В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
 
Версия для печати

Товарный знак как инструмент конкурентной борьбы

№ 87 (2012)

Как известно, товарный знак — это обозначение, которое служит для индивидуализации товаров (услуг) юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Однако в последнее время все чаще можно обнаружить ситуацию, при которой исключительное право на товарный знак приобретается не для целей использования указанного товарного знака в качестве некоего «отличительного знака», а исключительно для целей недобросовестной конкурентной борьбы.

Так было и в нашем, уже ставшим достаточно известным, судебном деле, в котором мы можем поставить финальную точку только сейчас. Началось все еще в сентябре 2009 года, когда в екатеринбургский офис фирмы «Городисский и Партнеры» обратился за помощью индивидуальный предприниматель, уже проиграв дело в суде первой инстанции.

Ситуация была такова: Один из производителей пластиковой тары на территории Пермского края зарегистрировал на свое имя более 170 различных изобразительных товарных знаков. При тщательном изучении указанных товарных знаков выяснилось, что все они представляют собой схематическое изображение рельефа верхней плоскости крышек различных пластиковых упаковок. Указанные товарные знаки были зарегистрированы в отношении товаров 16 и 30 классов МКТУ (пластиковая упаковка и кондитерские изделия).

На судебных разбирательствах, в которых уже принимали участие юристы и патентные поверенные фирмы «Городисский и Партнеры», речь шла о нарушении исключительного права на два товарных знака: по свидетельствам № 353185 и 347507. При этом требования предъявлялись как к производителю пластиковых упаковок для торта, так и к производителю кондитерских изделий, который продавал свои изделия в этих пластиковых упаковках, а также к владельцу магазина, осуществлявшего реализацию кондитерских изделия в спорных упаковках.

Уникальным в данном случае являлось то, что использованием изобразительного (плоского!) товарного знака признавалось использование пластиковых упаковок для торта с рельефом крышки, схожим, по мнению суда, с товарным знаком. В данном деле суд посчитал неотделимую часть крышки упаковки для торта товарным знаком, нанесенным методом термоформования (несмотря на наличие заключения судебного эксперта о том, что на крышке упаковки для торта вообще нет никакого товарного знака, то есть, нет обозначения, которое может быть воспринято потребителями как товарный знак. Этот же вывод подтверждался и результатами социологического исследования).

Товарный знак — это обозначение, которое служит для индивидуализации товаров (услуг) юридических лиц или индивидуальных предпринимателей

Кроме того, абсурдность ситуации заключалась и в том, что упаковки для торта со спорным рельефом производились ответчиками намного раньше, чем была подана заявка на регистрацию товарного знака (этот вывод содержался и в решении суда). После изучения материалов данного дела стало очевидным, что в действующем законодательстве отсутствуют нормы, которые напрямую давали бы ответ на вопрос о том, почему в данной упаковке для торта товарный знак не используется. Именно по этой причине и суд апелляционной инстанции, и суд кассационной инстанции оставили в силе решение суда первой инстанции.

Параллельно с судебными разбирательствами специалистами нашей фирмы было принято решение о подготовке и направлении в антимонопольный орган заявления о признании действий правообладателя, связанных с приобретением и использованием исключительного права на товарные знаки по свидетельствам № № 347507 и 353185, актом недобросовестной конкуренции. По данному делу пришлось доказывать широкую известность в гражданском обороте до даты подачи заявок на товарные знаки подобных упаковок для торта, известность самого обозначения и использование его различными лицами независимо от правообладателя (были собраны различные каталоги продукции, получены письма от производителей упаковок).

Недобросовестность действий правообладателя заключалась и в том, что путем указанных товарных знаков он фактически пытался получить исключительные права не на средство индивидуализации, а на художественно-конструкторское решение внешнего вида давно известного и широко применяемого изделия. Причем в данной ситуации именно исключительное право на товарный знак давало возможность правообладателю запрещать третьим лицам производство не только упаковки, содержащей тождественное обозначение, но и обозначение, сходное до степени смешения. Под эту группу товаров подпадало значительное количество упаковок, не имеющих ярко выраженных особенностей и производимых на тот период времени различными компаниями. Ситуация осложнялась еще и тем, что правообладатель является владельцем большого количества товарных знаков (более 170!), представляющих собой схематическое изображение рельефа крышки различных упаковок для торта, производимых третьими лицами независимо от правообладателя. Это означало, что правообладатель имел реальную возможность влиять на рынок пластиковой тары на территории всей России, в частности, путем запрета третьим лицам производить многие виды упаковок для торта. Стоит отметить, что сам правообладатель не производил большинство упаковок, рельеф поверхности которых даже теоретически мог быть признан схожим с зарегистрированными им товарными знаками, и уж тем более правообладатель не использовал многие зарегистрированные им товарные знаки для маркировки своей продукции.

Правообладатель имел реальную возможность влиять на рынок пластиковой тары на территории всей России

Несмотря на большую длительность и сложность рассмотрения указанного дела, нам все же удалось добиться признания антимонопольными органами действий правообладателя, связанных с государственной регистрацией товарных знаков по свидетельству № 347507 и свидетельству № 353185, актом недобросовестной конкуренции. Суды признали решение антимонопольного органа законным и обоснованным.

Это, в свою очередь, позволило нам обратиться в Роспатент и добиться признания предоставления правовой охраны указанным товарным знакам недействительной, что в конечном итоге послужило основанием для пересмотра и последующей отмены состоявшихся решений суда по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

В итоге правообладателю было отказано в удовлетворении его исковых требований в полном объеме, кроме того, он лишился двух своих товарных знаков. Это дело имеет большое значение, так как создает прецедент, благодаря которому иные производители пластиковых упаковок могут защитить свои права и отстаивать возможность и в дальнейшем производить свою продукцию.

Однако, несмотря на благоприятный исход вышеуказанных судебных дел, обозначенная ситуация все же остается проблемной. Нам удалось аннулировать регистрацию двух товарных знаков, однако у упомянутого лица зарегистрировано более 170 аналогичных по своей сути товарных знаков. Это говорит о том, что подобные судебные дела могут появляться снова и снова, приводя к серьезным финансовым и временным потерям у добросовестных производителей.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу.


Oчень хочется надеяться, что и судебная практика по указанному вопросу все же будет меняться, в частности, суды при рассмотрении дел о незаконном использовании товарного знака будут все чаще, наряду с иными вопросами, выяснять вопрос о том, используется ли спорное обозначение ответчиками в качестве средства индивидуализации или это обозначение выполняет иные функции и не воспринимается в качестве товарного знака потребителями. Безусловно, определенные изменения в указанном вопросе есть уже сейчас, однако такой подход, к сожалению, все еще очень редко применяется судами.


Поделиться:
Вернуться назад