В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Технический результат «живее всех живых» и будет жить далее

19 Декабря 2014

В статье «Термин «технический результат» неоднозначен»1 ее автор М. В. Пантелеев ответил на мою ранее опубликованную статью «Технический результат не является следствием использования только «техники в железе»2, выразив свое мнение о том, что необходимости использовать термин «технический результат», нет.

Тем не менее М. В. Пантелеев указал, что:

сам по себе затронутый вопрос мог быть решен различным образом, в том числе и так, как это предлагает уважаемый оппонент.

Из этого я, будучи тем самым оппонентом, делаю вывод, что высказанные мною соображения и пояснения были поняты, и, казалось, на этом можно было бы и прекратить дискуссию с моей стороны, но, увы, не получается, и причиной тому следующее.

Уважаемый М. В. Пантелеев пишет:

Если же автор имел в виду, что технический эффект характеризует следствие от использования любого патентоспособного изобретения, то такая постановка вопроса здесь неуместна, поскольку для ответа на вопрос, является ли заявленное изобретение патентоспособным, необходимо выяснить характер достигаемого при использовании изобретения результата, то есть можно ли его отнести к техническим. Здесь нельзя поставить телегу впереди лошади. Не патентоспособность определяет технический результат, а достижение технического результата, по определению — одного из условий патентоспособности.

Мне было любопытно читать вышеизложенное, так как нигде и никогда я не утверждал и даже не намекал на то, что «патентоспособность определяет технический результат». Я утверждаю, что технический результат, каковым является и технический эффект, всегда является следствием утилитарного использования изобретения, и оценка патентоспособности изобретения никак не влияет на толкование определения — технический результат.

Не патентоспособность определяет технический результат, а достижение технического результата, по определению — одного из условий патентоспособности

Невозможно получить (оценить, исследовать, изучить и т. д.) следствие, если не реализована причина, его порождающая. Технический результат не витает сам по себе в облаках и всегда, подчеркиваю -всегда, является следствием, порожденным причиной, каковой является утилитарное использование изобретения. Использование технического результата как методологического инструмента оценки существенности признаков не переводит технический результат при оценке патентоспособности изобретения из следствия в причину, его порождающую.

Давайте вслух читать то, что написано в нормативных документах3.

«Технический результат представляет собой характеристику технического эффекта, явления, свойства и т. п. объективно проявляющихся при осуществлении способа или при изготовлении либо использовании продукта, в том числе при использовании продукта, полученного непосредственно способом, воплощающим изобретение».

В своих ранее опубликованных статьях4 я уже неоднократно пояснял вышеизложенное следующим образом. Объективное проявление технического результата имеет место, когда что-то в объекте техники проявляется независимо от особенностей восприятия этого результата человеком с учетом его разума. Вот такое «что-то», присущее объекту техники, и есть всегда технический результат. Человек может созерцать, как работает машина в автоматическом режиме, или спать рядом с работающей машиной, но его созерцание или сон никак не влияют на проявляемый работающей машиной технический результат или результаты.

Как можно не видеть того, что прямо прописано в норме Административного регламента, и ранее — в правилах по экспертизе изобретений? Неужели так сложно понять разницу между тем, что объективно проявляется, а что, объективно проявившееся, уже далее субъективно оценивается отдельными индивидуумами?

Обращая внимание на п. 10.7.4.3 Административного регламента по изобретениям, мой оппонент отмечает, что несмотря на открытый перечень примеров результатов, тем не менее:

Он не содержит ни одного примера технического результата, определяемого по субъективному ощущению, например: „оригинальный гармоничный вкус“, „приятный вкус“ и т. п., если речь идет о каком-либо кулинарном изделии или напитке. Тем не менее подобный результат сформулирован как технический в патенте RU 2270588, и с этим фактом согласен В. Ю. Джермакян, поскольку он „развел руками“, прочтя в моей статье, что отнести этот результат к техническим язык не поворачивается.

