В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Устранение Судом по интеллектуальным правам нарушений прав и законных интересов заявителей в решениях Роспатента в случаях признания этих решений недействительными

19 Декабря 2014
Мещеряков

В. А. Мещеряков,
советник фирмы патентных поверенных «Городисский и партнеры»

Комплекс системных проблем, возникающих в случаях признания судами (здесь и далее анализ приведен в основном на примерах арбитражного процесса) решений Роспатента недействительными, порожден не в связи с созданием и функционированием Суда по интеллектуальным правам. Эти проблемы возникают в связи с обязанностью судов не только оценивать законность оспариваемых решений Роспатента как одного из органов, осуществляющих публичные полномочия, но и, в случае признания решения Роспатента недействительным, указывать в резолютивной части своего решения на обязанность Роспатента устранить допущенные в его решении нарушения прав и законных интересов заявителей, как это установлено пунктом 3 части 4 статьи 201 АПК РФ. В связи с созданием Суда по интеллектуальным правам и сосредоточением в нем всех споров об охраноспособности изобретений и иных объектов промышленной собственности появились условия выработки единообразно применяемых подходов к разрешению указанных проблем.

Отметим принципиально важное для нижеприведенного анализа условие, вытекающее из положений указанного пункта АПК РФ. Суд вправе лишь отменить оспоренное решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения, но при этом не вправе принять новое решение в отношении возражения. Вместо этого суд должен обязать Роспатент совершить соответствующие мотивам решения суда правоустанавливающие действия, то есть. суд, отменяя решение Роспатента, не вправе принять еще и решение об удовлетворении возражения, выдаче патента, отказе в его выдаче, аннулировании патента или восстановлении его действия.

Из вышеизложенного возникает вопрос: какие процессуальные действия должен совершить Роспатент, исполняя требование суда, отменившего решение Роспатента, устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителей, правообладателей и иных сторон споров об охраноспособности объектов промышленной собственности?

Для ответа на этот вопрос вначале отметим перечень существующих видов споров об охраноспособности (здесь и далее приведен анализ споров в основном о патентоспособности изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, но это же относится и к охраноспособности товарных знаков).

Все виды этих споров можно разделить по типу жалоб (заявлений) на решения Роспатента на три вида жалоб на решения:

  • об отказе в выдаче патента (жалобы на решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против решения об отказе в выдаче патента);
  • об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента;
  • об удовлетворении возражения против выдачи патента и признании его недействительным (аннулировании патента полностью или частично).

Признание судом недействительным решения Роспатента (отмена решения), относящегося к первому виду споров, означает, что отказ в удовлетворении возражения заявителя (лицо, подавшее заявку на объект промышленной собственности) против решения экспертизы (решение Роспатента об отказе в выдаче патента, свидетельства, проект которого подготовлен экспертами Федерального института промышленной собственности — ФИПС), нарушает право заявителя на приобретение исключительного права (получение патента, свидетельства) на охраноспособный объект промышленной собственности.

Признание судом недействительным решения Роспатента, относящегося ко второму виду споров, означает, что отказ в удовлетворении возражения лица, подавшего возражение против выдачи патента, свидетельства, нарушает законный интерес этого лица признать недействительными эти патент, свидетельство, которые выданы незаконно.

Признание судом недействительным решения Роспатента, относящегося к третьему виду споров, означает, что удовлетворение возражения лица, подавшего возражение против выдачи патента, свидетельства, нарушает права обладателя патента, свидетельства, которые выданы на законных основаниях, продолжать осуществление своих исключительных прав, удостоверяемых этими охранными документами.

Учитывая, что суд вправе только отменить оспоренное решение Роспатента, признание судом решения Роспатентом недействительным восстанавливает положение, существовавшее до принятия этого решения.

суд вправе только отменить оспоренное решение Роспатента, признание судом решения Роспатентом недействительным восстанавливает положение, существовавшее до принятия этого решения.

