В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ
СОБСТВЕННОСТЬ и ТМТ
pat@gorodissky.ru Ru En Jp Cn
www.gorodissky.ru
����
x
 
Версия для печати

Ежеквартальный обзор новостей законодательства, практики Pоспатента и судебной практики в сфере интеллектуальной собственности (апрель-июнь 2019)

23 Декабря 2019

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

1. Патенты

Отсутствие реакции заказчика на уведомления о создании исполнителем изобретения в ходе проведения ОКР не означает автоматического перехода прав на созданное изобретение к исполнителю (Суд по интеллектуальным правам, решение 20 мая 2019 года, дело № СИП-31/2019)

Минобороны России заключило с НПО «Стрела» госконтракт на выполнение опытно-конструкторской работы за счет бюджетных средств. В рамках выполнения этого госконтракта НПО «Стрела» создало охраняемый РИД — антенное устройство, подало заявку на получение патента на это устройство и в конечном итоге получило на это устройство патент РФ № 2620778, в котором в качестве правообладателя указано только НПО «Стрела».

Министерство Обороны обратилось в Суд по интеллектуальным правам и потребовало признать недействительным патент Российской Федерации № 2620778 на изобретение «Антенное устройство» в части указания в качестве патентообладателя НПО «Стрела». С точки зрения военного прокурора, права на РИДы, созданные в рамках госконтракта и профинансированные из бюджета, должны принадлежать Минобороны России.

НПО «Стрела» возразило против этого требования и заявило, что оно уведомило Минобороны о создании этого изобретения, однако в течение шести месяцев после направления этого уведомления заказчик по госконтракту не предпринимал никаких мер по оставлению за собой права на созданный РИД. Таким образом, по мнению НПО «Стрела», заказчиком не был соблюден шестимесячный срок на подачу заявки на получение патента, а, следовательно, он утратил свое право на получение патента в соответствии с пунктом№ 26207782 статьи 1373 ГК РФ, и не может являться надлежащим патентообладателем.

Рассматривая этот спор, Суд отметил, что что правовой режим результатов интеллектуальной деятельности определяется не только положениями статьи 1373 ГК РФ, но и договором на выполнение ОКР. Согласно такому договору, все права на результаты ОКР, включая права на РИД принадлежат Российской Федерации, от имени которой выступает Заказчик.

НПО «Стрела» пыталось сослаться на то, что в случае нереализации обществом права на получение патента оно возвратилось бы к авторам (работникам), однако суд не согласился с этим доводом, отметив, что в соответствии с пунктом 4 статьи 1370 ГК РФ при отсутствии в договоре между работодателем и работником соглашения об ином (пункт 3 статьи 1370) работник должен письменно уведомить работодателя о создании в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя такого результата, в отношении которого возможна правовая охрана. В то же время в материалы дела не представлено такого уведомления от работников общества в отношении спорного патента.

Исходя из всего вышесказанного, Суд пришел к выводу, что спорное изобретение создано при выполнении опытно-конструкторских работ за счет средств федерального бюджета, на основании государственного контракта, а соответственно НПО «Стрела» было неправомерно указано в данном патенте в качестве патентообладателя, и обязал Роспатент внести изменения в государственный реестр изобретений Российской Федерации.

2. Товарные знаки

Суд по интеллектуальным правам не принял во внимание доказательство ответчика, потому что оно было исключено истцом (Президиум Суда по интеллектуальным правам, постановление от 5 апреля 2019 года, дело № СИП-340/2018).

Общество «ПИНСА БИСТРО» подало возражение в Роспатент против предоставления правовой охраны нескольким товарным знакам общества «Пинцерия Бонтемпи»; одним из аргументов было то, что присутствующее в знаках слово «пинцерия»/«pinzeria» является описательным для товаров, в отношении которых знаки зарегистрированы. [Товарный знак № 589910]

Роспатент признал недействительным предоставление правовой охраны товарным знакам по свидетельствам РФ № 589910, № 593503, № 633778 и № 633779 в части товаров 30-го класса «мука и зерновые продукты, хлебобулочные изделия, пицца, тесто для пиццы» и услуг 43-го класса «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками, услуги баров, рестораны, рестораны самообслуживания, пиццерии» МКТУ; помимо этого, из регистраций № 589910 и № 593503 дискламированы словесные элементы «ПИНЦЕРИЯ» и «PINZERIA», соответственно.

Не согласившись с этим решением Роспатента, общества «Пинцерия Бонтемпи» обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Роспатента.

Аргументы сторон были следующими: Роспатент полагает, что слово «pinza»/«пинца» является наименованием готового изделия (блюда) из муки в виде лепешки как варианта пиццы, а сведения о данном блюде представлены не только в словарях XVIII века, но и в современном словаре 2011 года. Таким образом, обозначение «ПИНЦЕРИЯ» напрямую указывает на характеристики товара и не является фантазийным, воспринимается как характеристика спорных товаров и услуг, в связи с чем не может индивидуализировать товары/услуги конкретного производителя и может быть только неохраняемым элементом товарного знака.

