Ежеквартальный обзор новостей законодательства, практики Pоспатента и судебной практики в сфере интеллектуальной собственности (январь-март 2019)

В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ
СОБСТВЕННОСТЬ и ТМТ
pat@gorodissky.ru Ru En Jp Cn
www.gorodissky.ru
����
x
 
Версия для печати

Ежеквартальный обзор новостей законодательства, практики Pоспатента и судебной практики в сфере интеллектуальной собственности (январь-март 2019)

19 Сентября 2019

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

Поиск по российским патентам и авторским свидетельствам теперь доступен в российской поисковой системе Yandex

С 5 марта 2019 года все желающие получили возможность бесплатно искать патенты не только в базах данных Роспатента, но и используя популярный поисковый интернет-сервис. Информация по патентам будет доступна как на новом сервисе – Яндекс.Патенты, так и в самом поисковике yandex.ru. Сейчас в базе Яндекса собрано более 2,5 миллиона патентных документов.

На новом сервисе представлены российские патенты на полезные модели и изобретения, патентные заявки, а также авторские свидетельства СССР с 1924 года по сегодняшний день – что фактически означает один из самых крупных бесплатных массивов патентной информации в российском сегменте интернета. Искать документы можно будет по ключевым словам, номеру, названию, полным текстам патентов, авторам, заявителям или патентообладателям. Для каждого найденного документа приводится список патентов, в которых он упоминается и на которые ссылается, а также список похожих документов – чтобы можно было почитать о сходных изобретениях.

Похожие патенты Яндекс ищет не только по ключевым словам, но и по смыслу. Это значит, что сервис найдёт патенты на одну тему, даже если изобретения описаны в них разными словами. Для этого используется нейронная сеть, которая умеет определять смысловую близость документов.

Данные о патентах на изобретения и полезные модели для сервиса Яндекс.Патенты будет предоставлять Федеральный институт промышленной собственности (ФИПС), с которым заключено соглашение о сотрудничестве, что означает регулярное, максимально точное и оперативное обновление массива патентной информации. В дальнейшем на сервисе появятся документы и на другие виды объектов интеллектуальной собственности.

ПРАКТИКА РОСПАТЕНТА

1. Патенты

Возражение и заявление в палату по патентным спорам Роспатента теперь можно подать онлайн

На сайте Федерального института промышленной собственности (ФИПС Роспатента) с 07.02.2019 запущена новая опция – электронная подача возражений и заявлений в Палату по патентным спорам Роспатента. Для проведения соответствующей процедуры необходимо заполнить сведения о лице, подающем заявление, указать адрес для переписки, сведения об объекте ИС, а также прикрепить материалы возражения или заявления.
http://new.fips.ru/news/v-palatu-po-patentnym-sporam-teper-mozhno-obratitsya-onlayn/

2. Товарные знаки

Коллегия Палаты по патентным спорам решила, что аббревиатура "КВН" не является результатом творческого труда авторов (Решения Роспатента от 16.01.2019 по заявкам 2006737556, 2012715958, 2006737558, 2012719253).

ООО «ГРУППА 7» подало возражения в Палату по патентным спорам против предоставления правовой охраны товарным знакам №№ 345642, 479120, 345643 и 479121, принадлежащим ООО «Телевизионное творческое объединение «АМИК» (рис. 1).

Доводы поступивших возражений сводятся к следующему:

  • оспариваемый товарный знак содержит в своем составе ключевой элемент «КВН» – название охраняемого объекта авторского права, право на которое возникло до даты подачи заявки на регистрацию оспариваемого товарного знака у иного лица, нежели правообладатель оспариваемого знака;
  • в оспариваемом товарном знаке воспроизводится название ряда оригинальных литературных произведений – книги «КВН. КЛУБ ВЕСЕЛЫХ И НАХОДЧИВЫХ» (создана в 1965 году) и сценариев игры «КВН» (первый выпуск вышел в телеэфир 08.11.1961). После смерти каждого из соавторов исключительное право на эти созданные ими совместно результаты интеллектуальной деятельности перешли к наследникам, а в 2017 году были выкуплены ООО «Группа 7». В состав этих прав входят, в том числе, исключительное право на названия сценариев и аббревиатуры названия КВН, исключительное право на название конкурсов игр КВН (Клуб веселых и находчивых), представленных в сценариях; и исключительное право на персонажи, использованные в сценариях;
  • ни авторы оригинальных литературных произведений, ни их правопреемник не давали своего согласия на регистрацию обозначения «КВН» в качестве товарного знака на имя ООО «ТТО «АМИК».

Коллегия отклонила поданные возражения и отметила, что в глазах рядового потребителя название «КВН» ассоциируется именно с телепередачей, а не с упомянутыми выше книгой и сценариями.

Также коллегия отметила, что материалами возражения не доказано, что элемент «КВН» является результатом творческого труда авторов, учитывая, что этот элемент представляет собой аббревиатуру – начальные буквы трех слов (клуб веселых и находчивых) и является общепринятым способом образования аббревиатур. Следовательно, довод о том, что аббревиатура КВН относится к объектам авторского права, является неубедительным. Исходя из этого, Коллегия не усмотрела нарушения исключительных ООО «ГРУППА 7».

ARINA FURS против ELENA FURS

Роспатент отказал в регистрации товарного знака «Arina Furs Арина Фурс» по заявке № 2017701667 (рис. 2).

