В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ
СОБСТВЕННОСТЬ и ТМТ
����
x
 
Версия для печати

Вход минус – выход плюс: как не потерять контрагента в период пандемии и чего ждать от моратория на банкротство

26 Мая 2020

Бизнес понемногу возвращается к работе, но уже определенно по другим правилам. За время пандемии пострадали свыше половины предприятий малого и среднего бизнеса – 53% охарактеризовали свое положение как «катастрофа» или «кризис». При этом правительственными мерами поддержки, в том числе получением справок о форс-мажоре от ТПП, налоговыми каникулами, воспользовались всего около 6% предпринимателей. В какой позиции оказались те, кто мерами не воспользовались, что нужно знать бизнесу для более «мягкого» выхода из режима самоизоляции и как быть потребителям?

Полагаю, не стоит сильно переживать из-за отсутствия справки о форс-мажоре, которые стала выдавать Торгово-промышленная палата РФ с наступлением нерабочих дней, особенно если форс-мажор имеет место по внутрироссийскому договору. Необходимо понимать, что справка о форс-мажоре бывает нужна, в основном, при возникновении судебного спора – для предъявления в суде обстоятельств, послуживших основанием возникновения форс-мажора. Однако, наличие справки от ТПП РФ не означает автоматического применения последствий форс-мажора, установленных законом или договором. Справка – это подтверждение от органа власти факта наличия чрезвычайных обстоятельств, препятствующих исполнению контракта. Такие документы были нужны в случае «локальных» форс-мажоров, об обстоятельствах наступления которых могло не быть достоверно известно контрагенту или суду. Сейчас ситуация принципиально иная – факт наступления чрезвычайных обстоятельств непреодолимой силы зафиксирован в целом ряде нормативных актов. В этой связи для внутрироссийских сделок подобные справки не потребуются. Однако, для предъявления в иностранных и международных коммерческих арбитражах в случае возникновения судебного спора подобный документ получить целесообразно.

При этом не следует забывать, что в общем случае признание неких обстоятельств форс-мажором (в российском законодательстве используется в целом аналогичный термин «обстоятельства непреодолимой силы») не освобождает сторону полностью от исполнения обязательств по договору, а лишь изменяет срок их исполнения и освобождает от ответственности (пеней, штрафов и т.п.). Полностью от исполнения обязательств по договору его стороны могут освобождаться только в том случае, если непосредственно чрезвычайные обстоятельства полностью препятствуют выполнению обязательств или обе стороны вследствие наступления таких обстоятельств утратили интерес к исполнению договора.

Однозначно стоит порекомендовать всем предпринимателям, для которых эпидемия коронавируса стала форс-мажором, уведомить своих контрагентов о том, какие именно обязательства вы не можете выполнять и о прогнозируемых сроках, когда это вновь станет возможным. Целесообразно вступить с контрагентом в переговоры по поводу судьбы ранее заключенного договора, предложить ему какие-то варианты, поискать возможности для изменения взаимных обязательств, если они объективно не могут быть выполнены в полном объеме. Даже если договориться не удастся и спор из такого договора переместится в суд, подобное поведение продемонстрирует суду добросовестность намерений вашей стороны.

Например, сейчас уже начинаются в массовом порядке споры по договорам аренды коммерческой недвижимости между арендодателями и арендаторами. Развитие таких споров пока что сдерживают действующие ограничения на перемещение граждан и особый порядок работы судов. Однако, как только ограничения будут сняты, а все суды в полном объеме восстановят свою работу, можно ожидать настоящий вал подобных процессов. Многие юристы, практикующие в данной области, сходятся во мнении, что суды не будут признавать добросовестными «крайние» позиции сторон. То есть, со стороны арендатора – полный отказ от уплаты арендной платы за периоды вынужденного простоя во время действия режима изоляции или требование снизить ее до совсем уж символических значений. А со стороны арендодателя недобросовестной может быть признана столь же радикальная позиция, выражающаяся в отказе от какого-то бы ни было пересмотра условий договора, либо совершенно формальные, незначительные уступки арендатору. Однако, в целом конечный результат будет определяться всей совокупностью обстоятельств по каждому конкретному спору.

При условии, что некоторые предприятия не могут выполнять обязательства ввиду работы подрядчиков на разных территориях РФ с различной степенью ограничений, в таких ситуациях также должно помочь уведомление контрагента о форс-мажоре с приложением подтверждений в виде копий нормативных актов соответствующего субъекта Российской Федерации, где расположен контрагент (или иностранного государства, если он за рубежом). Кроме того, целесообразно получить и официальное письмо от такого контрагента о том, в каком режиме он функционирует, когда планирует восстановить работу и приступить к выполнению вашего заказа. При этом, следует учитывать, что ранее в российской судебной арбитражной практике неисполнение контрагентами стороны своих обязательств (наряду с общим изменением рыночно конъюнктуры, снижением курса национальной валюты и т.п.) не признавалось форс-мажором. Суды всегда указывали на то, что такое неисполнение лежит в области предпринимательских рисков, которые сторона гражданского оборота должна учитывать и заблаговременно принимать меры к их устранению. Однако, сейчас с выходом «Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 апреля 2020 года, появилась надежда, что подобный подход может измениться. Верховный Суд в п. 8 и 9 указанного обзора рекомендует судам устанавливать наличие обстоятельств непреодолимой силы с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

Также высший суд указывает четыре группы фактов, которые сторона должна доказать для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств:
а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Большинство потребителей, действительно, оказались в непростой ситуации. С одной стороны, действующее в России законодательство о защите прав потребителей накладывает достаточно жесткие обязательства на компании, работающие с клиентами – физическими лицами. А за невыполнение этих обязательств законом предусмотрены серьезные штрафы. И никто данные нормы законодательства не отменял. С другой стороны, это законодательство писалось под обычную ситуацию и предполагало защиту от недобросовестных продавцов и исполнителей услуг. Сейчас же обстоятельства, препятствующие бизнесу выполнять свои обязательства перед клиентами, действительно являются чрезвычайными и непреодолимыми. В такой ситуации массовое предъявление контрагентами, включая и потребителей, требований о выполнении обязательств, да еще и с учетом полагающихся за неисполнение санкций привело бы к массовым банкротствам, особенно малого и среднего бизнеса. Это стало одной из причин, по которым Правительством был введен шестимесячный мораторий на возбуждение дел о банкротстве (который с учетом продолжительности действия ограничительных мер, с высокой степенью вероятности может быть продлен). Однако, не стоит забывать, что банкротство должника, по существовавшей и ранее в России практике, вело лишь к незначительному удовлетворению требований простых кредиторов (не залоговых) – не более 5-7 процентов от общей суммы требований в среднем по России за последние годы.

То есть, даже если мораторий на подачу заявлений о банкротстве вскоре будет снят, то массовые банкротства, с одной стороны, не приведут к существенному изменению имущественного положения кредиторов (включая физических лиц – потребителей), а с другой – это только усугубило бы экономический кризис, поскольку действующие предприятия – это рабочие места и доходы граждан, налоги в бюджет, дополнительная социальная инфраструктура и многое другое.

Очевидно, что вводя мораторий на банкротство, Правительство делало выбор не между плохим и хорошим вариантами, а между плохим и худшим. Поэтому потребителям, как и прочим участникам гражданского оборота, стоит запастись терпением и если возможны варианты каких-то компромиссов с контрагентами, на них однозначно стоит рекомендовать соглашаться.

Поделиться:
Вернуться назад