«БонтемпиРест» считает слово «пинца» фантазийным, ссылаясь на то, что даты приоритета товарного знака слово «пинца» как название блюда упоминается в основном на иностранном языке и для среднего российского потребителя эта информация недоступна. В подтверждение этого «БонтемпиРест» ссылается на аналитический отчет Аверина Ю. П., согласно которому большинству опрошенных респондентов неизвестно слово «пинца» и данное слово у них вызывает ассоциации с итальянским блюдом «пицца», а также на тот факт, что существуют международные товарные знаки «PINSA» в отношении тех же товаров и услуг. Также БонтемпиРест» указывало на то, что представленные в материалы дела распечатки из сети Интернет с сайта it.wikipedia.org не могут быть признаны достоверными доказательствами, поскольку данный ресурс является открытым, то есть любой пользователь может внести изменения в опубликованные в нем сведения. По мнению общества «БонтемпиРест», данные доказательства не подтверждают то, что спорный товарный знак не обладает различительной способностью, поскольку названные рестораны находятся на территории иностранных государств, а распечатки не содержат дату публикации информации. Также «БонтемпиРест» полагает, что Роспатент, анализируя представленные распечатки из сети Интернет (без перевода на русский язык), пришел к неправомерному выводу о том, что обозначение «PiNza» является на территории Российской Федерации общепринятым обозначением вида пиццы, в связи с чем это обозначение не обладает различительной способностью.

Суд первой инстанции встал на сторону «БонтемпиРест» и пришел к выводу, что факт известности рядовому российскому потребителю обозначения «ПИНЦЕРИЯ» не подтверждается, в связи с чем решение Роспатента от 24.05.2018 о прекращении действия регистрации по свидетельству РФ № 589910 было признано недействительным, а также суд обязал Роспатент восстановить правовую охрану товарного знака по свидетельству РФ № 589910 в прежнем объеме.

С этим решением суда не согласились уже Роспатент и общество и общество «ПИНСА БИСТРО», и обратились в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационными жалобами.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отметил, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции заседании представитель общества «БонтемпиРест» исключил ссылки на аналитический отчет всероссийского социологического исследования как на неотносимое доказательство, и суд первой инстанции не стал рассматривать это доказательство, хотя оно было представлено в суд не обществом «БонтемпиРест», а Роспатентом в составе материалов административного дела. У общества «БонтемпиРест» не было полномочий по уточнению оснований требования путем исключения ссылки на аналитический отчет, так как лицом, представившим данные доказательства в суд, являлся Роспатент, и только он мог дать согласие на исключение представленных им в суд доказательств. В связи с этим, неясны мотивы, по которым суд не дал оценку этому доказательству.

Помимо этого, Президиум Суда по интеллектуальным правам обратил внимание на то, что в отношении оценки этого доказательства у лиц, участвующих в деле, имеются существенные противоречия, в частности, обществом «ПИНСА БИСТРО» заявлялось о фальсификации аналитического отчета. Указанное заявление о фальсификации доказательства не было рассмотрено судом первой инстанции по существу.

В рамках рассмотрения заявления о фальсификации в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицо, представившее доказательство, может дать согласие на его исключение из материалов судебного дела, после чего дело может быть рассмотрено без этого доказательства. Исходя из вышесказанного, Президиум Суда по интеллектуальным правам направил дело на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Одного факта использования обозначения до даты подачи заявки на товарный знак недостастаточно для вывода об отсутствии у обозначения различительной способности (Суд по интеллектуальным правам, решение от 12 апреля 2019 года, дело № СИП-791/2018).

Роспатент отказал обществу «Натали Дроэн» в регистрации товарного знака «САКРАЛЬНАЯ АРХИТЕКТУРА ТЕЛА» по заявке № 2016732397. Не согласившись с этим решением, общество сначала попыталось оспорить его в Палате по патентным спорам, а получив отказ и там, обратилось в Суд по интеллектуальным правам.

Позиция Роспатента заключалась в том, что различительная способность заявленного обозначения утрачена в результате широкого и длительного использования разными производителями в отношении идентичных или однородных товаров.

Обращение к общедоступной информации в сети Интернет подтверждает, что заявленное обозначение воспроизводит название методики духовного и физического самосовершенствования «САКРАЛЬНАЯ АРХИТЕКТУРА ТЕЛА», создателем которого является Натали Дроэн. Вместе с тем, в сети Интернет в открытом доступе имеются сведения об использовании спорного обозначения на территории Российской Федерации другими лица в отношении указанной методики, в подтверждение чего Роспатент привел несколько ссылок на источники в сети Интернет, использующие это обозначение, из которых усматривается, что Натали Дроэн проводила занятия по методике среди широкого круга лиц, имела учениц и последователей, которые продолжили популяризацию методики «САКРАЛЬНАЯ АРХИТЕКТУРА ТЕЛА» как за рубежом, так и в России.

Общество же указывает на то, что указанные Роспатентом источники в сети Интернет либо администрируются из других стран, что не подтверждает использование обозначения на территории Российской Федерации, либо невозможно установить лиц, использующих обозначение, либо невозможно установить дату размещения сведений на указанных сайтах.

Рассмотрев доводы сторон, суд пришел к выводу, что все источники, представленные Роспатентом, кроме одного, являются неотносимыми к настоящему спору.

Одного факта использования обозначения различными лицами до даты подачи заявки на товарный знак недостаточно для установления ассоциативных связей, которые возникли или могли возникнуть у потребителей в связи с этим обозначением, и, соответственно, для вывода об отсутствии у обозначения различительной способности. Помимо этого, сама по себе длительность использования конкретного обозначения до даты подачи заявки на товарный знак разными лицами также не свидетельствует об отсутствии у этого обозначения различительной способности. Доказательств широкого и длительного использования обозначения другими лицами для тех же или однородных товаров и услуг (методики) до даты подачи заявки в материалах дела не содержится.