Согласно заключению по результатам экспертизы, заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарными знаками «ELENA FURS» по свидетельствам № 613453 и № 466303, зарегистрированными в отношении однородных товаров и услуг 25 и 35 классов МКТУ (рис. 3).

Заявитель не согласился с отказом в регистрации и подал возражение в Палату по патентным спорам. Решением от 16.01.2019 Палата по патентным спорам оставила в силе решение экспертизы об отказе в регистрации заявленного обозначения, и отметила, в частности, следующее.

Фонетическое сходство словесных элементов сопоставляемых обозначений обусловлено вхождением в их состав тождественного словесного элемента «Фурс / FURS».

Семантическое сходство сопоставляемых словесных элементов «Arina Furs Арина Фурс» и «ELENA FURS» установлено в связи с совпадением слова «FURS», имеющего самостоятельное смысловое значение. Вместе с тем, указанный элемент «Furs / Фурс /FURS», следующий за именем, может восприниматься в качестве фамилии, тем более, что в заявленном обозначении это слово выполнено с заглавной буквы, что характерно для имен собственных. Кроме того, как указывалось выше, слово «Фурс» является фамилией, в связи с чем его транслитерация буквами латинского алфавита «Furs» также может быть воспринята как фамилия.

Довод заявителя о том, что обозначения «Arina Furs» и «ELENA FURS» в переводе с английского языка означают «меха Арины» и «меха Елены» признан неубедительным в силу того, что для английского языка характерна иная грамматическая конструкция (Arina’s furs или furs of Arina и, соответственно, Elena’s furs / furs of Elena).

Таким образом, наиболее вероятным является восприятие заявленного обозначения и противопоставленных знаков как обозначений, состоящих из идентичной фамилии («Фурс», «Furs»), а также из женских имен «Arina» и «Elena». Следует согласиться с заявителем в том, что Елена и Арина – это различные женские имена, однако, их дополнение к одной и той же фамилии может дезориентировать потребителя, в связи с чем у него может создастся неверное представление о едином источнике происхождения товаров и услуг.

Резюмируя вышеизложенное, а также известность правообладателя товарных знаков «ELENA FURS» на российском рынке, коллегия пришла к выводу о том, что заявленное обозначение не соответствует требованиям пункта 6 статьи 1483 Кодекса и, следовательно, решение Роспатента об отказе в регистрации этого обозначения следует признать правомерным.

Роспатент отказал в регистрации таблицы в качестве товарного знака (Решение Роспатента от 31.01.2019)

Палата по патентным спорам рассмотрела возражение на отказ Роспатента зарегистрировать в качестве товарного знака обозначение по заявке № 2016741993 (рис. 4). Отказ был связан с тем, что заявленное обозначение является плохо запоминающейся композицией, перегруженной фигурами прямоугольной формы, цифровыми и буквенными элементами, не имеющими словесного характера, не обладает различительной способностью и, таким образом, является неохраноспособным.

Доводы возражения сводятся к тому, что заявленное обозначение является композицией из элементов, расположенных не в хаотичном порядке, а создающих строгую систему, разработанную для обучения детей чтению и счету.

Рассмотрев это возражение, Коллегия пришла к следующим выводам.

Заявленное обозначение представляет собой, на самом деле, изобразительное обозначение, которое состоит из простых геометрических фигур прямоугольной формы, цифр, букв и сочетаний букв, не обладающих словесным характером и не воспринимаемых в качестве слов, вследствие чего предложенную композицию никак не представляется возможным запомнить.

Такие обозначения, которые не несут в себе какого-либо дополнительного оригинального содержания, позволяющего потребителю их запомнить и в дальнейшем узнавать товары и услуги конкретного лица, относятся к обозначениям, не обладающим, собственно, различительной способностью.

Эти обстоятельства позволили прийти к выводу, что заявленное обозначение не способно выполнять функцию товарного знака – индивидуализировать товары и услуги, ввиду чего является неохраноспособным в отношении всех приведенных в заявке товаров и услуг.

Отчуждение заявки на товарный знак может использоваться для преодоления отказа в регистрации (решение Роспатента от 02.02.2019 по заявке № 2016732142)

Роспатент отказал ООО «Квак2» в регистрации товарного знака «KWAK» по заявке № 2016732142 (рис. 5).

Решение экспертизы мотивировано тем, что, согласно информации, полученной из сети Интернет, заявленное обозначение используется бельгийской компанией BROUWERIJ BOSTEELS для индивидуализации производимых товаров и услуг и даже сходно до степени смешения со знаком «KWAK» по международной регистрации № 597995, в связи с чем регистрация этого обозначения в качестве товарного знака на имя российской компании может быть расценена как использование чужой коммерческой репутации и может ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара и/или лица, оказывающего услуги.

В своем возражении, поданном Палату по патентным спорам, ООО «Квак2» не согласилось с выводами, содержащимися в заключении по результатам экспертизы. В ходе рассмотрения возражения в заявку № 2016732142 были внесены изменения и заявителем стала компания БРОУВЕРИДЖ БОСТЕЛС, Бельгия, являющаяся владельцем противопоставленного знака по международной регистрации № 597995.

