В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
Меню
x
 
 
Версия для печати

Надежды на бизнес-план для успеха франшизы недостаточно

29 мая 2024

По договору коммерческой концессии (ДКК) правообладатель обязуется предоставить франчайзи комплекс исключительных прав (КИП), представляющий собой совокупность объектов интеллектуальной собственности. КИП всегда включает в себя товарный знак, а также иные объекты интеллектуальной собственности правообладателя (коммерческое обозначение, ноу-хау, объекты авторского права, изобретения и т.д.).

Кроме того, в рамках франшизы пользователю передается коммерческий опыт и деловая репутация правообладателя, а франчайзи, в свою очередь, обязуется выплачивать правообладателю вознаграждение за возможность пользоваться ценными активами. Таким образом, франшиза – взаимовыгодный способ ведения бизнеса как для пользователя, так и для правообладателя.

Однако любая коммерческая деятельность подразумевает наличие рисков, и один из таких рисков – неисполнение договорных обязательств – нередко приводит стороны в суд. К самым распространенным нарушениям условий ДКК со стороны пользователей относятся нарушения по выплате вознаграждения правообладателю, а со стороны правообладателей чаще всего встречаются нарушения обязательств, связанных с предоставлением КИП.

Так, индивидуальные предприниматели Кравчук А.С. (правообладатель) и Ковалев К.Е. (пользователь) 1 марта 2018 г. заключили ДКК, по которому правообладатель предоставил пользователю право использования КИП для организации деятельности интерактивного игрового центра для детей под брендом LEFUNGO в Санкт-Петербурге. Поскольку пользователь не выполнил должным образом своих обязательств по выплате вознаграждения правообладателю за использование КИП, правообладатель обратился в суд с иском о взыскании с пользователя задолженности и неустойки по договору (дело № А56-53424/2019).

Рассмотрев исковое заявление правообладателя в упрощенном порядке, суд первой инстанции в иске отказал, мотивировав свой отказ несоблюдением требования о государственной регистрации предоставления права использования КИП по договору, предусмотренного п.2 ст.1028 Гражданского кодекса РФ, и указал, что в отсутствие такой регистрации предоставление права использования КИП считается несостоявшимся.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и удовлетворил требования правообладателя, установив, что фактически права на использование КИП были им предоставлены, и пользователь начал использовать КИП в своей деятельности. Среди прочего, ИП Ковалев К.Е. предоставлял ИП Кравчуку А.С. отчеты о ведении деятельности под его товарным знаком.

При этом суд сослался на положение п.3 ст.432 ГК РФ, согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ). Суд также указал, что согласно пп. 3 и 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» с момента возникновения соответствующего основания для государственной регистрации права стороны такой сделки не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом праве.

Пользователь не согласился с выводами суда и направил кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам (СИП). Однако СИП не нашел оснований для ее удовлетворения.

Параллельно с ходом дела № А56-53424/2019 по взысканию задолженности пользователь не сидел сложа руки: он подал в суд на правообладателя, требуя признать предоставление права использования КИП несостоявшимся и взыскать убытки в размере более 3,5 млн рублей!

В качестве оснований для взыскания убытков по ДКК (а также ранее заключенному сторонами договору возмездного оказания услуг, содержащему предварительную договоренность заключить ДКК) пользователь сослался на то, что правообладатель предоставил ему экономически необоснованный бизнес-план, ввел его в заблуждение относительно получения прибыли от деятельности игрового центра, поскольку сообщал недостоверные данные о его окупаемости и ненадлежащим образом оказывал услуги по развитию центра (дело №А56-78593/2019).

Любопытно, что, стремясь доказать свою позицию, пользователь заявил в суде ходатайство о назначении судебной бухгалтерской экспертизы на предмет обоснованности бизнес-плана правообладателя и размера убытков пользователя. В ходе рассмотрения данного ходатайства, с учетом предложений правообладателя, перед экспертом был также поставлен важный вопрос: исполнялись ли пользователем рекомендации, содержащиеся в Руководстве правообладателя?

Отвечая на поставленные перед ним вопросы, эксперт счел, что бизнес-план, представленный в составе Руководства по открытию детского игрового центра, не являлся экономически обоснованным, однако указал, что определить экономическую обоснованность бизнес-плана с учетом рекомендаций, указанных в Руководстве, путем проведения исследования работы действующего игрового центра, не представляется возможным в связи с отсутствием необходимых документов. Отсутствие необходимых документов также не позволило эксперту установить размер и причины убытков пользователя, а также правильность финансовых расчетов бизнес-плана при условии функционирования действующего игрового центра более семи месяцев и выполнении всего объема рекомендаций, изложенных в Руководстве.

На вопрос, отвечала ли деятельность игрового центра пользователя всем рекомендациям, содержащимся в Руководстве, эксперт также не смог дать ответа. Однако пришел к выводу, что исполнение всех рекомендаций правообладателя не привело бы к получению прибыли в размерах, указанных в Руководстве.

