В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Правовая охрана программы для ЭВМ как объекта авторского права

19 Декабря 2014

Жизнь цивилизованного общества невозможно представить без компьютерных технологий. Между тем компьютерные программы нуждаются в качественной правовой охране и защите от недобросовестных проявлений. Что в достаточной степени российским законодательством в сфере интеллектуальной собственности не обеспечено. Проанализируем проблему.

Согласно четвертой части ГК РФ компьютерные программы могут получить правовую охрану и защиту только в качестве объекта авторского права, а именно программы для ЭВМ, которая понимается согласно ст. 1261 как

представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения

Программа для ЭВМ включает элементы, которые могут быть отнесены к ее форме или содержанию. Объективная форма выражения данных и команд (алгоритм, исходный код, объектный код) — это выполненный на определенном языке программирования и записанный на материальном носителе исходный текст программы («листинг»)

По аналогии с текстом литературного произведения можно говорить о форме представления программы для ЭВМ в виде текста на том или ином языке программирования, приспособленного исключительно для его восприятия компьютерным устройством и не доступного для понимания рядовым гражданином. В свою очередь, аудиовизуальные отображения (в том числе звуковые, графические эффекты и прочие в виде совокупности элементов, отображаемых на экране компьютерного устройства, демонстрирующих результат работы программы), а также интерфейс относятся к форме программы для ЭВМ, являясь результатом выполнения записанных данных и команд, сведенных таким образом в наглядную воспринимаемую физическим лицом форму.

Все эти элементы программы для ЭВМ получают правовую охрану наравне с произведениями литературы, которые представляют собой «зафиксированный в тексте продукт словесно-художественного творчества, форма существования литературы как искусства слова»1.

По этой причине программы для ЭВМ способны отвечать требованиям, предъявляемым к литературным произведениям. А именно:

  • представлять собой результат творческого труда одного или нескольких авторов (при этом в соответствии с п. 5 Директивы № 2004/48ЕС «Об обеспечении прав на интеллектуальную собственность» действует принцип презумпции авторского права, когда, за неимением доказательств обратного, автором произведения признается лицо, заявившее об этом);
  • иметь объективную форму выражения (письменную, устную, звуко- и видеозаписи и т. д.), в частности, в отношении произведений литературы, а соответственно, и программ для ЭВМ. Общепринятой является письменная машиночитаемая форма представления.

Конечно, стоит согласиться, что зачастую результат работы программы для ЭВМ способен вызывать в сознании потребителя образы, впечатления аналогичные абстрактным представлениям, формируемыми в сознании физического лица при прочтении литературного произведения. Однако формирование впечатлений недостижимо без идеи, которая в программе для ЭВМ заключена в алгоритме и представляет ее содержание. Но, несмотря на вышеуказанные сходства, программа для ЭВМ не может считаться литературным произведением, поскольку литературное произведение является произведением словесного искусства, продуктом словесно-художественного творчества, а значит, содержит множество литературных инструментов, чуждых языкам программирования, используемым для записи данных и команд программы для ЭВМ. По сути программа для ЭВМ представляет собой набор команд, реализуемых техническим устройством (компьютерным процессором). Начинка программного продукта для рядового потребителя остается не воспринимаемой даже на уровне логики, а тем более эмоционального, чувственного восприятия. В связи с этим можно полагать, что программа как таковая не может представлять собой только объект вдохновения.

Свернуть

По аналогии с литературным произведением программа для ЭВМ имеет текстовую составляющую, записанную на материальном носителе и представляющую собой форму охраняемого объекта. Оба объекта имеют идейную составляющую (ядро литературного произведения и алгоритм программы для ЭВМ) — содержание объекта. Но поскольку словосочетание «охраняется как литературное произведение» применимо к программам для ЭВМ в целом, то следовательно, на нее распространяется режим охраны авторским правом и п. 5 ст. 1259 ГК РФ, согласно которому «авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования».


Иными словами, авторским правом охраняется только выражение программы в виде компонентов, включая программные комплексы, выраженные на любом языке, а также исходный текст и объектный код (ст. 1225 ГК РФ, п. 2 ст. 4 Соглашения о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности2), но не идеи и принципы, лежащие в основе программы для ЭВМ и программного интерфейса (п. 2 ст. 1 Директивы № 91/250 ЕЭС «О правовой охране компьютерных программ).


По этой причине в литературе все более популярным становится мнение, согласно которому форма охраны авторским правом не является всеобъемлющей и охраняет лишь форму выражения программы для ЭВМ (исходный текст, объектный код на определенном языке программирования), но не ее суть. В частности, стоит согласиться с О. В. Ревинским, который отмечает, что авторским правом охраняется только внешняя форма объекта. Поэтому уязвимым остается его содержание (идея): «в зависимости от используемого языка программирования на основе одного алгоритма можно написать несколько различных программ — различных текстуально, но основанных на одном и том же алгоритме, на одной и той же идеи решения конкретной задачи»3. Такое положение может привести к созданию аналога продукта, охраняемого авторским правом. Таким образом, форма может быть заимствована и изменена с сохранением программной сути разработки. В связи с этим на рынке в настоящее время появляется множество аналогичных конкурирующих между собой программ.