Учитывая это изменение, Коллегия пришла к выводу, что поскольку заявитель и правообладатель противопоставленного знака теперь являются одним лицом, основания для введения потребителя в заблуждение относительно лица, производящего товары и оказывающего услуги, отсутствуют и нет препятствий для регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

Возможные дополнительные ассоциации обуславливают наличие у знака различительной способности (Решение Роспатента ППС от 28.02.2019 по заявке № 2017707816)

Экспертиза Роспатент отказала в регистрации товарного знака по заявке № 2017707816 (рис. 6). Отказ мотивирован тем, что обозначение не обладает различительной способностью, поскольку состоит только из неохраняемых элементов: «COM» – домен верхнего уровня в системе доменных имен интернет-сети; «PACT» – в переводе с английского языка означает «договор, соглашение»; «TOOL» – в переводе с английского языка означает «инструмент, орудие».

Заявитель подал возражение против решения Роспатента, указав, что заявленное обозначение является фантазийным для приведенных в заявке услуг 35 класса МКТУ, besides, заявитель уже обладает исключительным правом на сходный словесный товарный знак «Compacttool» в отношении услуг 35 класса МКТУ по свидетельству№ 651536.

Коллегия палаты по патентным спорам, рассмотрев возражение заявителя, согласилась с этим доводом, и отметила, что данное словосочетание может порождать самые различные ассоциации, например, с удобными средствами (инструментарием) оказания услуг, либо с инструментарием («TOOL») по заключению договоров («PACT») посредством сети Интернет («COM») и другие. Однако, как что следует из п. 2.2 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, возможные дополнительные рассуждения, домысливание и ассоциации обусловливают, напротив, отличие и узнаваемость обозначения, то есть наличие у него различительной способности – способности выполнять функцию товарного знака. Исходя из этого, Коллегия палаты по патентным спорам приняла решение в пользу заявителя.

Коллегие приняла во вномание согласие правообладателя старшего знака и предоставила охрану международному товарному знаку (Решение Роспатента от 28.02.2019 по международной регистрации 1303293)

Роспатент отказал в предоставлении правовой охраны на территории России товарному знаку по международной регистрации № 1303293 в отношении товаров 32 и 33 классов МКТУ (рис. 7). Причиной стало его сходство до степени смешения с товарным знаком по свидетельству № 387147, ранее зарегистрированным на имя другого лица в отношении товаров 32 класса МКТУ, однородных заявленным товарам 32 и 33 классов МКТУ (рис. 8).

Не согласившись с этим решением, компания Knjaz Miloš a. d., Республика Сербия подала возражение в Палату по патентным спорам, и указала, что заявитель заключил мировое соглашение с правообладателем противопоставленного товарного знака по свидетельству № 387147, согласно которому правообладатель дает безотзывное согласие на предоставление правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации № 1303293 в отношении определенных товаров 32 и 33 класса МКТУ на имя заявителя. Более того, правообладатель противопоставленных товарных знаков подал заявление с просьбой исключить определенные товары 32 класса МКТУ из перечня охраняемых товаров по своей регистрации, фактически сократив его до товаров «минеральные и газированные воды».

Коллегия по патентным спорам приняла во внимание заключенное мировое соглашение, а также то, что заявленный знак и противопоставленный знак не тождественны, при этом противопоставленный знак не является коллективным товарным знаком, и сведения о его широкой известности российскому потребителю отсутствуют, что не позволяет говорить о введении потребителя в заблуждение.

На основании этого Коллегия отменила решения Роспатента предоставила правовую охрану на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации № 1303293 в отношении указанных выше товаров 32 класса МКТУ и товаров 33 класса МКТУ.

Наличие в России регистраций сходных знаков не исключает сходства заявленного обозначения и ранее зарегистрированного знака (Решение Роспатента от 12.03.2019 по заявке 2017729562)

ООО «МНОГО МЯСА», г. Красноярск, подала заявку № 2017729562 (рис. 9) на регистрацию своего обозначения в качестве товарного знака, однако получила отказ из-за наличия более ранних товарных знаков № 630494 (рис. 10) и № 463307 (рис. 11), зарегистрированных на имя ООО «Бурятмяспром», г. Улан-Удэ в отношении аналогичных товаров. Не согласившись с отказом, заявитель подал возражение в Палату по патентным спорам.

Палата отметила, что, согласно сравнительному анализу заявленного обозначения и противопоставленных ему товарных знаков, они производят одинаковое зрительное впечатление: в их центральной части помещено стилизованное изображение коровы, обладающее высокой степенью сходства, а в нижней части обоих обозначений включена шестиугольная геометрическая фигура, что увеличивает сходство их визуального восприятия. Незначительные отличия, заключающиеся в повороте головы коровы, а также в том, что ее изображение вписано в пятиугольную и квадратную рамки, не придают сравниваемым обозначениям отличий, позволяющих различать их между собой.

Заявитель привел довод о том, что на его обозначении нет элементов «ВЫСШИЙ СОРТ» (superior quality) и «ГОСТ» (State Standard), но Палата отметила, что они в принципе не способны индивидуализировать продукцию какого-либо изготовителя, поскольку часто используются различными лицами при маркировке продуктов. Элемент «БМК», входящий в состав заявленного обозначения, не имеет словесного характера, трудно запоминается и практически не обладает различительной способностью. Исходя из этого, указанные словесные элементы не оказывают существенного влияния на различное восприятие знаков.