Так, относительно первого из указанных видов споров отмена решения Роспатента (принятого с участием Палаты по патентным спорам) об отказе в удовлетворении возражения заявителя против решения Роспатента (принятого с участием экспертов ФИПС) об отказе в выдаче патента означает восстановление положения, в котором имеется действующее решение Роспатента (принятое с участием экспертов ФИПС) об отказе в выдаче патента и возражение заявителя, в отношении которого Роспатентом должно быть принято новое решение с учетом мотивов решения суда.

Относительно споров второго вида отмена решения Роспатента (принятого с участием Палаты по патентным спорам) об отказе в удовлетворении возражения третьего лица, оспаривающего действительность патента, против выдачи патента означает восстановление положения, в котором имеется действующее решение Роспатента (принятое с участием экспертов ФИПС) о выдаче патента и возражение третьего лица, оспаривающего действительность патента, в отношении которого Роспатентом должно быть принято новое решение с учетом мотивов решения суда.

Относительно третьего вида споров отмена решения Роспатента (принятого с участием Палаты по патентным спорам) о признании патента недействительным означает восстановление положения, в котором имеется решение Роспатента (принятое с участием экспертов ФИПС) о выдаче патента, действие которого возобновлено в связи с отменой судом решения Роспатента, и возражение третьего лица, оспаривающего действительность патента, в отношении которого Роспатентом должно быть принято новое решение с учетом мотивов решения суда.

Эти решения должен принять Роспатент в рамках требования суда об устранении допущенных нарушений прав и законных интересов сторон спора.

Казалось бы, для этого Роспатенту достаточно принять формальное решение во исполнение предписания суда, образно выражаясь, на типовом бланке стандартного содержания, в котором сделать вытекающий из решения суда, отменившего решение Роспатента, вывод об удовлетворении или об отказе в удовлетворении возражения и вытекающее из этого вывода решение о выдаче патента, аннулировании или восстановлении действия патента, свидетельства или восстановлении действия этих охранных документов. Принятие такого решения в силу того, что оно всего лишь исполняет предписание суда, не нуждается в процедуре повторного рассмотрения спора и участия сторон спора.

Однако только факт отмены судом решения Роспатента, относящегося к любому из указанных трех видов споров, является недостаточным основанием для удовлетворения или отказа в удовлетворении указанных возражений в полном объеме и принятия соответствующего решения без осуществления Роспатентом ряда процессуальных действий, предусмотренных порядком рассмотрения возражений, установленным статьей 1248 ГК РФ и Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Роспатента от 22.04.2003 г. № 56 (зарегистрированы в Минюсте России 08.05.2003 г., рег. № 4520, опубликованы в «Российской газете» 21.05.2003 г.).

Так, относительно споров первого вида, в случае принятия Роспатентом решения об отказе в выдаче патента, мотивированного принципиальной непатентоспособностью объекта промышленной собственности (например, заявлено решение, на которое в соответствии с пунктом 4 статьи 1349 и пунктами 5 и 6 статьи 1350 ГК РФ в принципе не может быть выдан патент) или несоответствием изобретения условию патентоспособности «промышленная применимость», оценка соответствия изобретения условию патентоспособности «новизна» и «изобретательский уровень» не проводится. В случае отмены судом таких решений Роспатента объективно необходимо провести экспертизу в части «новизны» и «изобретательского уровня», по результатам которой можно принять решение о выдаче или отказе в выдаче патента. То есть возражение заявителя может быть удовлетворено лишь частично (решение Роспатента об отказе в выдаче патента как необоснованное будет отменено, но при этом может быть принято также решение об отказе в выдаче патента с иными мотивами). Есть и другие ситуации, когда отмена решения Роспатента не означает законность «автоматической» выдачи патента.

Во втором виде споров отмена судом решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента не является достаточным основанием для признания патента недействительным полностью, поскольку патентообладателю предоставлено нормативно установленное право изменять в установленном порядке формулу изобретения, полезной модели, перечень существенных признаков промышленного образца, если без этих изменений патент должен быть признан недействительным полностью, а в случае их принятия — только частично (абзац второй пункта 4.9 упомянутых Правил). Т. е. возражение против выдачи патента может быть удовлетворено только частично (оспоренный патент может быть признан недействительным лишь частично).