Исходя из этого, суд обязал Роспатент повторно рассмотреть возражения общества «Натали Дроэн» на отказ в предоставлении правовой охраны спорному обозначению.

принимая решение об отсутствии различительной способности у одно товарного знака, суд косвенно подставил под сомнение различительную способность другого знака (Президиум Суда по интеллектуальным правам, постановление от 18 мая 2019 года, дело № СИП-619/2018).

Роспатент отказал обществу «Невская Косметика» в регистрации объемного обозначения в качестве товарного знака по заявке № 2016714726.

Принимая такое решение, Роспатент посчитал, что у рассматриваемого обозначения отсутствует различительная способность, так как сочетание желтого цвета с белыми крапинками упаковки, а также надписями информационного характера при отсутствии какого-либо дизайна в силу своей тривиальности, отсутствия оригинальности воспринимается не как средство индивидуализации товаров определенного производителя, а скорее, как обычная упаковка с фоном, на которой, не заостряется внимание потребителя при восприятии знака. Таким образом, отсутствуют признаки, необходимые и достаточные для запоминания его потребителями.

Не согласившись с этим решением Роспатента, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам, но суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, указав, что в заявленном обозначении доминирующее положение занимают неохраняемые элементы, в частности форма упаковки, которая обусловлена исключительно ее функциональным назначением.

По кассационной жалобе общества дело было передано в Президиум Суда по интеллектуальным правам, который пришел к следующим выводам.

Суд первой инстанции, делая вывод о доминирующем положении в спорном обозначении неохраняемых элементов (формы упаковки), указал, что сочетание желтого цвета с белыми крапинками упаковки воспринимается не как средство индивидуализации товаров определенного производителя, а как обычная упаковка с фоном, при этом суд исходил из того, что простое цветовое сочетание (расположение крапинок и цветовое сочетание) не является достаточным отличительным признаком, который позволяет рассматривать заявленное обозначение как обладающее различительной способностью. Однако суд не придал должного значения наличию у общества исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации № 638010.

Этому товарному знаку предоставлена правовая охрана, в том числе в отношении тех товаров, для которых испрашивается правовая охрана спорному знак действует. Суд первой инстанции же своим решением фактически опорочил предоставление правовой охраны товарному знаку № 638010, признав отсутствие у него в свою очередь различительной способности.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что в объемных товарных знаках форма товара не всегда является доминирующим элементом. При анализе объемного обозначения нужно оценить восприятие потребителями формы товара, в том числе то, обращает ли внимание потребитель на форму товара, если она сама по себе является традиционной.

Суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии у спорного обозначения различительной способности без учета приведенных обстоятельств, ограничившись указанием на то, что доминирующее положение в нем занимают неохраняемые элементы.

Исходя из этого, президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу о том, что обжалуемое решение суда первой инстанции необходимо отменить, а дело направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Согласие собственника на регистрацию товарного знака не является основанием для заключения мирового соглашения с Роспатентом (Суд по интеллектуальным правам, решение от 5 апреля 2019 года, дело № СИП-677/2018).

Общество «Истоки Байкала» попыталось зарегистрировать в качестве товарного знака по заявке № 2016727719 обозначение «Истоки Байкала», но Роспатент отказал в регистрации, указав, что запрещено регистрировать в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с объектами природного наследия, которым является озеро Байкал, если нет согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками.

Общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным этого решения Роспатента.

В суде общество представило письма-согласия от ФГБУ «Заповедное Подлеморье» и ФГБУ «Байкальский государственный заповедник», посчитав, что эти письма являются основанием для заключения мирового соглашения. На это суд резонно возразил, что мировые соглашения заключаются между сторонами спора, которыми в данном случае являются Общество и Роспатент, и наличие писем-согласий от ФГБУ «Заповедное Подлеморье» и ФГБУ «Байкальский государственный заповедник» никак не означает урегулирования спора с Роспатентом, так как эти учреждения не являются стороной спора.

Вместе с тем, суд пришел к выводу, что эти письма-согласия являются достаточным и самостоятельным основанием для отмены решения Роспатента и обязании его рассмотреть повторно возражение обязания, послужившее основанием принятия этим органом оспоренного в суде решения.

Роспатент не может без волеизъявления правообладателя признать охраняемый элемент, указанный в свидетельстве на товарный знак, в качестве неохраняемого, и наоборот (Президиум Суда по интеллектуальным правам, постановление от 3 июня 2019 года, дело № СИП-735/2018).

Роспатент принял решение о признании недействительным товарного знака «Из Тураково» по свидетельству РФ № 643269, зарегистрированного на имя птицефабрики «Тураково». Основанием для такого решения стало возражение, поданное другим предприятием «Черкесское», которое владеет товарными знаками «ТУРАКОВСКИЕ» по свидетельствам № 208976 и № 612787, которые имеют более ранние даты приоритета и являются сходными до степени смешения с рассматриваемым товарным знаком. Необходимо отметить, что в оспариваемом товарном знаке словесный элемент «ИЗ ТУРАКОВО» был заявлен в качестве неохраняемого; в своем возражении предприятие «Черкесское» указало, что спорный товарный знак не мог быть зарегистрирован с включением в такого элемента в качестве неохраняемого, поскольку он занимает в товарном знаке доминирующее положение. Помимо признания недействительным товарного знака «Из Тураково», в своем решении Роспатент признал словесный элемент «ИЗ ТУРАКОВО» охраняемым.