Помимо этого, заявитель привел довод, о том, что на территории Российской Федерации действуют иные регистрации, включающие изображения коров (товарный знак по свидетельству № 317905, знак по международной регистрации № 893106 и др. – рис. 12). На это Коллегия отметила, что указанные регистрации не исключают высокой степени сходства заявленного обозначения и противопоставленных знаков. ТЗ № 317905 Международный ТЗ № 893106

Резюмируя вышеизложенное, палата пришла к выводу о том, что заявленное обозначение и противопоставленные знаки являются сходными, что было установлено на основе их сходного общего зрительного восприятия, обусловленного их одинаковым графическим оформлением в виде композиции из стилизованного изображения животного, вписанного в рамку, а, следовательно, отказ в регистрации такого обозначения следуют оставить в силе.

Роспатент вынес повторное решение после того, как Президиум Суда по интеллектуальным правам принял постановление от отмене решения Суда по интеллектуальным правам и о направлении дела на новое рассмотрение (Решение Роспатента от 12.03.2019 по заявке№ 2015719739)

Индивидуальный предприниматель подал возражение против регистрации товарного знака № 606235 «The 1920 Legend» на имя ОАО «Московский ювелирный завод» (рис. 13).

В возражении предприниматель указывал, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с серией его товарных знаков с более ранней датой приоритета (рис. 14):

Сходство оспариваемого товарного знака с противопоставленными товарными знаками обусловлено их общими словесными элементами, объединенными словом «Legend» в общем смысловом значении «Легенда», при том, что, по мнению предпринимателя, подавшего возражение, товары и услуги, в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, однородны тем товарам и услугам, в отношении которых зарегистрированы противопоставленные товарные знаки.

В этом деле интересна история рассмотрения спора. Первоначально по результатам рассмотрения возражения Роспатентом 18.09.2017 было принято решение отказать в удовлетворении возражения и оставить в силе правовую охрану товарного знака.

Не согласившись с данным решением, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании вышеуказанного решения Роспатента незаконным. Решением суда по интеллектуальным правам от 12.03.2018 по делу № СИП-710/2017 его требования были оставлены без удовлетворения.

Тогда предприниматель подал кассационную жалобу на решение Суда по интеллектуальным правам от 12.03.2018. Рассмотрев кассационную жалобу, Президиум Суда по интеллектуальным правам принял постановление от 29.03.2018 об отмене решения Суда по интеллектуальным правам от 12.03.2018 по делу № СИП-710/2017 и о направлении дела на новое рассмотрение.

В результате нового рассмотрения было принято решение Суда по интеллектуальным правам от 05.10.2018 по делу № СИП-710/2017, оставленное в силе постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28.01.2019, о признании незаконным решения Роспатента от 18.09.2017 и об обязании Роспатента повторно рассмотреть возражение предпринимателя.

Повторно рассматривая дело, Коллегия Палаты по патентным спорам пришла к выводу признать предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 606235 недействительным в отношении товаров 14, 16, услуг 35 и части услуг (перечень представлен в решении) 42 класса МКТУ.

Признание действий правообладателя в качестве акта недобросовестной конкуренции являются основанием для признания товарного знака недействительным (Решение Роспатента от 16.01.2019)

Роспатент рассмотрел возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 501319 на имя ООО «Инвиво» (в настоящее время знак принадлежит ООО «БиоТА»). Оспариваемый товарный знак представляет собой словесное обозначение «ЛЕПТОЦИД», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

Возражение мотивировано тем, что действия правообладателя, связанные с приобретением и использованием исключительного права на товарный знак по свидетельству № 501319, признаны актом недобросовестной конкуренции решением Федеральной антимонопольной службы от 28.03.2018 по делу № 1-14-172/00-08-17.

Рассмотрев возражение, Палата по патентным спорам пришла к выводу о наличии оснований для удовлетворения возражения и признала предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 501319 недействительным полностью.

Общеизвестные товарные знаки

С начала 2019 года были признаны общеизвестными товарными знаками такие обозначения, как «Ушастый нянь» (рис. 15), «Издательство Просвещение» (рис. 16) и «ПИК» (рис. 17).

 

Судебная практика

Патенты

Одновременная государственная регистрация лекарственного препарата и предельных отпускных цен на него создает угрозу нарушения патентных прав (Суд по интеллектуальным правам, Постановление кассационной инстанции от 28.02.2019 по делу №А40-106405/2018)

Иностранной компании AstraZeneca UK LIMITED стало известно, что общество «Джодас Экспоим» зарегистрировало в Минздраве лекарственный препарат «Гефитиниб» и предельные отпускные цены на него, что, с точки зрения компании, явно представляет собой подготовительные действия, направленные на введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации этого лекарства. Между тем, действующим веществом этого лекарства является Гефитиниб – химическое соединение, охраняемое патентом Российской Федерации на изобретение N2153495, владельцем которого является компания AstraZeneca.

Посчитав, что эти действия Общества создают угрозу нарушения исключительных прав компании на указанный патент, компания AstraZeneca обратилась с иском в Арбитражный суд города Москвы с требованием, в частности, обязать Минздрав исключить лекарственный препарат «Гефитиниб» из Государственного реестра лекарственных средств, а также исключить из Государственного реестра предельных отпускных цен сведения о государственной регистрации предельной отпускной цены производителя на этот лекарственный препарат, и запретить Обществу осуществлять действия по регистрации этого лекарства и предельных отпускных цен на него в России до даты истечения срока действия патента Компании. Решением Арбитражного суда города Москвы от 07.08.2018 в удовлетворении заявленных требований было отказано. Компания подала апелляционную жалобу и дело было рассмотрено в Девятом арбитражном апелляционном суде.