Я могу вновь «развести руками», выражая в очередной раз недоумение в отношении сказанного оппонентом, поскольку все наоборот, и я в своей статье не то что поддержал оппонента в его фривольном обращении с информацией, изложенной в патенте, а выразил недоумение, как можно не видеть того, что прямо написано в описании патента, причем неоднократно. Оппонент в своей ответной статье свел технический результат, якобы указанный в патенте RU 2270588, до формулировок: «оригинальный гармоничный вкус» или «приятный вкус», тем самым исказив полностью технический результат, который фактически указан и сформулирован в описании данного патента. Давайте еще раз прочтем написанное в описании патента: «Технический результат состоит в создании столового напитка, имеющего приятный мягкий и гармоничный вкус и аромат, присущие свежему спелому шиповнику, и ореховый тон в послевкусии с легкой горчинкой, присущей вкусу вишневых косточек».

Вот потому я и отметил в статье: «Надо очень умудриться, чтобы в такой информации не увидеть технический результат, особенно когда он прямым текстом терминологически так и обозначен в описании патента». Как из этого можно сделать вывод, что я якобы согласился с мнением оппонента о его толковании технического результата по данному патенту, моему уму непостижимо.

Надо очень умудриться, чтобы в такой информации не увидеть технический результат

Читатели могут сами сравнить формулировку технического результата, приведенную в патенте RU 2270588 и усеченную до неузнаваемости оппонентом, который, видимо, не считает «приятный мягкий и гармоничный вкус и аромат, присущие свежему спелому шиповнику, и ореховый тон в послевкусии с легкой горчинкой, присущей вкусу вишневых косточек»5 характеристикой технического результата. У меня закрадывается сомнение, что оппонент такие характеристики не считает в принципе определяющими технический результат для кулинарных изделий и напитков. Оппонент полагает, что одна из особенностей Административного регламента по изобретениям заключается в том, что он не содержит ни одного примера технического результата, определяемого по субъективному ощущению, например: «оригинальный гармоничный вкус», «приятный вкус» и т. п.

Хорошо известно и вряд ли кто будет отрицать, что физические свойства различных продуктов (любых) могут быть измерены и оценены с помощью инструментально-приборных средств. Когда это невозможно, то определенные физические свойства могут быть оценены органолептическими методами. Именно таким образом оцениваются такие физические свойства пищевых продуктов, как вкус и запах, и такая оценка не является, вопреки мнению оппонента, субъективной.

Оценка органолептическими методами (экспертная оценка с использованием установленных методик) пищевых продуктов проводится в отношении объективно существующих (проявляющихся) физических свойств продукта, к каковым относятся вкус и запах. Объективность или субъективность метода их оценки не говорит о том, что вкус и запах из объективных качественных физических свойств продукта переходят в субъективные характеристики. Достаточно ознакомиться со стандартом ГОСТ Р ИСО 5492–2005 «Органолептический анализ. Словарь», чтобы не отождествлять объективность физического свойства продукта с объективными или субъективными методами оценки того или иного свойства продукта. Если после этих пояснений еще раз вернуться к определению технического результата, данному в Административном регламенте, то однозначно видно, что в нем говорится о проявляемом объективно существующем физическом свойстве (явлении, эффекте), а не об объективности или субъективности оценки того или иного объективно существующего свойства (явления, эффекта).

Давайте еще раз прочитаем то, что написано в Административном регламенте и не будем фантазировать и искажать написанное. Давайте не путать объективность проявляемого свойства с методами его измерения, которые (методы измерения) могут быть, в свою очередь, объективными (инструментальными), а могут быть и субъективными (органолептическими), но в любом случае этими методами измеряется (оценивается) объективно существующее физическое свойство. Говорить можно о чем угодно, но нельзя объективно или субъективно оценить (измерить) то, чего нет.

Говорить можно о чем угодно, но нельзя объективно или субъективно оценить (измерить) то, чего нет

Оппонент, анализируя занимательность и/или зрелищность как результаты, не имеющие технического характера, и приводя пример с созданием в кинотеатрах объемного изображения, недоумевает, почему этот результат (объемное изображение) не должен быть признан техническим.

Во-первых, никто в Административном регламенте не относил создание объемного изображения к нетехническим результатам, а во-вторых, не надо приравнивать технический результат в виде принципа получения объемного изображения к порождаемому им следствию в виде субъективного восприятия (зрелищно — не зрелищно) демонстрируемого объемного изображения.