В третьем виде споров отмена судом решения Роспатента о признании патента недействительным не является достаточным основанием для восстановления действия патента, поскольку Роспатенту (в лице коллегии Палаты по патентным спорам) предоставлено нормативно установленное право выходить за рамки мотивов возражения и учитывать иные обстоятельства, препятствующие выдаче патента (пункт 4.8 упомянутых Правил). То есть возражение против выдачи патента может быть удовлетворено только частично (решение об аннулировании патента будет отменено как необоснованное, но при этом может быть принято также решение об аннулировании патента по иным мотивам).

С учетом указанных обстоятельств принятие Роспатентом решения по устранению допущенных им нарушений прав и законных интересов сторон спора может быть осуществлено только по результатам повторного рассмотрения возражения в порядке, установленном для «первичного» рассмотрения возражений. Процессуальные отличия повторного рассмотрения возражения от «первичного» будут заключаться только в том, что доводы, содержащиеся в возражении, не могут рассматриваться и переоцениваться Роспатентом, если они рассмотрены и им дана оценка в решении суда, отменившего решение Роспатента.

Такой подход уже применяется в практике Роспатента.

Так, решением Арбитражного суда г. Москвы от 28 февраля 2013 г. по делу № А40-110460/12-5-1021 отменено решение Роспатента о признании патента на изобретение № 2148400 недействительным полностью.

В резолютивной части этого решения указано:

Признать решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности (123995, г. Москва, Бережковская наб., 30, 1, ОГРН 1047730015200, ИНН 7730176088) от 11.07.2012 г. по заявке № 200110097104030/63 (2148400) несоответствующим положениям ст.ст 4, 29 Патентного закона Российской Федерации и недействительным полностью.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности восстановить нарушенные права и охраняемые законом интересы Дебиофарм. С.А. путем внесения соответствующих сведений в отношении патента Российской Федерации на изобретение № 2148400 в Государственный реестр изобретений Российской Федерации

Это требование суда Роспатент выполнил на основании повторного рассмотрения возражения и принятия по результатам его рассмотрения решения с резолютивной частью: «отказать в удовлетворении возражения, поступившего 18.04.2012, патент Российской Федерации на изобретение № 2148400 оставить в силе».

Положения статьи 201 АПК РФ, обязывающие суды указывать в резолютивной части своих решений на обязанность органов, осуществляющих публичные полномочия, устранить допущенные ими нарушения прав и законных интересов граждан, не учитывают указанных особенностей процедуры рассмотрения споров Роспатентом. На восполнение этого пробела, очевидно, направлены положения абзацев третьего и четвертого пункта 53 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29.

Этими положениями, во-первых, уточнено, что указываемая в резолютивной части решений судов обязанность органов, осуществляющих публичные полномочия, устранить допущенные ими нарушения прав и законных интересов граждан применительно к Роспатенту заключается в совершении им соответствующих правоустанавливающих действий.

Во-вторых, установлено, что в случае необходимости (например при отмене судом решения Роспатента в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) суд вправе обязать Роспатент рассмотреть возражение повторно, с учетом решения суда.

И, наконец, в третьих, конкретизировано одно из возможных правоустанавливающих действий: обязать Роспатент аннулировать патент, регистрацию товарного знака, если при рассмотрении дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным патента или предоставления правовой охраны товарному знаку установлено наличие основания для такого признания.

Правовая позиция, сформулированная в абзаце третьем пункта 53 указанного постановления высших судов, предусматривает, что в рамках устранения Роспатентом допущенного нарушения прав и законных интересов сторон спора повторное рассмотрение Роспатентом возражений возможно не во всех случаях, а только в случае необходимости. В качестве примера приведен случай, когда решение Роспатента отменено судом в связи с существенным нарушением процедуры его принятия. Если этот пример выражает границы указанных случаев, когда необходимо проводить повторное рассмотрение, то эти границы охватывают только те случаи, когда суд, отменяя решение Роспатента, не рассматривал содержащиеся в решении Роспатента доводы.