Суд апелляционной инстанции признал, что действия Общества по регистрации препарата предельных отпускных цен на него в Минздраве обществом свидетельствуют о подготовке Обществом предложения о продаже и продажи лекарственного препарата, в котором использовано запатентованное истцом вещество Гефитиниб, на основании чего частично удовлетворил исковые требования Компании: обязал общество подать в Минздрав заявление об отмене государственной регистрации лекарства и представить в Минздрав заявление об исключении из Государственного реестра предельных отпускных цен производителей на лекарственные препараты предельной отпускной цены на лекарственный препарат «Гефитиниб», а также запретил обществу осуществлять действия, направленные на регистрацию в Российской Федерации лекарственного препарата, содержащего Гефитиниб, и предельных отпускных цен на лекарственный препарат, содержащий Гефитиниб, до даты истечения срока действия патента Российской Федерации на изобретение N2153495.

Суд по интеллектуальным правам посчитал, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на представленных в материалы дела доказательствах, и соответствуют нормам материального и процессуального права, и оставил постановление Девятого арбитражного апелляционного суда в силе.

Товарный и промышленный образец могут быть признаны не сходными, если в них заложены разные понятия и идеи (Решение Суда по интеллектуальным правам от 21.01.2019 по делу‰ №СИП-585/2018.)

Общество подало в Суд по интеллектуальным правам иск против выдачи патента РФ № 68407 на промышленный образец «Этикетка» (рис. 18). Основанием для иска стало то, что на имя Общества для тех же товаров уже зарегистрирован товарный знак РФ N275208 (рис. 19) с более ранним приоритетом, и, таким образом, оспариваемый промышленный образец и товарный знак Общества сходны до степени смешения и могут ввести потребителя в заблуждение.

Роспатент же настаивал на том, что сходства до степени смешения оспариваемого промышленного образца и противопоставленного товарного знака нет из-за формирования различного зрительного впечатления в целом.

Суд провел сравнительный анализ противопоставляемых промышленного образца и товарного знака, изучил представленные социологические опросы и заключения Союза Дизайнеров и пришел к выводу, что промышленный образец и товарный знак различаются доминирующими элементами, а иные элементы, например, изображение пейзажа и общее цветовое решение (цвет заливки), в силу своего размера и пространственного расположения являются абстрактными не влияют на формирование общего зрительного впечатления сравниваемого промышленного образца и товарного знака.

По мнению суда, в сравниваемые обозначения заложены разные понятия и идеи, что свидетельствует об отсутствии также и семантического сходства между ними. Таким образом, поскольку спорный промышленный образец и товарный знак по свидетельству Российской Федерации N275208 формируют различное зрительное впечатление, суд принял решение, что указанный промышленный образец не является сходным до степени смешения с противопоставленным товарным знаком.

Товарные знаки

Суд не может по своей инициативеснизить размер компенсацииза нарушение прав на товарные знаки ниже низшего придела (Определение Верховного суда Российской Федерации от 10.01.2019 №310-ЭС18-16787)

Общество «Рикор Электроникс» обнаружило, что общество «Форсаж» продает товар с товарным знаком, зарегистрированным на имя «Рикор Электроникс». В связи с этим, Рикор Электроникс обратилось в Арбитражный суд Липецкой области с исковым заявлением к обществу «Форсаж» о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак № 289416 в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определенной лицензионным договором. Арбитражный суд Липецкой области удовлетворил исковые требования частично, снизив размер компенсации в два раза. Снижая размер предъявленной к взысканию компенсации, суд исходил из требований разумности и справедливости, характера и однократности допущенного нарушения, отсутствия доказательств наступления для истца неблагоприятных последствий. Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил это решение без изменения, и тогда истец обратился в Верховный суд РФ.

Верховный суд указал, что при принятии решения по делу арбитражный суд может взыскать компенсацию в меньшем размере, чем заявлено в требованиях, но не ниже низшего предела, установленного законом, и по своей инициативе Суд снижать размер компенсации не вправе. При этом основанием для снижения размера компенсации ниже низшего предела, является одновременное нарушение исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, в то время как истцом предъявлено требование о защите исключительного права лишь на один товарный знак. Помимо этого, ответчик не заявлял о том, что размер компенсации необоснованно велик и не просил ее снизить.

Таким образом, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что суды нижестоящих инстанций в нарушение принципов равноправия сторон и состязательности при определении размера подлежащей взысканию компенсации снизили заявленную ко взысканию компенсацию ниже двукратного размера стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты должны быть отменены как принятые с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело – направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Наличие сходного элемента в сравниваемых товарных знаках еще не является основанием для признания обозначения сходным до степени смешения (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 17.01.2019 по делу №СИП-145/2018).