Не согласившись с этим решением, птицефабрика «Тураково» обратилась в Суд по интеллектуальным правам.

Рассмотрев материалы дела, суд указал, что деревня Тураково, в которой находится правообладатель спорного товарного знака, является малоизвестным населенным пунктом, в связи с чем счел, что обозначение «ИЗ ТУРАКОВО» будет восприниматься потребителем как фантазийное, поэтому словесный элемент «ИЗ ТУРАКОВО» не является неохраняемым. Помимо этого, словесный элемент «ИЗ ТУРАКОВО» является доминирующим в спорном товарном знаке, а изобразительный элемент, имитирующий деревенское подворье, служит лишь его фоном и декоративным оформлением. По мнению суда, Роспатент был вправе отказать во включении спорного словесного элемента в товарный знак в качестве неохраняемого, так как при рассмотрении возражения административный орган устанавливает охраноспособность обозначения в целом и входящих в него элементов в отношении товаров и услуг.

На основании этих обстоятельств суд первой инстанции признал решение Роспатента обоснованным и отказал в удовлетворении требований птицефабрики. Птицефабрика же подала кассационную жалобу на это решение суда.

Рассмотрев кассационную жалобу, президиум Суда по интеллектуальным правам указал, что товарный знак по свидетельству РФ № 643269 зарегистрирован в Государственном реестре 26.01.2018 именно указанием словесного элемента «ИЗ ТУРАКОВО» как неохраняемого, поэтому выводы суда первой инстанции о том, что этот словесный элемент включен в товарный знак в качестве охраняемого элемента, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

При этом все последующие выводы суда первой инстанции о фантазийности словесного элемента «ИЗ ТУРАКОВО» и о его доминирующем положении, а также выводы, сделанные по результатам сравнения спорного и противопоставленных товарных знаков, также основаны на том, что этот элемент является охраняемым. При таких обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции неправильно осуществлено сравнение спорного и противопоставленных товарных знаков, поскольку сравнение должно было проводиться с учетом того, что словесный элемент «ИЗ ТУРАКОВО» указан в регистрации спорного товарного знака в качестве дискламированного элемента.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отдельно указал на то, что Роспатент не вправе изменять объем правовой охраны спорного товарного знака в части самого зарегистрированного обозначения без воли правообладателя, и что изменение объема правовой охраны может быть осуществлено только по воле правообладателя, обратившегося с заявлением о внесении изменений в зарегистрированный товарный знак.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что Роспатент на стадии рассмотрения возражения устанавливает охраноспособность обозначения в целом и входящих в него элементов независимо от того, в каком качестве входящие в товарный знак элементы были зарегистрированы (то есть, по сути, имеет право по собственной воле признать указанный охраняемым в регистрации товарного знака элемент неохраняемым, и наоборот) не соответствует применимым нормам материального права.

Исходя из вышеизложенного, президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмене решения суда первой инстанции.

ПРАКТИКА РОСПАТЕНТА

1. Товарные знаки

Товарный знак может быть аннулирован, если до даты подачи заявки он был известен в качестве названия правительственной программы (Решение Роспатента № 2017710668_2019.04.10)

Оспариваемый товарный знак № 663512 с приоритетом от 23.03.2017 был зарегистрирован на имя Ассоциации эксплуатантов и разработчиков беспилотных авиационных систем «АЭРОНЕТ». АО «Российская венчурная компания» подало возражение против предоставления правовой охраны этому знаку.

Исходя из материалов возражения, в соответствии с поручением Президента России В. В. Путина по реализации послания Федеральному Собранию от 4 декабря 2014 года, в 2015 году началась разработка государственной программы мер по поддержке развития в России перспективных отраслей экономики, которая получила название Национальная технологическая инициатива (НТИ). В ней упоминается термин «AERONET» как официальное название глобального формирующегося сетевого рынка информационных, логистических и иных услуг, предоставляемых флотом беспилотных аппаратов, постоянно находящихся в воздухе или на низких космических орбитах. Ответственным за этот проект стало Министерство промышленности и торговли Российской Федерации.

Далее «Аэронет» упоминается в материалах рабочей группы НТИ, а также многочисленных публикациях, как в традиционных СМИ, так и в Интернете, задолго до даты приоритета оспариваемого товарного знака. Таким образом, еще до даты приоритета оспариваемого товарного знака по свидетельству № 663512 обозначение «АЭРОНЕТ AERONET» было известно в качестве названия правительственной программы по развитию рынка беспилотных летательных аппаратов. При этом следует констатировать, что приведенные в перечне оспариваемого товарного знака товары и услуги 12, 35, 41, 42 классов МКТУ, связаны с формирующимся рынком «АЭРОНЕТ».

В соответствии с пунктом 4 Постановления Правительства РФ от 18 апреля 2016 г. № 317 «О реализации НТИ» именно АО «Российская венчурная компания» от имени государства было наделено полномочиями по обеспечению реализации программы «АЭРОНЕТ» на территории Российской Федерации. В то же время, ассоциация «АЭРОНЕТ» хоть и принимала участие в рабочих группах по реализации планов мероприятий НТИ, однако не была наделена от имени государства полномочиями по регистрации на свое имя оспариваемого товарного знака и его дальнейшего коммерческого использования.