По мнению автора, на компьютерные программы в перспективе может распространяться режим патентно-правовой охраны. С одной стороны, в российском законодательстве прослеживается их соседство со сложными техническими продуктами, охраняемыми патентным правом. В частности, выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране в соответствии с правилами главы 77 ГК РФ, признается единой технологией (п. 1 ст. 1542 ГК РФ). Примечательно, что данный объект указывается в одном ряду с патентуемыми объектами интеллектуальной собственности. С другой стороны, установлено, что программы для ЭВМ как таковые изобретениями не являются (п. 5 ст. 1350 ГК РФ). В связи с этим исключается возможность отнести данный объект к патентоспособным изобретениям в случае, когда заявка на выдачу патента на изобретение касается этих объектов как таковых.


Являясь функциональной частью изобретения, программа может быть охраноспособна с точки зрения патентного права, когда через исполнение компьютерным устройством под управлением программы определенных операций достигается новый технический результат. Патентование программы для ЭВМ возможно путем включения основных элементов алгоритма программы в формулу изобретения, представляющего собой разработку, связанную с компьютерным устройством, обеспечивающим работу программы. Однако охрана изобретения тем эффективнее, чем доступнее и проще изложена формула изобретения. Безусловно, изменение языка программирования при незаконном копировании алгоритма не избавит нарушителя от преследования при условии достижения в его разработке того же технического результата. Однако листинг программы доступен для понимания только ограниченному числу специалистов, что на практике вызывает значительные трудности в процессе установления факта использования изобретения в продукте другого лица.

Практика выдачи патента на программу ЭВМ за рубежом — распространенное явление. В США громким делом, вызвавшим резкий скачок популярности патентования программных продуктов, стало завершившееся в пользу заявителя в 1981 г. дело Верховного суда США по иску изобретателя Сатья Пал Асия, убежденного в недостаточности охраны авторским правом программного обеспечения, и необходимости охраны заключенной в нем идеи патентом на изобретение4. И, к примеру, в США в 2007 г. было выдано около 39000 патентов на программное обеспечение5.

В России также немало запатентованных изобретений в данной области. При этом программа как таковая в формулу изобретения не включается и преимущественно патентование изобретения осуществляется в форме способа обработки, передачи, преобразования данных и т. п. В процессе рассмотрения экспертом заявки на изобретение пункты формулы, содержащие словосочетание «компьютерная программа» корректируются и данное словосочетание заменяется, как правило, на наименование материального носителя («носитель данных…«) с добавлением ссылки на патентуемый способ и указанием на невозможность использования изобретения без носителя данных, будь то жесткий диск, съемный носитель и т. п. При этом признаки, обеспечивающие новизну изобретения, описываются в других пунктах изобретения. Например:

Компьютерное устройство само по себе может быть запатентовано с применением института изобретения, топологии интегральной микросхемы.

Нельзя не принимать во внимание, что в наши дни программные технологии используются практически во всех сферах деятельности и в большинстве случаев являются промышленно применимыми. В частности, если речь идет, например, об автоматизации процесса промышленного производства, налицо соблюдение требования, относящегося к способу, в форме осуществления действий над материальным объектом (продуктом) с помощью материальных средств (аппарата, компьютерного устройства) под воздействием программы. Патентование изобретения, имеющего программную составляющую, в качестве способа оптимально с учетом природы понятия «алгоритма», определяемого как последовательность действий для выполнения задачи.

В то время как к изобретениям российским законодательством причислены технические решения в любой области, относящееся к продукту (устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу, в качестве полезной модели может быть представлено лишь техническое решение, относящееся к устройству, к признакам которого согласно подпункту 2. п. 9.7.4.3 Административного регламента по полезным моделям6, в частности, относятся:

  • наличие конструктивного элемента;
  • наличие связи между элементами;
  • взаимное расположение элементов;
  • форма выполнения элемента или устройства в целом, в частности, геометрическая форма;
  • форма выполнения связи между элементами;
  • параметры и другие характеристики элемента и их взаимосвязь;
  • материал, из которого выполнен элемент или устройство в целом;
  • среда, выполняющая функцию элемента.

Патентом на полезную модель может охраняться устройство, функционирующее под воздействием программы. Но, как было указано выше, программный продукт — это совокупность данных и команд, представление процессов, предназначенных для функционирования компьютера. Поэтому можно предположить, что охрана программного продукта в качестве изобретения (способа) в отличие от полезной модели (устройства) более гармонично соотносится с природой данного объекта. Однако практика патентования программных полезных моделей все же имеется.