Индивидуальный предприниматель Хуснутдинова С.Ф. обратилась в Суд по интеллектуальным правам с иском о досрочном прекращении правовой охраны знака обслуживания «Гринн Линия» по свидетельству Российской Федерации N304293, зарегистрированного на имя общества «Корпорация «Гринн» в отношении услуг 35 класса МКТУ (рис. 20). Причиной для иска стало то, что у предпринимателя есть свой знак обслуживания «Линия» N621780 (рис. 21), зарегистрированный так же в отношении услуг 35-го класса МКТУ, который, с точки зрения предпринимателя, является сходным до степени смешения со знаком обслуживания Общества.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что наличие в сравниваемых обозначениях общего словесного элемента «Линия» не может однозначно свидетельствовать об их сходстве до степени смешения, поскольку указанные обозначения производят различное впечатление. Ввиду различного состава гласных и согласных звуков, их состава, порядка и количества нельзя установить такую степень фонетического сходства, которая могла бы привести к выводу о вероятности смешения противопоставленных обозначений. Различные размер шрифта, цветовое исполнение обозначений действительно не могут иметь определяющего значения при установлении сходства сравниваемых обозначений, однако при отсутствии или низкой степени сходства по другим критериям (фонетическому, семантическому) эти отличия также подлежат учету.

Также Суд указал, что вероятность смешения зависит не только от степени сходства обозначений и степени однородности товаров/услуг для обычных потребителей соответствующих товаров/услуг, но и от иных факторов, в том числе от того, используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров, от длительности и объема использования товарного знака правообладателем; вместе с тем, суд не нашел в материалах дела доказательств использования знака обслуживания N621780 в отношении услуг 35-го класса МКТУ.

Исходя из этого, Суд по интеллектуальным правам решил, что вероятность смешения между знаками обслуживания N304293 и N621780 отсутствует, а, значит, у истца также отсутствует заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны спорного знака обслуживания. Президиум Суда по интеллектуальным правам поддержал это решение.

Ответчик сумел сохранить за собой право на использование спорного обозначения, зарегистрировав его как свой товарных знак (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.01.2019 по делу №А40-2123/2018).

Индивидуальный предприниматель Б. обратилась в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к Индивидуальному предпринимателю Л., где потребовал запретить использовать его товарные знаки РФ № 620474 и 577731 (рис. 22 и 23), а также обозначения, сходные с ними до степени смешения, в том числе в доменном имени omatras.ru и на сайте, о взыскать с Индивидуального предпринимателя Л. компенсацию за неправомерное использование товарного знака № 620474.

Решением Арбитражный суд города Москвы в удовлетворении иска отказал, Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и частично удовлетворил требования истца, в частности, запретил Индивидуальному предпринимателю Л. Использовать указанные товарные знаки и сходные обозначения в доменном имени omatras.ru, а также взыскал часть запрошенной истцом компенсации. Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, Индивидуальный предприниматель Л. обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Суд по интеллектуальным правам отметил, что ответчик зарегистрировал сайт omatras.ru до даты приоритета товарных знаков истца, однако это не исключает нарушения, так как доменное имя не является охраняемым законом результатом интеллектуальной деятельности и средством индивидуализации и такая регистрация дает ответчику право использовать соответствующее обозначение для однородных услуг после получения истцом исключительных прав на защищаемые товарные знаки.

Помимо этого, в кассационной жалобе ответчик заявил, что на его имя зарегистрированы товарные знаки O, matras! № 654337 (рис. 24) и № 680148 (рис. 25), однако, как выяснилось, один из этих знаков был подан на регистрацию уже после вынесения решения суда апелляционной инстанции, а дата приоритета второго знака – значительно позже даты нарушения, зафиксированного протоколом осмотра сайта. В связи с этим, наличие этих регистраций не могло повлиять на выводы суда апелляционной инстанции о допущенном ответчиком правонарушении.

Тем не менее, учитывая, что на момент рассмотрения дела в апелляционной инстанции товарный знак ответчика «O, matras!» № 654337уже был зарегистрирован, и при этом предоставление ему правовой охраны не было оспорено, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что ответчик вправе был использовать его товарный знак «O, matras!» по свидетельству РФ № 654337 в доменном имени omatras.ru в отношении услуг, для которых он зарегистрирован, и суд апелляционной инстанции не должен был запрещать ответчику такое использование.

Исходя из этого, Суд по интеллектуальным правам отменил запрет использования индивидуальным предпринимателем Л. товарного знака по свидетельству РФ № 620474, а также обозначений, сходных с ним до степени смешения, в том числе в доменном имени omatras.ru и на соответствующем сайте.

Рекламный слоган на вывеске «Крепкое и Слабое» признан нарушающим товарный знак «Красное & Белое» (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 23.01.2019 по делу №А70-5480/2018.)

Управление Федеральной антимонопольной службы по Тюменской области вынесло решение и постановление о том, что в своей вывеске ООО «Минводы» (рис. 27) использует обозначение «Крепкое и Слабое», сходное до степени смешения с товарным знаком «Красное и Белое» по свидетельству Российской Федерации № 560042 (рис. 26), что является нарушением Федерального закона «О защите конкуренции».

ООО «Минводы» обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением о признании незаконным и отмене этого решения и постановления УФАС, однаок и Арбитражный суда Тюменской области, и Восьмой арбитражный апелляционный суд оставили требования общества «Минводы» без удовлетворения. После этого общество «Минводы» подало кассационную жалобу, отметив, что при сравнении словесных элементов «Крепкое и Слабое» и «Красное & Белое» в целом отсутствует сходство по графическому, фонетическому и семантическому критериям. В частности, общество «Минводы» указывало на отсутствие сходства между сравниваемыми словесными обозначениями.