В этой связи Коллегия пришла к выводу, что предоставление сторонней организации монопольного права на использование в качестве товарного знака названия государственной программы «АЭРОНЕТ» способна ввести потребителя в заблуждение относительно производителя или лица, оказывающего услуги, а также противоречит общественным интересам. Исходя из этого, коллегия приняла решение удовлетворить возражение и признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 663512 недействительным полностью.

Если сравниваемые обозначения сходны на первый взгляд, различия в деталях не играют определющей роли при определении их схожести (Решение Роспатента (ППС) от 15.04.2019)

Роспатент отказал в регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке № 2017702038, так как это обозначение сходно до степени смешения с уже зарегистрированным в отношении аналогичных товаров знаком по свидетельству № 435342.

Палата по патентным спорам, рассмотрев возражение заявителя против такого решения экспертизы, пришла к следующим выводам.

При определении сходства изобразительных обозначений наиболее важным является первое впечатление, получаемое при сравнении обозначений: если первым впечатлением от сравниваемых обозначений является сходство, а последующий анализ выявит отличие обозначений за счет расхождения отдельных элементов, то при оценке сходства обозначений следует руководствоваться первым впечатлением. Различие в деталях не должно играть определяющей роли, так как следует учитывать, что потребитель, как правило, руководствуется общими впечатлениями, часто нечеткими, о знаке, виденном ранее.

Коллегия отмечает, что в противопоставленном товарном знаке по свидетельству № 435342 изображение силуэта коровы является крупным, в составе композиции занимает центральное положение, расположено в контрастном полукруге. При таких обстоятельствах изображение силуэта коровы фиксирует на себе внимание потребителей и потому является важным элементом знака. Таким образом, в данном случае следует констатировать тождество внешней формы сравниваемых силуэтов, а именно: совпадают направление рисунка (голова справа, хвост слева), характер изображения рогов, хвоста, ушей, туловища, ног, то есть всех частей представленных силуэтов.

Смысловое значение сравниваемых изображений также следует признать сходным, поскольку в обоих случаях представлено изображение силуэта коровы, несущее соответствующее смысловое значение. Наличия словесных элементов в сравниваемых обозначениях недостаточно для формирования качественно различного впечатления, способного оказать влияние на различное запоминание изображений потребителями.

Исходя из этого, коллегия Палаты по патентным спорам поддержала решение Роспатента.

Изображение пистолета-пулемета Шпагина ППШ-41 не способно порождать в сознании потребителей представление об определенномлице, производящем товары (Решение Роспатента (ППС) от 15.04.2019)

Общество «Диалма» подало заявку № 2017719051 на регистрацию в качестве товарного знака обозначения, представляющего собой реалистическое изображение пистолета-пулемета Шпагина ППШ-41 и слов «Оружие победы». Роспатент отказал в регистрации, в частности, потому, что заявителем не представлено письменное согласие наследников Шпагина на использование в качестве товарного знака изображения ППШ-41. Таким образом, заявленное обозначение не может быть зарегистрировано, поскольку, с точки зрения Роспатента, способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров, лица, оказывающего услуги.

Подав возражение в Палату по патентным спорам, заявитель отметил, что он осуществляет свою деятельность совместно с Фондом содействия сохранению и популяризации научно-технического наследия Г.С. Шпагина, является одним из его учредителей. Вторым учредителем Фонда, а также единственным учредителем заявителя является Шпагина Н.Б. — внучка известного конструктора Шпагина Г.С.

Коллегия палаты по патентным спорам согласилась с этим доводом и отметила, что в оспариваемом решении нет какой-либо информации, свидетельствующей о том, что изображение пистолета-пулемета Шпагина ППШ-41 способно порождать в сознании потребителей представление об определенном лице, производящем товары заявленных классов МКТУ, или определенном лице, оказывающем услуги заявленного класса МКТУ. Таким образом, коллегия полагает, что заявленное обозначение не порождает не соответствующих действительности представлений об источнике происхождения заявленных товаров и услуг, которые не соответствуют действительности.

Следует также отметить, что при рассмотрении возражения коллегией было также принято во внимание наличие у заявителя исключительного права на схожий товарный знак по свидетельству № 706116. При имеющихся обстоятельства коллегия не усмотрела каких-либо оснований оснований для признания заявленного обозначения не соответствующим требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. Таким образом, товарный знак по заявке № 2017719051 может быть зарегистрирован в качестве товарного знака на имя заявителя.

Заявитель сумел избежать двусмысленности заявленного обозначения, поставив ударение (Решение Роспатента (ППС) от 16.04.2019)

Роспатент отказался регистрировать в качестве товарного знака обозначения «СУЧКИ» по заявке № 2017737847, сославшись на то, что одним из его значений является множественное число слова «сучка» — развратная, гулящая женщина, и поэтому это обозначение не может быть зарегистрировано, так как оно противоречит общественным интересам. Заявитель подал возражение в Палату по патентным спорам, аргументируя свою позицию тем, что в заявленном обозначении ударения не поставлено, и поэтому его нельзя однозначно воспринимать в том смысле, в котором его воспринял Роспатент.

Тем не менее, в ходе рассмотрения возражения заявитель внес изменения в материалы заявки, представив заявленное обозначение в следующем виде.