в рамках устранения Роспатентом допущенного нарушения прав и законных интересов сторон спора повторное рассмотрение Роспатентом возражений возможно не во всех случаях, а только в случае необходимости

Тем не менее при любом толковании логики указанной правовой позиции ее применение, как мне представляется, может привести к ограничению прав и законных интересов сторон споров. В частности, — к ограничению прав заявителей и патентообладателей изменять формулу изобретения, полезной модели, перечень существенных признаков промышленного образца (т. е. препятствуют заявителям и патентообладателям соответственно приобрести исключительные права или сохранить их действие на законном основании); ограничению прав Роспатента выходить за рамки спора и учитывать обстоятельства, которыми он располагает и которые свидетельствуют о незаконности предоставления исключительных прав или недействительности выданного патента (т. е. препятствуют исполнению функции государственного органа по недопущению на отечественный рынок незаконно предоставленных исключительных прав).

Как показано выше, необходимость повторного рассмотрения Роспатентом возражений, обусловленная необходимостью проведения Роспатентом экспертизы либо осуществления заявителями, правообладателями и Роспатентом своих прав соответственно изменять формулу изобретения, полезной модели, перечень существенных признаков промышленного образца, выходить за рамки мотивов возражений, возникает во всех случаях отмены судом решения Роспатента.

Как мне видится, правовая позиция, сформулированная в абзаце четвертом пункта 53 указанного постановления высших судов, еще в большей степени демонстрирует направленность позиции по абзацу третьему на избирательность подхода к повторному рассмотрению. Эта правовая позиция заключается в том, что если при рассмотрении судом дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным патента или предоставления правовой охраны товарному знаку установлено наличие основания для такого признания, то суд с учетом конкретных обстоятельств вправе также обязать Роспатент аннулировать патент, регистрацию товарного знака. Если эту позицию понимать как не допускающую возможность повторного рассмотрения дела Роспатентом, то ее применение будет нарушать упомянутые права правообладателей на изменение формулы изобретения, полезной модели, перечня существенных признаков промышленного образца.

С другой стороны, эта правовая позиция представляет интерес в том, что она предусматривает право суда выходить за рамки спора и принимать к рассмотрению фактические обстоятельства или основания, не учтенные в споре. Это вытекает из следующего простого толкования условия данной правовой позиции: «если судом установлено наличие основания для такого признания …». Зададимся вопросом: что представляют собой устанавливаемые судом основания для аннулирования патента, свидетельства? Этими основаниями могут быть те, которые: рассмотрены в решении Роспатента, но не признаны им в качестве таковых; содержатся в административном деле, но не рассмотрены в решении Роспатента; выявлены судом вне рамок административного дела (новые или вновь открывшиеся). Ограничений на этот счет правовая позиция, выработанная высшими судами (абзац четвертый пункта 53 упомянутого постановления двух Пленумов), не содержит. Это и означает, что одним из возможных устанавливаемых судом оснований являются новые обстоятельства.

При этом указанная правовая позиция предоставляет судам право выходить за рамки спора и привлекать для его разрешения обстоятельства, не рассмотренные в оспариваемых решениях Роспатента только об отказе в признании патента или свидетельства недействительными.