Суд первой инстанции отмечал, что угроза смешения сравниваемых обозначений усиливается тем, что основной потребитель идентифицирует товары и услуги в первую очередь по привычным ему элементам обозначения и, как правило, руководствуется общими впечатлениями о знаке, видимом ранее, не имеет возможности сравнить знаки и проявляет меньшую осмотрительность. Исходя из этого, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что действия общества «Минводы», направлены на получение преимуществ перед другими хозяйствующими субъектами при осуществлении предпринимательской деятельности на одном рынке, что было верно классифицировано антимонопольным органом как недобросовестная конкуренция.

Суд по интеллектуальным правам поддержал решения нижестоящих судов и отметил, что довод общества «Минводы» об отсутствии схожести сравниваемых обозначений не может быть принят судом, так как этот вопрос относится к вопросам факта и решается нижестоящими судами.

Вместе с тем, коллегия судей считает, что в данном случае присутствует совпадение большинства признаков, по которым определяется сходство изобразительных обозначений, доминирующих в сравниваемых обозначениях, таких как: сходная внешняя форма; сочетание белого и красного цветов; композиционное построение, выражающееся в идентичном расположении основных элементов. При этом Суд по интеллектуальным правам принимает во внимание, что рядовой потребитель идентифицирует товары и услуги, в первую очередь, по привычным ему серийным элементам товарных знаков; как правило, он руководствуется общими впечатлениями (часто нечеткими) о виденном ранее знаке и не имеет возможности сравнить знаки.

На основании этого Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что решения нижестоящих судов и антимонопольного органа были верными и что спорное обозначение, используемое заявителем, в целом ассоциируется с противопоставленным товарным знаком, несмотря на их отдельные отличия.

Общеизвестный товарный знак может быть препятствием для предоставления правовой охраны даже тем товарным знакам, которые заявлены для несовпадающих товаров и услуг (Решение Суда по интеллектуальным правам от 15.02.2019 по делу‰ №СИП-736/2018).

Южнокорейская компания Bullsone, Ltd. Обратилась в Суд по интеллектуальным правам с просьбой отменить решение Роспатента, которым была аннулирована правовая охрана в России принадлежащего компании международного товарного знака № 1100687 (рис. 28). Причиной для аннулирования стала схожесть товарного знака компании и общеизвестного товарного знака № 169 (рис. 29).

В своем заявлении компания настаивала, что сравниваемые обозначения не являются сходными до степени смешения, поскольку в общеизвестном товарном знаке по свидетельству РФ N169 доминирует словесное обозначение, а его изобразительный элемент не сходен с оспариваемым товарным знаком. Внешний контур сопоставляемых обозначений также не имеет между собой ничего общего; в оспариваемом решении смысловое сходство сравниваемых обозначений не анализируется, а приведенное описание не соответствует композиции и смысловому содержанию сравниваемых обозначений.

Однако суд по интеллектуальным правам не согласился с этими доводами и отметил, что высокое сходство сравниваемых товарных знаков определяется за счет использования сходной внешней формы и композиционного решения (изображение в профиль быков красного цвета в схожей позе (в прыжке), а также близким цветовым решением фоновых элементов (щита и круга), выполненных в желто-коричневой цветовой гамме.

При этом словесный элемент общеизвестного товарного знака «Red Bull», означающий «Красный Бык», описывает изобразительный элемент, изображенный в товарном знаке и не приводит к качественно иному восприятию знака. При этом доминирующими элементами в сравниваемых товарных знаках являются именно изобразительные элементы, поскольку они расположены в центральной части обозначений, с которой начинается осмотр потребителем. А отдельные отличия изобразительных элементов (различный цвет и форма контура быка) не изменяют общего зрительного впечатления сравниваемых товарных знаков, поскольку указанные отличия не изменяют восприятие обозначений в целом.

Компания также привела довод о том, что правообладатель общеизвестного знака лишь спонсирует спортивные мероприятия для продвижения своей продукции 32-го класса МКТУ, в то время как международный знак заявлен для товаров 01, 03, 04 и 05 классов МКТУ, поэтому оспариваемый товарный знак не может вводить в заблуждении потребителей соответствующей продукции.

Судебная коллегия, однако, не согласилась с этим доводом и отметила, что правовая охрана общеизвестного товарного знака распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении неоднородных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить права и интересы такого обладателя.

Еще одним доводом заявителя было то, что общеизвестный товарный знак и товарный знак по международной регистрации N467055, также содержащий изображение быка, зарегистрированы и сосуществуют в отношении однородных товаров 32-го класса МКТУ, но суд не принял этот довод, поскольку сами по себе эти регистрации не свидетельствуют о неправомерности оспариваемого решения Роспатента, так как определенная практика регистрации товарных знаков не является предметом спора и обстоятельства их регистрации должны рассматриваться отдельно.

Исходя из этого, Суд по интеллектуальным правам отказал южнокорейской компании и оставил решение Роспатента в силе.

Таможня ошибочно усмотрела незаконное использование товарного знака на ввозимых товарах (Постановление Арбитражного кассационного суда Дальневосточного округа от 04.02.2019 по делу №Ф03-162/2019)

В феврале 2016 года общество «Транс Холдинг ДВ» ввозило на территорию Таможенного союза сухие смеси для напитков с обозначением «ХАН ЧАЙ». Таможня посчитала, что это обозначение сходно до степени смешения с товарным знаком «ХААНЧАИ» компании «Бимекс ЛЛС», внесенным в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, отказала в выпуске товаров и направила их на склад временного хранения, а также направила в арбитражный суд заявление о привлечении общества к административной ответственности.