Рассматривая исковое заявление пользователя, Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области установил, что факт исполнения ИП Кравчуком А.С. своих обязательств по предоставлению КИП ИП Ковалеву К.Е., который принял его в пользование, не имел претензий и замечаний в отношении предоставленных ему прав, а также приступил к использованию КИП, был установлен судами апелляционной и кассационной инстанции по вышеописанному делу № А56-53424/2019. Суд сослался на п.2 ст.69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ), согласно которому обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Суд оценил имеющиеся в деле доказательства, включая заключение эксперта, в совокупности, и пришел к заключению, что пользователю не удалось доказать факты ненадлежащего исполнения договоров правообладателем и причинения убытков по его вине.

Проанализировав документы и переписку сторон, суд сделал вывод, что правообладатель должным образом оказал пользователю услуги по организации деятельности игрового центра, предусмотренные договором возмездного оказания услуг. Так, ИП Коваленко К.Е. с сентября 2017 г. по март 2018 г. проходил инструктаж правообладателя, производил расчеты по окупаемости франшизы, использовал, анализировал руководства и иные документы, предоставленные правообладателем. Стороны совместно работали над открытием игрового центра, правообладатель оказывал содействие пользователю по открытию центра и вопросам аренды необходимого помещения. Кроме того, суд отметил, что факт должного исполнения правообладателем договора возмездного оказания услуг подтверждается актом об оказании услуг, подписанным пользователем без каких-либо замечаний.

Вместе с тем, суд подчеркнул, что у пользователя было достаточно времени для того, чтобы он как предприниматель изучил структуру рынка и оценил свои возможности по ведению соответствующего бизнеса, ввиду чего он не может ссылаться на то, что ответчик вводил его в заблуждение относительно окупаемости игрового центра. Суд указал, что Руководство, которое истец счел необоснованным, составлялось с учетом различных факторов (посещаемость, рекламные кампании, финансовые показатели и др.), носило рекомендательный характер и предусматривает, что при его четком выполнении расчетный срок окупаемости вложений составляет 6 месяцев. При этом истец не представил суду никаких доказательств четкого выполнения одновременно всех рекомендаций правообладателя и даже подтверждал, что ему не удалось достичь всех критериев, изложенных в бизнес-плане.

Интересно, что суд счел заключение эксперта, который признал бизнес-план правообладателя необоснованным, недопустимым доказательством по делу, поскольку выводы эксперта были сделаны без необходимой документации, которая бы содержала показатели работающего игрового центра, и носили вероятностный, предположительный характер. Кроме того, план ведения бизнеса может меняться с течением времени, а изменение любой составляющей бизнес-плана влечет за собой изменение и других показателей. С учетом этого, вопреки выводам эксперта, суд решил, что проведенная экспертиза не позволяет однозначно признать бизнес-план правообладателя необоснованным.

В итоге суд сделал вывод, что пользователь сам не сумел организовать рабочий процесс детского игрового центра таким образом, чтобы он приносил желаемую прибыль, а правообладатель не может нести ответственность за недополученную пользователем прибыль. Пользователь также не смог доказать факт неисполнения правообладателем своих обязательств по договорам, и в иске пользователю было отказано.

ИП Ковалев К.Е. данное решение обжаловал в апелляционном порядке. По его мнению, при заключении договоров правообладателем были даны недостоверные заверения, а суд при рассмотрении дела не применил положения статьи 431.2 ГК РФ, предусматривающей, что сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений (или уплатить предусмотренную договором неустойку).

Однако суд апелляционной инстанции указал, что заверение об обстоятельствах представляет собой информацию о конкретных фактах: в данном же случае сведения об обороте и окупаемости игрового центра, его выручке и прибыли, среднем чеке и посещаемости не являются информацией, представляющей собой «заверение об обстоятельствах». При этом судом первой инстанции установлен и пользователем не опровергнут факт, что он не смог организовать рабочий процесс игрового центра таким образом, чтобы он приносил ожидаемую прибыль. Суд постановил, что представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о добросовестности правообладателя и отсутствии у него намерения ввести пользователя в заблуждение, и оставил решение первой инстанции в силе.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, ИП Ковалев К.Е. обратился в СИП с кассационной жалобой. Однако СИП, а в дальнейшем и Верховный суд РФ не нашли оснований для пересмотра принятых по делу судебных актов, установив, что нижестоящие суды полно и всесторонне исследовали и оценили совокупность представленных в дело доказательств и пришли к обоснованным выводам о недоказанности истцом совокупности условий, при наличии которых на ответчика могла бы быть возложена ответственность по возмещению убытков.

Таким образом, анализ данного дела позволяет рекомендовать франчайзи заранее оценивать возможную прибыль организуемого предприятия. Это не значит, что не нужно брать в расчет подготовленные с учетом опыта правообладателя бизнес-план или иные стратегии, наоборот, ориентироваться на них весьма логично, ведь в этом и суть франшизы. Но не стоит пренебрегать рекомендациями правообладателя, а если возникают какие-либо сомнения, то имеет смысл проводить собственную аналитику, предлагать и согласовывать изменения в стратегии ведения бизнеса. Правообладателям же при заключении ДКК и предоставлении пользователю бизнес-плана можно посоветовать заранее указывать в договоре, что такой бизнес-план и связанные с ним расчеты носят рекомендательный (ориентировочный) характер, составляются на основании целого ряда варьирующихся от предприятия к предприятию показателей и не могут на 100% гарантировать пользователю получение аналогичной другим бизнесам прибыли.


Поделиться:
Вернуться назад