В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Вступление России в ВТО и услуги патентных поверенных

1 Июня 2012

«Патентный поверенный» № 6, 2012 г.

Слова В. И. Ленина «революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, свершилась» можно с уверенностью применить в отношении вступления России в ВТО. Открывается ли в этой связи российский рынок патентных услуг для иностранных патентных поверенных? Ответ на этот вопрос не столь однозначен, о чем свидетельствуют и публикации, и обсуждения, а иметь ясность в данном вопросе желательно.

В весьма обстоятельной публикации «Обязательства, которых мы не знаем»1, А. И. Муранов высказал в 2009 г. мнение по многим проблемам, которые ждут сферу юридических услуг в связи с вступлением России в ВТО, а по рассматриваемому вопросу сказал следующее: «Перед переговорами не была проведена серьезная инвентаризация российского регулирования оказания юридических услуг. Из-за этого в итоговом документе забыли указать на то, что Россия не берет на себя обязательства допускать иностранных лиц в сферу таких юридических услуг, как услуги патентных поверенных. При этом о российских нотариусах не забыли и специально упомянули о том, что Россия не берет на себя обязательства разрешать иностранным нотариусам действовать в России или получать статус российских нотариусов. В результате Россия будет обязана разрешать иностранным патентным поверенным действовать в России именно в качестве иностранных патентных поверенных или же получать статус российских патентных поверенных. И это при том, что с 1993 г. патентными поверенными в России могут быть только российские граждане» .

Данная тема в те годы сама по себе заглохла и не получила развития в прессе, но сейчас, когда Россия вступила в ВТО, российские, да и евразийские патентные поверенные должны иметь ясное и однозначное видение своих перспектив. На сайте «Юрклуба»2 Ю.Федотов, понимая, что ВТО уже близко и от него россиянам не отвертеться, предложил 17 декабря 2011 г. на форуме по интеллектуальной собственности тему: «ВТО и российские патентные поверенные», в обсуждении которой я принял активное участие. Моя позиция состоит в том, что вступление России в ВТО не открывает двери иностранным патентным поверенным, так как услуги патентных поверенных не классифицируются непосредственно как юридические услуги, о которых подробно и аргументированно писал А. И. Муранов.

Противоположная позиция заключается в том, что при определении, что же понимается в ВТО под юридическими услугами, следует исходить исключительно из классификации, которой руководствуется ВТО. Согласно этой классификации деятельность патентных поверенных однозначно попадает в перечень именно юридических услуг.

Свою позицию я пытался обосновать следующими доводами. Обращение непосредственно к классификации, которой руководствуется ВТО, не дает прямого подтверждения, что деятельность и услуги, оказываемые патентными поверенными, являются видом юридических услуг. Классификационная система видов услуг ВТО включает 161 вид услуг, разделенных на 12 крупных разделов. Классификатор лишь перечисляет виды услуг, но не описывает содержание деятельности, относящейся к каждому из них. Для каждого вида услуг и подвида указаны коды Временного классификатора основного продукта ООН (UN provisional central product classification), где дается подробное описание видов услуг.

В документе «Services sectoral classification list» для сектора (подсектора) 1.А.а («Legal Services») указана корреспондирующая группа 861 CPCprov (документ ООН «Provisional central product classification»). Группа 861 CPCprov («Legal services») разделена на классы:
8611 — Legal advisory and representation services in the different fields of law;
8612 — Legal advisory and representation services in statutory procedures of quasi-judicial tribunals, boards, etc.;
8613 — Legal documentation and certification services;
8619 — Other legal advisory and information services.

Как видим, никакого прямого и однозначного упоминания именно о деятельности и услугах патентных поверенных этот документ не содержит, а говорит только о юридических услугах, что, как будет показано далее, не одно и то же. В российских законах и иных нормативных документах нет указания на то, что деятельность и услуги патентных поверенных являются разновидностью именно юридических услуг. Нет этого ни в нормах ГК РФ, ни в законе «О патентных поверенных», ни в правительственных постановлениях, ни в одном из административных регламентов Роспатента.

Многие услуги патентных поверенных действительно адекватны услугам юристов, оказывающих юридические услуги и, например, в целях налогообложения некоторые действия патентных поверенных могут квалифицироваться по аналогии с ними, но этого опять же недостаточно, чтобы квалифицировать деятельность патентного поверенного определенной специализации как деятельность по оказанию юридических услуг.

Обратимся к действующему в России Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД) и, в первую очередь, к п. 74.11, так как именно в нем упомянута деятельность патентных поверенных. Посмотрим, можно ли исходя из содержания данного пункта говорить о том, что в данном разделе он включает только юридические услуги, а услуги патентных поверенных являются лишь видом таких услуг.

П. 74.11 озаглавлен «Деятельность в области права», то есть речь не идет о деятельности в области юридических услуг. Как будет показано далее, деятельность в области права — более широкое определение, нежели деятельность в области оказания юридических услуг, и не всякая деятельность в области права является юридической услугой.

Виды деятельности в области права в п. 74.11 ОКВЭД группируются так:

  • представление интересов одной стороны против другой стороны в судах или других судебных органах:
  • консультирование и представительство в гражданских делах;
  • консультирование и представительство в уголовных делах;
  • консультирование и представительство в связи с трудовыми спорами;
  • предоставление рекомендаций и консультаций по общим вопросам, подготовка юридических документов:
  • свидетельств о регистрации компаний, уставов организаций и аналогичных документов, связанных с созданием компаний;
  • патентов и авторских свидетельств;
  • юридических актов (завещаний, доверенностей и т. п.);
  • деятельность государственных нотариусов, нотариусов по гражданским делам, судебных приставов, арбитров, лиц, назначаемых судом для снятия свидетельских показаний, третейских судей, патентных поверенных.