Однако распространение этой правовой позиции только в отношении решений Роспатента об отказе в признании патента или свидетельства недействительными вызывает возражение. Выход судом за рамки спора направлен на недопущение незаконного предоставления исключительного права в ситуациях, когда суд располагает основаниями, подтверждающими незаконность его предоставления. Однако аналогичным образом обстоят дела и в отношении другого вида жалоб: на решения Роспатента об отказе в выдаче патента, свидетельства. Если суд, отменяя такое решение, располагает иными основаниями, препятствующими выдаче патента, свидетельства, то почему же он не должен их применить в этой ситуации? Более того, при отмене решений Роспатента об отказе в выдаче патента, свидетельства встречаются случаи, когда причиной их отмены послужили не вполне достаточные обстоятельства для отказа в выдаче патента, свидетельства и для восполнения этих обстоятельств необходимо привести достаточно общеизвестные и простые для понимания даже не специалистами «средней руки» обстоятельства, как правило, раскрытые в справочной литературе. Этот подход (выход за рамки спора) систематически применяется Роспатентом на практике при рассмотрении возражений на решения об отказе в выдаче патента, свидетельства.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы и предложения.


Правовые позиции, сформулированные абзацами третьим и четвертым пункта 53 упомянутого постановления Пленумов высших судов, как мне представляется, следует применять с учетом отмеченных выше обстоятельств, то есть. правовую позицию указанного абзаца третьего, предусматривающую проведение повторного рассмотрения Роспатентом возражения в случае отмены судом решения Роспатента, распространить на все виды споров. Правовую позицию абзаца четвертого этого же пункта применять с учетом указанной корректировки первой правовой позиции (с проведением повторного рассмотрения Роспатентом возражения) и распространить на первый из указанных видов споров: жалобы на решения Роспатента об отказе в выдаче патента, свидетельства.

Отсутствие в нормативно-правовой базе, регулирующей процедуру рассмотрения указанных споров Роспатентом, положений, определяющих порядок осуществления действий Роспатента по исполнению требований решений судов об устранении допущенных Роспатентом нарушений прав и законных интересов участников сторон спора в случаях отмены судом решения Роспатента, является пробелом в нормативно-правовом регулировании. Эти положения должны быть адекватными нормам законодательства и правовым позициям высших судебных инстанций в части требований судов об устранении Роспатентом допущенных им нарушений прав и законных интересов сторон спора.

Более того, современные условия, предусматривающие сосредоточение всех споров об охраноспособности объектов промышленной собственности в Суде по интеллектуальным правам, позволяют создать такую систему процедур рассмотрения споров данной категории, в которой процедура рассмотрения этих споров на этапе их административного рассмотрения (Роспатент) была бы гармонизированной с процедурой рассмотрения этих споров Судом по интеллектуальным правам.

Примером такой гармонизации может явиться разработка и принятие указанных выше положений, регулирующих порядок исполнения Роспатентом требования суда об устранении допущенных нарушений прав и законных интересов сторон спора, адекватный этим требованиям суда.

Но — это частный случай указанной гармонизации. В общем случае эта гармонизация должна соответствовать выбранной в государстве концепции, в соответствии с которой между патентным ведомством (Роспатентом) и судебной системой (Суд по интеллектуальным правам) распределяется объем процессуальных действий при рассмотрении споров указанной категории. В мировой практике это распределение определяется сложившимися в государствах традициями, В ряде государств традиционно слабым было и остается национальное патентное ведомство, осуществляющее действия по выдаче патентов (регистрации товарных знаков) без особо тщательной проверки охраноспособности указанных объектов промышленной собственности. Некоторые патентные ведомства до сравнительно недавнего времени выдавали патенты по так называемой явочной системе (без проведения экспертизы заявки по существу); существуют ведомства, регистрирующие товарные знаки и осуществляющие проверку только так называемых абсолютных оснований для отказа в регистрации товарного знака. В этих государствах основная исследовательская тяжесть споров данной категории ложится на плечи судебной системы. Ярким представителем этих государств является Франция. Для обеспечения судебной системой такого распределения исследовательской тяжести споров в наиболее крупных городах Франции существуют апелляционные суды, которые специализируются на рассмотрении споров данной категории. В других странах (яркий пример — ФРГ) традиционно сильным является национальное патентное ведомство, которое осуществляет максимально большой объем исследований при проведении экспертизы и рассмотрении споров в административном порядке. Но, несмотря на это, в ФРГ создан специализированный патентный суд, судьями которого являются не только специалисты с высшим юридическим образованием, но с высшим техническим и иным естественно научным образованием. Последние по неизменной традиции выбираются из числа лучших патентных экспертов патентного ведомства. Это создает условия для профессионального рассмотрения споров самими судьями не только в части права, но и в части «техники».