Формула сказанного может быть отображена следующим образом: объемность изображения = физическое свойство = технический результат; зрелищно/не зрелищно ≠ физическое свойство ≠ технический результат.

Вкус малины в шоколаде — объективно существующее физическое свойство (вкус) такого шоколада, а нравится такой вкус кому-либо или не нравится (субъективная оценка), не может повлиять на объективность существования такого физического свойства как вкус (запах).

Органолептические свойства пищевых продуктов (любых), к которым относятся в том числе вкус, запах, определяются технологическими инструкциями и стандартами. Методы органолептической оценки вкуса и запаха предусмотрены даже для таких продуктов как молоко и вода питьевая, например, в стандартах времен СССР (ГОСТ 28283–89 «Молоко коровье. Метод органолептической оценки запаха и вкуса», ГОСТ 3351–74 «Вода питьевая. Методы определения вкуса, запаха, цветности и мутности»).

Если оппонент считает, что технический результат любого продукта может определяться характеристиками, которые могут быть измерены только соответствующими инструментами и приборами, например измерение силы тока или массы тела, а органолептические методы не могут использоваться для установления технического результата, то его право так думать. Не уверен, что найдется много последователей такого мышления.

Завершая свою статью, М. В. Пантелеев отметил, что, на его взгляд, сегодня нет необходимости сохранения термина «технический результат», так как, по его мнению, он является неоднозначным. Но если выкинуть термин «технический результат» из Административного регламента, то что вместо него? Что заменит его функцию при оценке патентоспособности изобретения или полезной модели?

Могу лишь обратить внимание на то, что от термина «технический результат» до сих пор не отказались не только в Роспатенте, но и в Европейском патентном ведомстве. Достаточно обратить внимание на Руководство по экспертизе в Европейском патентном ведомстве, часть С «Руководящие принципы для проведения экспертизы по существу» (в редакции 2010 г.), п. 2.3.1, 2.3.6, 9.8 (ii)c, 11.5.2, 11.7, 11.10.2, 11.12. Если внимательно перечитать все технические результаты, которые приведены в перечисленных пунктах европейских правил, то несложно заметить, что они представляют собой именно те присущие изобретению технические свойства (явления, эффекты), которые прямым текстом поименованы в Административном регламенте Роспатента.

Но последнюю точку в споре «надо — не надо» поставил российский законодатель, который ввел термин «технический результат» непосредственно в одну из новых норм ст. 1378 ГК РФ, которая вступает в силу с 1 октября 2014 г.6:

Статья 1378. Внесение изменений в документы заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец 2. Дополнительные материалы изменяют заявку на изобретение или полезную модель по существу в одном из следующих случаев, если они содержат: указание на технический результат, который обеспечивается изобретением или полезной моделью и не связан с техническим результатом, содержащимся в тех же документах.

Я полагаю, что нужно не отрицать использование термина «технический результат» при оценке патентоспособности изобретений (полезных моделей), а корректно его применять в определении, данном в Административном регламенте.


  1. Пантелеев М. В. Термин «технический результат» неоднозначен // Патентный поверенный. 2014. № 1. С. 5.
  2. Джермакян В. Ю. Технический результат не является использованием только «техники в железе»//Там же. 2013. № 6. С. 2.
  3. Патенты и лицензии. 2009. № 8. С. 17.
  4. Джермакян В. Ю. Расширение арсенала средств не является универсальным техническим результатом // Патентный поверенный. 2013. № 3. С. 19; Принципы допустимости изменения технического результата в процессе экспертизы заявки // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2013. № 5. С. 8; Техническое решение и технический результат в патентном законодательстве России // Патенты и лицензии. 2007. № 1. С. 7.
  5. При этом мы исходим из условия, что указанный технический результат действительно присущ напитку, а не является надуманным плодом фантазии изобретателей.
  6. Федеральный закон от 12 марта 2014 г. № 35-Ф3 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2014. № 4. С. 41.
Поделиться:
Вернуться назад