Проанализировав обозначение с внесенными изменениями, коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу, что присутствующее в обозначении ударение позволяет однозначно воспринимать лексическую единицу русского языка в качестве смыслового значения, относящегося к частям ветви, заключённым в древесине ствола. В связи этим, у коллегии нет оснований считать, что фантазийное обозначение может быть признано противоречащим общественным интересам, поскольку не несет в себе какого-либо непристойного, неприличного, нецензурного, антигуманного, оскорбительного характера, а также не противоречит нормам публичного порядка, и может быть зарегистрировано в качестве товарного знака.

визуальный критерий схожести обозначений не всегда признается определяющим, иногда превалируют факторы фонетичесго и смыслового сходства (Решение Роспатента (ППС) от 29.04.2019)

ПАО «Красный Октябрь» подало возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «КОРОВКА ИЗ ВКУСНЯЕВО» по свидетельству № 668538, выданному на имя ОАО «Челны Холод».

Возражение основано на том, что оспариваемый товарный знак по свидетельству № 668538 сходен до степени смешения с товарными знаками «Красного Октября» по свидетельствам №№ 152452, 199900, 360768, 387797, 476747, 486279, 511541 и 511542, имеющими более ранние даты приоритетов и зарегистрированными в отношении однородных товаров.

Изучив материалы дела, Коллегия Палаты по патентам спорам решила, что наличие в рассматриваемых товарных знаках фонетически и семантически тождественного словесного элемента «КОРОВКА» приводит к ассоциированию их друг с другом в целом. Фонетическое сходство словесного элемента «КОРОВКА ИЗ ВКУСНЯЕВО» оспариваемого товарного знака и товарных знаков «КОРОВКА» обусловлено, в частности, вхождением одного обозначения в другое.

Смысловое значение оспариваемого товарного знака определяется, прежде всего, существительным «КОРОВКА», на которое падает логическое ударение в словосочетании «КОРОВКА ИЗ ВКУСНЯЕВО», что свидетельствует о наличии смыслового сходства с противопоставленной серией товарных знаков, объединенных элементом «КОРОВКА». Предлог «ИЗ» и словесный элемент «ВКУСНЯЕВО» характеризуют слово «КОРОВКА» и не меняют каким-либо существенным образом смысловое значение рассматриваемого словосочетания.

С точки зрения визуального признака сходства имеют место некоторые графические различия в выполнении сравниваемых товарных знаков за счет дополнительных элементов, имеющихся в товарных знаках. Однако следует отметить, что оспариваемый товарный знак содержит стилизованное изображение головы коровы с цветком ромашки в зубах, вызывающее сходные ассоциации с изображениями коровы в товарных знаках «Красного Октября», что усиливает сходство сравниваемых знаков.

Вместе с тем, роль визуального критерия не может быть признана определяющей, поскольку в данном случае решающее значение имеют факторы фонетического и смыслового сходства, которые и обеспечивают ассоциирование сравниваемых обозначений друг с другом. Таким образом, оспариваемый товарный знак и товарные знаки являются сходными между собой в целом, несмотря на некоторые отличия.

Исходя из этого, коллегия признала предоставление правовой охраны товарному знаку «КОРОВКА ИЗ ВКУСНЯЕВО» недействительным в отношении ряда товаров, таких, как мороженое, карамели, сорбет и замороженный йогурт.

Роспатент подтвердил, что включающее фамилию обозначение является общественно значимым, при том, что эта фамилия не принадлежит реальному лицу (Решение Роспатента (ППС) от 27.05.2019)

Роспатент рассмотрел возражение от ООО «Интеллект и Право» на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке № 2017731294 «ПСЕВДОНИМ ПЛАТОВ» и поддержал его.

Отказывая заявителю в регистрации, Роспатент отметил, что это обозначение противоречит общественным интересам. Дело в том, что во время посещения образовательного центра «Сириус» в г. Сочи, Президент России В.В. Путин, отвечая на вопросы его воспитанников, рассказал о том, что он во время учебы в разведшколе пользовался псевдонимом Платов.

При этом обстоятельства, относящиеся к биографии всенародно избранного в Российской Федерации главы государства, имеют важное значение не только для его личной репутации, но и для формирования общественного мнения и влияния на политическую сферу в возглавляемом им государстве, то есть относятся также и к общественным интересам.

Отсюда следует, что вышеуказанный псевдоним, неразрывно связанный с главой государства, Президентом России В.В. Путиным, и доведенный до всеобщего сведения в период ранее даты подачи рассматриваемой заявки, приобрел статус общественно значимого наименования, использование которого должно осуществляться в Российской Федерации при повышенном контроле со стороны общества.

Поэтому такое обозначение никак не может быть, собственно, средством индивидуализации товаров и услуг частного лица для его использования в коммерческой деятельности, то есть для извлечения своей прибыли. Это предполагало бы наделение такого лица необоснованными преимуществами перед другими участниками рынка, а также использование в частных коммерческих целях репутации главы государства и возглавляемой им Российской Федерации без выраженного на то их согласия, что могло бы нанести ущерб их репутации и, как следствие, породить в обществе недовольство этим обстоятельством; очевидно, что это противоречит общественным интересам, связанным как с принципами равенства всех участников рынка, так и с уважением гражданами Российской Федерации к главе своего государства.

Эти обстоятельства приводят к выводу, что заявленное обозначение «ПСЕВДОНИМ ПЛАТОВ» противоречит общественным интересам и не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака.