Наше отечественное патентное ведомство традиционно, еще с периода существования СССР, было высокопрофессиональным и уважаемым по этой причине во всем мире. В тот период рассмотрение патентных споров завершалось в административном порядке без перехода на этап судебного рассмотрения. По этой причине отечественная судебная система, не имеющая никакой практики рассмотрения споров данной категории, естественно не могла конкурировать в профессионализме с патентным ведомством в части как вопросов методологии патентной экспертизы (патентного права), так и вопросов техники. Это состояние фактически продолжилось и в первые годы после принятия Конституции РФ и Гражданского кодекса РФ, когда жалобы на решения Роспатента стали рассматриваться судами на общих основаниях в порядке оспаривания действительности ненормативных правовых актов органов государственной власти. Однако в дальнейшем суды, приобретая профессиональный опыт в рассмотрении этих споров, постепенно стали более критично оценивать законность и обоснованность оспариваемых решений Роспатента. Этому способствовала и специализация Арбитражного суда г. Москвы, в составе которого была образована коллегия судей по рассмотрению данных споров. В это же время в Роспатенте, наоборот, стал снижаться общий уровень профессионализма экспертного состава и специалистов — методологов, основной причиной чего стал уход из системы Роспатента ключевых специалистов в области патентной экспертизы, а также смещение концентрации внимания со стороны руководителей Роспатента с патентной экспертизы на общие вопросы, рассмотрение которых отнесено к компетенции Роспатента как органа государственной власти (участие в разработке и осуществлении государственной политики в области интеллектуальной собственности, участие в защите прав и интересов государства в этой области, участие в пресечении исключительных прав и т. п.). В результате была утрачена преемственность «школы патентной экспертизы», с трудом создаваемой на протяжении предшествующих десятилетий. Показательными являются известные специалистам проблемы, возникшие в отношении полезных моделей по причине неправильного применения Роспатентом методики оценки новизны полезных моделей. Эта методика была разработана и единообразно применялась еще в период СССР, когда требование к новизне изобретения было отнесено к совокупности только существенных признаков изобретения точно так, как это установлено ГК РФ относительно полезных моделей. Указанная порочная практика Роспатента привела к острым, системно возникающим в стране конфликтным ситуациям фактического пиратства, когда выданные патенты на полезные модели, повторяющие сущность известных технических решений, добросовестно используемых товаропроизводителями, невозможно было аннулировать по той причине, что Роспатент, оценивая новизну полезной модели, исходил из того, что существенным признаком является любой признак, содержащийся в независимом пункте формулы полезной модели, только потому, что он включен в формулу, а не по той причине, что он причинно обусловливает технический результат, как это установлено давно принятой методикой. И лишь только в 2009 году в «Административный регламент Роспатента», относящийся к экспертизе полезных моделей, была включена указанная методика, разработанная и применяемая еще в СССР. Аналогичные проблемы возникли и в связи с экзотическим применением Роспатентом технического результата как методологического инструмента оценки патентоспособности изобретения и полезной модели, о чем уже на протяжении нескольких лет идет публичная дискуссия специалистов на страницах журналов «Патентный поверенный» и «Патенты и лицензии». Разрешение этих проблем еще предстоит осуществить.

