / Под общей ред. Е.А.Моргуновой. М.: Норма, ИНФРА-М, 2014.
  12. Апелляционное определение Московского городского суда от 24 июля 2014 г. по делу № 33-20810.
  13. Гаврилов Э. Права на служебные результаты интеллектуальной деятельности и секреты производства // Хозяйство и право. 2007. № 10. С. 111–112; Гаврилов Э. О наследовании интеллектуальных прав // Там же. 2011. № 10. С. 52.
  14. Салицкая Е.А. Выплата вознаграждения авторам служебных результатов интеллектуальной деятельности: правовые аспекты // Наука. Инновации. Образование. 2014. № 15. С. 110.
  15. Соломоненко Л.А. Указ. соч. С. 71–72.
  16. Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / Под общей ред. Е.А.Моргуновой. М.: Норма, ИНФРА-М, 2014.
  17. Постановление Правительства Российской Федерации от 4 июня 2014 г. № 512 «Об утверждении Правил выплаты вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы».
  18. См.: Баттахов П.П. Указ. соч. С. 141.
  19. Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав / Под общей ред. Л.А.Новоселовой. М.: Норма, 2014.
  20. Богданова О.В. Защита интеллектуальных авторских прав гражданско-правовыми способами. М.: Юстицинформ, 2017.
  21. Постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 30 ноября 2016 г. № 44г-157/2016.
  22. https://bit.ly/2rUXrDW (дата обращения – 24 декабря 2018 г.).
  23. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть четвертая / Под ред. А.П.Сергеева. М.: Проспект, 2015.
  24. Орлова В.В., Яхин Ю.А. Правовое регулирование ноу-хау и служебных результатов интеллектуальной деятельности в свете реформы ГК РФ // Закон. 2014. № 5. С. 73.
  25. Примером может служить политика в области интеллектуальной собственности Национального исследовательского университета Высшая школа экономики. См.: Кодекс практики в области интеллектуальной собственности Высшей школы экономики // https://legal.hse.ru/rndip/ip_handbook_opening_remarks (дата обращения – 25 декабря 2018 г.).

Список литературы

  1. Баттахов П.П. Служебные результаты интеллектуальной деятельности по законодательству Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М., 2010.
  2. Богданова О.В. Защита интеллектуальных авторских прав гражданско-правовыми способами. М.: Юстицинформ, 2017.
  3. Гаврилов Э. О наследовании интеллектуальных прав // Хозяйство и право. 2011. № 10.
  4. Гаврилов Э. Права на служебные результаты интеллектуальной деятельности и секреты производства // Хозяйство и право. 2007. № 10.
  5. Гурский Р.А. Служебное произведение в российском авторском праве: Дисс. канд. юрид. наук. Самара, 2007.
  6. Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей. М.: Статут, 2005.
  7. Иванов Н.В. Право на вознаграждение за служебное произведение и служебное исполнение // Закон. 2017. № 1.
  8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть четвертая / Под ред. А.П.Сергеева. М.: Проспект, 2015.
  9. Лушникова М.В. Интеллектуальные права работников: проблемы и решения // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 9.
  10. Научно-практический комментарий судебной практики в сфере защиты интеллектуальных прав / Под общей ред. Л.А.Новоселовой. М.: Норма, 2014.
  11. Орлова В.В., Яхин Ю.А. Правовое регулирование ноу-хау и служебных результатов интеллектуальной деятельности в свете реформы ГК РФ // Закон. 2014. № 5.
  12. Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы / Под общей ред. Е.А.Моргуновой. М.: Норма, ИНФРА-М, 2014.
  13. Салицкая Е.А. Выплата вознаграждения авторам служебных результатов интеллектуальной деятельности: правовые аспекты // Наука. Инновации. Образование. 2014. № 15.
  14. Соломоненко Л.А. Особенности правовой охраны произведений, созданных в порядке выполнения трудовых обязанностей в высшем образовательном учреждении: Дисс. канд. юрид. наук. М., 2014.
  15. Таскаев С. Актуальна ли норма о вознаграждении работника за служебное произведение? // https://zakon.ru/discussion/2017/2/22/aktualna_li_ norma _o_voznagrazhdenii_rabotnika_za_sluzhebnoe_proizvedenie.
Поделиться:
Вернуться назад