Обозначение "Лесное царство" с оленем и "Мишка косолапый" с медведями не сходны между собой (Решение Роспатента (ППС) от 04.06.2019)

Общество «Лаконд и Ко» подало в Палату по патентным спорам возражение на решение Роспатента об отказе в регистрации в качестве товарного знака обозначения «ЛЕСНОЕ ЦАРСТВО» по заявке № 2018711209.

Заявленное обозначение представляет собой комбинацию из словосочетания «ЛЕСНОЕ ЦАРСТВО» и стилизованных изображений зверей — оленя, косули, зайца, ежика, уток, цапли, лягушки и сурка, расположенных на фоне гор, реки и леса.

По результатам экспертизы этого обозначения Роспатент пришел к выводу, что оно сходно до степени смешения с рядом товарных знаков, зарегистрированных ранее для аналогичных товаров.

Противопоставленные знаки представляют собой развертки конфет, состоящие из словесного обозначения «МИШКА КОСОЛАПЫЙ/MICHKA KOSSOLAPY» и стилизованного изображения медведей в лесу, расположенного на фоне ромба или прямоугольника.

Коллегия палаты по патентным спорам, проведя сравнительный анализ заявленного обозначения и противопоставленных знаков, пришла к выводу о том, что они не сходны до степени смешения, так как не ассоциируются друг с другом в целом по следующим причинам. Сравниваемые комбинированные обозначения содержат разные словесные элементы «ЛЕСНОЕ ЦАРСТВО» и «МИШКА КОСОЛАПЫЙ/MICHKA KOSSOLAPY», а также «Красный Октябрь», следовательно, отличаются по фонетическому и семантическому признаку.

Основные изобразительные элементы сравниваемых обозначений также имеет существенные отличия, так как на них изображены разные животные — в одном случае это олень с ветвистыми рогами, цапля, косуля, заяц, еж и утки на фоне водоемов, в другом — изображения медведицы и трех медвежат на фоне поваленного дерева.

Что касается сходного композиционного построения заявленного обозначения и товарного знака, а также сходного цвета фона, на котором расположены словесные и изобразительные элементы, то указанные факторы относятся к второстепенным признакам сходства и не оказывают существенного влияния на сходство обозначений в целом.

Исходя из этого, сравниваемые обозначения признаны коллегией не сходными между собой, следовательно, отсутствует принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности заявленных товаров одному изготовителю в случае их маркировки сопоставляемыми обозначениями, и нет оснований для отказа в регистрации обозначения «ЛЕСНОЕ ЦАРСТВО» в качестве товарного знака.

Обозначения "MINI MAXI" и "MINI M MAX" не сходны из-за различия в формируемых образах (Решение Роспатента (ППС) от 14.05.2019)

Роспатент отказал в регистрации товарного знака по заявке № 2017703856 «MINI MAXI С любовью к детям» из-за его схожести с ранее зарегистрированным знаком «Модный MINI M Max» по свидетельству № 411234. Заявитель подал возражение против этого решения в Палату по патентным спорам.

Рассматривая этот спор, коллегия отметила, что в заявленном обозначении наиболее сильным, оригинальным элементом, обеспечивающим смысловую нагрузку обозначения в целом, является элемент «С любовью к детям», в то же время восприятие противопоставленного товарного знака начинается с неохраняемого элемента «Модный», который в совокупности со слабыми элементами «Mini M Max», способствуют формированию иной композиции, отличающейся по своему композиционному построению и семантической окраске от заявленного обозначения.

Несмотря на близость звучания и одинаковое смысловое значение элементов «MINI», «MAXI» / «Mini M Max», сравниваемые обозначения имеют фонетические различия, обусловленные наличием в них элементов «Модный» / «С любовью к детям».

Смысловая нагрузка, заложенная в сравниваемые обозначения, различается, поскольку заявленное обозначение содержит в себе образ привязанности, любви к детям, противопоставленный товарный знак не связан напрямую с детьми и формирует образ модной одежды на любой вкус. Визуальные различия сравниваемых обозначений достигаются за счет разного зрительного впечатления, формируемого за счет использования при написании словесных элементов разного шрифта, а также за счет разного композиционного расположения словесных элементов в пространстве.

Таким образом, с учетом всех вышеперечисленных признаков, коллегия пришла к выводу, что сходство между сравниваемыми обозначениями отсутствует и что товары с этими обозначениями не будут смешиваться потребителем в гражданском обороте.

IAM против I am

В Палату по патентным спорам было подано возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «IAM Academy» по свидетельству № 685586.

У подавшего возражение лица есть ранее зарегистрированные знаки «I am» и «I AM STUDIO» по свидетельствам № 410731 и № 654642, сходные с оспариваемым товарным знаком. Помимо этого, в возражении было отмечено, что словесное обозначение «IAM ACADEMY» оспариваемого товарного знака не является устойчивым словосочетанием, имеющим значение, отличное от входящих в него слов, экспертиза которого должна проводиться без деления на входящие в него слова.

Коллегия палаты по патентным спорам рассмотрела возражение и отметила, что словесный элемент «IAM» состоит из слитно написанных слов английского языка и при пробеле между элементом «I» и «AM» переводится как местоимение «я».