Принятое к настоящему времени решение о создании мощной правительственной структуры на базе Роспатента, к полномочиям которой отнесен весь комплекс направлений, связанных с интеллектуальной собственностью, неизбежно приведет к еще большему смещению института патентной экспертизы к «периферийной зоне» этого ведомства. Учитывая же то обстоятельство, что отечественное законодательство (ГК РФ) возлагает все функции по проведению патентной экспертизы и рассмотрению споров о патентоспособности в административном порядке именно на орган государственной власти, означающее, что все документы экспертизы (запросы, решения) должны быть приняты этим органом власти, это укрупнение Роспатента еще в большей степени сделает формальной подпись государственного чиновника Роспатента на указанных документах экспертизы. Практически во всех странах мира (разумеется, с развитой правовой системой) национальное патентное ведомство состоит из государственного учреждения (по аналогии с нашим ФИПС), подведомственного органу государственной власти. Но все документы экспертизы (запросы, решения) от имени государства принимаются этим учреждением, в частности, самими экспертами. А государственный орган, которому подчинено это учреждение, осуществляет только функции государственного управления, участвуя в разработке и осуществлении государственной политики в области интеллектуальной собственности, и он не вправе вообще вмешиваться в деятельность указанного учреждения по проведению экспертизы. То есть фактически патентным ведомством в указанных странах является упомянутое государственное учреждение, не являющееся органом государственной власти. Нам также следует принять такую организационную систему, тем более в условиях, когда Роспатент значительно расширит свои властные полномочия.

С учетом вышеизложенного состояния патентной экспертизы у нас в стране и в связи со специализацией судебной системы, а также созданием Суда по интеллектуальным правам указанный баланс между патентным ведомством и судебной системой сместился в сторону судебной системы. Но это не должно служить причиной для смещения указанного баланса объема исследовательской составляющей между патентным ведомством и Судом по интеллектуальным правам. На мой взгляд, является очевидным принять у нас в стране такое распределение объема исследований при рассмотрении споров данной категории, которое возлагало бы на патентное ведомство обязанность максимально возможного выполнения этого объема, а не возлагать на Суд по интеллектуальным правам необходимость осуществлять экспертизу «с чистого листа».

В настоящее время порядок рассмотрения указанных споров Роспатентом определен, как выше отмечено, положениями статьи 1248 ГК РФ и Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам. При этом указанные Правила были изданы еще до введения в действие части четвертой ГК РФ и действуют только в той части, которая не противоречит ГК РФ.

Положения этих Правил не только далеко отстали от положений ГК РФ, но и системно стали применяться Роспатентом с их нарушением таким образом, чтобы сократить трудозатраты своих экспертов на рассмотрение споров за счет ограничений прав и законных интересов сторон споров. Эту практику Роспатент неоднократно пытался закрепить нормативно в своих проектах «Административного регламента», регулирующих порядок рассмотрения споров с участием Палаты по патентным спорам. Последняя версия указанного проекта была представлена в середине 2012 года на Интернет-сайте Минэкономразвития России для общественной экспертизы. Нашей фирмой было представлено отрицательное заключение по этому законопроекту.

Этот проект, в частности, предусматривал следующие новеллы.

Так, в случаях, когда возражение против выдачи патента мотивировано не одним, а несколькими основаниями для его аннулирования (например, нессоответствием «новизне», «изобретательскому уровню»), Роспатент рассматривает только одно из этих оснований и, признав его убедительным, не рассматривает другое основание. Или, при наличии в возражении против выдачи патента нескольких ссылок на разные источники информации, приведенные как альтернативные в подтверждение известности одного и того же признака, Палата принимает к рассмотрению только один из этих источников, если он, по мнению членов коллегии Палаты, является убедительным. Наиболее ярким ограничением является не учет Палатой дополнительных к возражению доводов только по той причине, что они не были сформулированы в возражении. К таким доводам можно отнести и те, которые совпадают по сущности, но отличаются по терминологии.

Предоставление Суду по интеллектуальным правам правомочия рассматривать заявления о недействительности нормативных правовых актов Роспатента, надеюсь, создаст условия для взвешенного подхода к разработке и принятию Роспатентом своих ведомственных нормативных правовых актов. Тем не менее представляется целесообразным, кроме того, обсуждать проекты указанных нормативных правовых актов с участием Суда по интеллектуальным правам.

Поделиться:
Вернуться назад