Срок действия правовой охраны такого патента намного короче — не более 13 лет монополии (п. 1, 3 ст. 1363 ГК РФ), что имеет значение с учетом быстроты устаревания программ для ЭВМ. В отличие от изобретений, изобретательский уровень (неочевидность для специалиста определенной области) для полезной модели не является обязательным критерием патентоспособности. Поэтому ценность данного объекта правовой охраны ставится под сомнение.

Срок действия правовой охраны такого патента — не более 13 лет

Разработка качественно нового продукта и его патентование — дорогостоящий и длительный процесс. Однако только он является верным путем к ограничению незаконного использования третьими лицами сути разработки, защиты вложенных инвестиций юридического или физического лица, а также стимулом к дальнейшему изобретательству. Копирование чужих разработок представляется легким и более экономически выгодным по сравнению с добросовестным созданием новых продуктов. Поэтому задача законодателя создать качественные барьеры для обеспечения защиты охраняемых объектов интеллектуальной собственности от незаконного копирования.

Не является секретом, что патент на изобретение может быть преодолен третьими лицами через добавление новых признаков в независимый пункт формулы запатентованного изобретения. При установлении факта использования изобретения учитывается использование каждого признака независимого пункта формулы изобретения. В то же время для объектов авторского права доступны отклонения, поскольку использованием произведения признается, в том числе, его воспроизведение, перевод и другая переработка, а не только полное копирование. Без согласия автора такое использование является незаконным (п. 1 ст. 1230, подпункт 1 и 9 п. 2 ст. 1270 ГК РФ).

Зачастую описание формулы изобретения осуществляется с применением максимально обобщающих формулировок, благодаря чему обеспечивается неоправданно широкий объем правовой охраны, что негативно сказывается на создании новых разработок. В свою очередь, охрана авторским правом не препятствует творчеству в области разработки программных продуктов (как и не обеспечивает достаточную правовую охрану программных продуктов). Более того, охрана авторским правом более долгосрочна, поскольку может действовать в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти (п. 1 ст. 1281 ГК РФ). В свою очередь, срок действия правовой охраны патента на изобретение, не относящегося к лекарственному средству, пестициду, агрохимикату, не более 20 лет (п. 1, 2 ст. 1363 ГК РФ). Однако отмечается, что создание программ более схоже с разработкой рационализаторских и изобретательских предложений, нежели с созданием произведений7.

Дискуссии о рациональности патентования программного обеспечения ведутся непрерывно. Так, Ричард Столлман, президент фонда свободного программного обеспечения, называет такие патенты «патентами на вычислительные идеи». При этом каждый, кто воплощает идею без соответствующего разрешения, может понести ответственность. В первую очередь страдают разработчики новых программ, создаваемых с использованием запатентованных изобретений, а также пользователи, особенно, когда идея состоит в расчетно-вычислительных операциях8. Противоположного мнения придерживается О. В. Ревинский, аргументировавший отсутствие монополизации заложенной в программе для ЭВМ идеи, поскольку патентом не охраняется алгоритм как представляющий собой математический метод или набор правил, «описывающий лишь некие объективные свойства естественной или технической природы»9.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу.


Поскольку авторским правом охраняется форма выражения объекта, патентным — его содержание, объединение в отношении программ для ЭВМ охраны патентным и авторским правом способно не только обеспечить более высокий уровень правовой охраны, но и стимулировать инновационное развитие общества.

Список литературы:


  1. Гиршман М. М. Литературное произведение
  2. Осипов В. И. Компьютерная программа: произведение или технология // Патентное дело. 2001. № 1.
  3. Ревинский О. В. Комментарий к статье В. Гуриева Еще раз вокруг колеса
  4. Ревинский О. В. Современный подход к правовой охране компьютерного программного обеспечения // Российский химический журнал. 2000. № 5.
  5. Черячукин В. В. Правовая охрана элементов компьютерной программы // СПС Консультант плюс.
  6. Vermont Samson. Let’s judge patent rights by harm to the public — not to inventors
  7. Stallman Richard. Let’s limit the effect of software patents, since we can’t eliminate them
  8. http://www.wired.com/thisdayintech/2009/05/dayintech_0526/

  1. Гиршман М. М. Литературное произведение
  2. Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2011. № 8. С 60.
  3. Ревинский О. В. Современный подход к правовой охране компьютерного программного обеспечения // Российский химический журнал. 2000. № 5. С. 49–50.
  4. http://www.wired.com/thisdayintech/2009/05/dayintech_0526/
  5. http://www.wired.com/thisdayintech/2009/05/dayintech_0526/
  6. Патенты и лицензии. 2009. № 5. С. 28.
  7. Осипов В. И. Компьютерная программа: произведение или технология//Патентное дело. 2001. № 1 С. 45.
  8. Stallman Richard. Let’s limit the effect of software patents, since we can’t eliminate them
  9. Ревинский О. В. Комментарий к статье В. Гуриева «Еще раз вокруг колеса»

Поделиться:
Вернуться назад