Как видим, в данном классификаторе вся деятельность в области права разделена на три основных блока:

  • представление интересов одной стороны против другой стороны в судах или других судебных органах;
  • предоставление рекомендаций и консультаций по общим вопросам, подготовка юридических документов;
  • деятельность государственных нотариусов, нотариусов по гражданским делам, судебных приставов, арбитров, лиц, назначаемых судом для снятия свидетельских показаний, третейских судей, патентных поверенных.

Если такая деятельность в области права, как представление интересов сторон в судах или других судебных органах, бесспорно, является юридической услугой, то, например, деятельность судебных приставов, хотя и классифицируется в области права, но в область юридических услуг не входит и согласно ст. 3 федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» в редакции по состоянию на январь 2012 г. судебным приставом может быть только гражданин Российской Федерации.

Возникает интересная ситуация относительно толкования широты деятельности судебных приставов, если ее толковать как юридическую услугу. Неужели после вступления России в ВТО иностранные граждане могут выполнять функции российских судебных приставов? Смешно даже гипотетически представить такую ситуацию. Так почему следует считать, что если деятельность патентных поверенных приведена в классификаторе ОКВЭД в том же блоке в области права, где указаны и судебные приставы, то деятельность патентных поверенных автоматически должна считаться именно и только юридической услугой?

С этих же позиций оценим названную в ОКВЭД в том же блоке в области права деятельность третейских судей, которая также не является юридической услугой, хотя мнения такие есть. Достаточно ознакомиться с публикацией3, краткое извлечение из которой приведено ниже, и такое суждение отпадет:

«Для того, чтобы окончательно убедиться в том, что деятельность по рассмотрению споров в третейском суде услугой не является, необходимо обратиться к тексту п. 1 ст. 11 ГК РФ, который гласит: «Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд». Отсюда видно, что перечисленные в этой статье органы занимаются одной и той же деятельностью, которая, как следует из смысла ст. 11 ГК РФ, не является услугой, а является судебной деятельностью. Эту позицию разделяет и Высший арбитражный суд Российской Федерации, который отказал Государственной налоговой инспекции № 10 Центрального округа г. Москвы в принесении протеста на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы по делу № 12–30 от 26 июня 1995 г.

Уже из двух приведенных примеров совершенно очевидно, что не любая деятельность, прописанная в п. 74.11 ОКВЭД, озаглавленном «Деятельность в области права», является юридической услугой. Так почему мы должны после вступления в ВТО не обращать на это внимания?

Нельзя забывать, что на территории России, кроме четвертой части ГК РФ, которая регулирует деятельность российских патентных поверенных, действует также Евразийская патентная конвенция (ЕАПК), и согласно п. 7 части 1 Положения о евразийских патентных поверенных: «Любое лицо, зарегистрированное в качестве патентного поверенного национальным ведомством договаривающегося государства, может быть зарегистрировано Евразийским ведомством в качестве евразийского патентного поверенного на основании его заявления после сдачи квалификационного экзамена при условии уплаты установленного сбора».

Национальные патентные ведомства всех стран — участниц ЕАПК регистрируют в качестве патентных поверенных только граждан своей страны. Так что никакие иностранные патентные поверенные не могут быть зарегистрированы в качестве патентных поверенных в патентных ведомствах стран — участниц ЕАПК, и согласно их национальным законодательствам национальным патентным поверенным может быть только гражданин страны — участницы ЕАПК.

Например, в России данное положение закреплено в п. 3 ст. 1247 ГК РФ, согласно которому в качестве патентного поверенного может быть зарегистрирован гражданин Российской Федерации, постоянно проживающий на ее территории. Аналогичная норма записана в подпункте 2) п. 2 ст. 2 федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 316-ФЗ «О патентных поверенных», в котором указано, что в качестве патентного поверенного может быть аттестован и зарегистрирован гражданин Российской Федерации, который постоянно проживает на территории Российской Федерации.

Аналогичные нормы предусмотрены в законодательных актах других стран-участниц ЕАПК. Например, в Республике Беларусь в качестве патентного поверенного может быть аттестовано и зарегистрировано дееспособное физическое лицо, которое имеет постоянное место жительства в Республике Беларусь, а в Республике Казахстан патентными поверенными могут быть граждане республики, которым в соответствии с законодательством Республики Казахстан предоставлено право на представительство физических и юридических лиц перед уполномоченным органом и экспертной организацией.

Интересно также, с каких платежей и за какие услуги иностранного патентного поверенного государство российское будет взимать налоги, если он, минуя российских и евразийских патентных поверенных, будет напрямую почтой подавать заявки своих иностранных клиентов и вести переписку с Роспатентом и ЕАПВ, а оплачивать будет обязан только установленные пошлины, с которых налоги не взимаются?

P. S. Прошу рассматривать данную публикацию как открытое письмо в адрес Роспатента4 с просьбой публично высказать свою позицию по затронутому вопросу.

От редакции. Читателям, которых заинтересовала поднятая автором статьи проблема, настоятельно рекомендуем обратить внимание на Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 9 июля 2012 г. № 17-П, извлечения из которого публикуются в этом номере журнала.


  1. Подробнее здесь. См. также: Муранов А. И. Российские патентные поверенные и вступление России в ВТО // Патентный поверенный. 2008. № 2. С. 21.
  2. См. здесь
  3. Скородумов Е. Налоги, страховые взносы и третейские суды
  4. Роспатент в настоящее время находится в ведении Минэкономразвития России, позиция которого по затронутому в статье вопросу также весьма интересна.

Поделиться:
Вернуться назад