Кроме того, оспариваемый товарный знак и противопоставленный товарный знак построены одинаковым образом — первую позицию занимают элементы «IAM»/«I AM», а вторую элементы «ACADEMY»/«STUDIO», которые являются видовыми наименованиями предприятия («академия»/«студия» на английском языке). Также, сходство знаков усиливается исполнением словесных элементов буквами одного алфавита.

Таким образом, коллегия пришла к выводу, что, несмотря на отдельные отличия, сопоставляемые обозначения ассоциируются друг с другом и оспариваемый товарный знак может быть воспринят потребителями как продолжение знаков, принадлежащих лицу, подавшему возражение. Исходя из этого, оспариваемый знак был аннулирован в части тех товаров, которые были общими для него и противопоставленных знаков.

Обозначение может характеризовать или оценивать услуги в том случае, если оно прямо и без домысливания указывает на вид, качество, свойство или назначение (Решение Роспатента (ППС) от 10.03.2019 по заявке № 2017700941)

Роспатент отказал в регистрации обозначения «MAFIASUSHI» по заявке № 2017700941 в качестве товарного знака, сославшись на то, что, по мнению экспертизы, оно противоречит общественным интересам и принципам гуманности.

В основу решения Роспатента легли три тезиса:

  • заявленное обозначение представляет собой простое соединение двух слов «MAFIA» и «SUSHI»;
  • словесный элемент «SUSHI» не обладает различительной способностью, поскольку указывает на конкретный вид товаров;
  • в состав заявленного обозначения включен словесный элемент «MAFIA», который представляет собой название преступной организации, действующей методами шантажа, насилия, убийства.

Коллегия палаты по патентным спорам рассмотрела возражение заявителя против этого решения Роспатента и отметила, что характеризовать или оценивать услуги обозначение может в том случае, если оно прямо, без домысливания указывает на вид, качество, свойство, назначение, в том числе носящее хвалебный характер.

Обозначение «MAFIASUSHI» в том виде, как заявлено в качестве товарного знака, не способно однозначно восприниматься в качестве наименования вида товара, поскольку такого вида товаров как «МАФИЯСУШИ» в природе не существует.

Несмотря на то, что заявленное обозначение содержит в своем составе элемент «MAFIA», значение слова «мафия» в качестве названия преступной организации не является единственным: оно имеет значение в ироническом контексте как «компания, сборище».

Таким образом, с учетом семантики всех элементов заявленное обозначение может формировать у потребителя, например, образ: компания, сборище, которые объединены общими интересами, связанными с суши. В целом заявленное обозначение способно вызывать ассоциации с японской кухней, изготовлением суши и т. д., а не с тайной преступной сицилийской организацией.

Коллегия также считает необходимым указать, что вопрос отнесения слова «мафия» к бранной или оскорбительной лексике уже анализировался судебными инстанциями (дело № А71–10996/2011). Суды пришли к выводу, что данное слово не воспринимается в бранном оскорбительном или непристойном смысле при использовании его для маркировки, в частности, услуг кафе.

Также коллегия приняла во внимание, что заявителю принадлежит товарный знак «MAFIAFOOD» по свидетельству № 668484, что свидетельствует о добросовестности заявителя и его намерении расширить ряд товарных знаков со словесным элементом «MAFIA».

Таким образом, у коллегии есть основания полагать, что регистрация заявленного обозначения на имя заявителя не будет противоречить общественным интересам, принципам гуманности и не вызовет негативных настроений в обществе.

Само по себе цветовое решение не может быть признано индивидуализирующим элементом товарного знака (Решение Роспатента (ППС) от 10.04.2019 по заявке № 201751930)

На регистрацию в качестве товарного знака в отношении зонтов и солнечных зонтов в Роспатент было подано обозначение по заявке № 2017751930. Это объемное обозначение представляет собой зонт, на купол которого нанесен рисунок в виде среза киви, выполненный сочетанием черного, зеленого, светло-зеленого и коричневого цветов.

Роспатент отказал в регистрации этого обозначения, мотивировав это тем, что заявленное обозначение представляет собой реалистическое изображение товара, в отношении которого оно заявлено, а, следовательно, не обладает различительной способностью. Помимо этого, такая форма зонта является вариантом обычной формы зонтов, не отличается существенно от простых, общепринятых форм этого товара или от ожидаемых потребителем форм, что подтверждается использованием подобных форм зонта различными производителями.

Заявитель не согласился с этим решением и подал возражение в Палату по патентным спорам. Коллегия палаты отметила, что предоставление исключительного права на товар общепринятой формы одному лицу нарушает право на использование такой формы в отношении подобных товаров иным участникам гражданского оборота.

Выполнение купола заявленного зонта в виде среза киви является цветовым решением заявленного обозначения, однако цветовое решение зонта не меняет впечатление от представленного зонта как от зонта и не может признано индивидуализирующим элементом товарного знака.

При этом материалами возражения не доказано, что потребители на дату приоритета заявки идентифицировали зонты с рисунком в виде среза киви исключительно с заявителем.

Таким образом, коллегия сделал вывод о том, что заявленное обозначение не содержит элементов, позволяющих потребителю идентифицировать товары заявителя. При этом имеющееся цветовое сочетание не является уникальным для заявленных товаров: в сети Интернет предлагаются к продаже зонты, купола которых имеют зеленое, светло-зеленое, серо-коричнево-черное цветовое сочетание.

На основании вышеизложенного коллегия решила, что заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака из-за отсутствия у него различительной способности.

Поделиться:
Вернуться назад