Общество, в свою очередь, обратилось в суд с требованиями о признании действий таможни неправомерными и о возмещении убытков, причиненными этими действиями.

При рассмотрении дела суд принял во внимание аргументы Общества, которые сводились к тому, что на упаковке ввозимых товаров был использован товарный знак «ХАН», причем использован о был с разрешения правообладателя этого товарного знака, общества «ПРОФИТ-С». Помимо этого, изображения на лицевой стороне упаковки товаров, которые таможня посчитала сходными до степени смешения с товарными знаками компании «Бимекс ЛЛС», использовались с согласия автора произведений дизайна. Суд пришел к выводу, что общество проявило добросовестность и приняло все меры для своевременного выпуска товаров, а также правомерно использовало товарные знаки и сходные с ними обозначения, в то время как таможня на стадии приостановки выпуска товаров не оценила полно и всесторонне представленные обществом доказательства правомерности использования этих знаков и обозначений.

Исходя из этого, Арбитражный суд Приморского края отказал таможне в привлечении общества к административной ответственности и установил, что из-за неправомерных действий таможни общество понесло убытки. Это решение было поддержано решением Пятого арбитражного апелляционного суда и постановлением Кассационного Арбитражного суда Дальневосточного округа.

НМПТ

Фирменные наименования

Определяющим фактором для решения вопроса о возможности или невозможности государственной регистрациии в качестве наименования места происхождения товараявляется существо объекта охраны (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 25.01.2019 по делу №СИП-185/2018)

Роспатент отказал компании «Тутела Вини Эмилия» в регистрации словесного обозначения «EMILIA» в качестве наименования места происхождения товаров «вина белые, в том числе игристые; вина красные, в том числе игристые и молодые; вина розовые, в том числе игристые» на ее имя и на имя еще 24 компаний.

Компания, в свою очередь, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с требованием признать это решение Роспатента недействительным. В частности, компания указывала, что в Италии этому обозначение предоставлена правовая охрана PGI в отношении вина. Суд по интеллектуальным правам удовлетворил требования компании и обязал Роспатент повторно рассмотреть указанное возражение.

Не согласившись с этим решением, Роспатент обратился в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемый судебный акт отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Президиум Суда по интеллектуальным правам поддержал выводы суда первой инстанции и указал, что, определяющим фактором для решения вопроса о возможности или невозможности государственной регистрации в качестве наименования места происхождения товара наименования географического объекта, который находится в иностранном государстве, является не точное соответствие правового режима, существующего в иностранном государстве, национальному правовому режиму, которые могут в различных странах иметь отдельные отличия, в том числе по субъекту, которому предоставляется правовая охрана (и тем более не наименование объекта охраны «наименование места происхождения товара», которое может отличаться с учетом особенностей того или иного языка или тех или иных правовых традиций), а существо объекта охраны.

Соответственно, при сопоставлении существа объектов охраны должно быть установлено, что в иностранном государстве правовая охрана предоставлена объекту, который:

  • является обозначением, представляющим собой либо содержащим современное или историческое, официальное или неофициальное, полное или сокращенное наименование страны, городского или сельского поселения, местности или другого географического объекта, или обозначением, производным от такого наименования;
  • является обозначением, ставшим известным в результате его использования в отношении товара, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами.

Исходя из этого, Президиум Суда по интеллектуальным правам отказал в удовлетворении кассационной жалобы и решил, что суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о необходимости обязать Роспатент повторно рассмотреть указанное возражение.

Авторское право и смежные права

Компенсация должна быть выплачена за каждую серию мультсериала, т.к. у каждой серии разные авторы, свое прокатное удостоверение и собственный сюжет, который не вытекает из других серий (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.01.2019 по делу №А10-6428/2016)

Общество «Маша и Медведь» обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю, который продавал товары, обладающие сходными визуальными признаками с товарными знаками и изображениями, входящими в состав кадров из нескольких серий мультипликационного сериала «Маша и Медведь». Так как, с точки зрения общества, предприниматель нарушил исключительные права на несколько серий, общество запросило компенсацию в соответствующем размере.

Суд по интеллектуальным правам, рассматривая дело, поддержал выводы суда апелляционной инстанции о том, что каждое из аудиовизуальных произведений создано творческим трудом различных авторов, имеет свой собственный сюжет, который не вытекает из сюжета другого произведения, каждое из спорных аудиовизуальных произведений может быть просмотрено зрителем в любом порядке и это не повлияет на общее восприятие зрителем спорных аудиовизуальных произведений как хаотично просмотренных с потерей нити развития событий, сюжет каждой следующей серии не вытекает из предыдущей, присутствие в каждом из спорных аудиовизуальных произведений общего названия «Маша и Медведь» является лишь брендированием аудиовизуальных произведений и нацелена на индивидуализацию правообладателя, наличие в каждом из спорных аудиовизуальных произведений персонажей «Маша» и «Медведь» является лишь внутренним условием правообладателя к авторам спорных аудиовизуальных произведений и нацелено на максимальное увеличение рыночной стоимости права использования каждого из спорных аудиовизуальных произведений за счет узнаваемости персонажей.

При этом, суд принял во внимание то, что в каждом аудиовизуальном произведении в конце серии содержится специальный знак охраны авторских прав – «копирайт», с указанием на правообладателя, у каждой серии свое отдельное прокатное удостоверение, состав авторов, таким образом, каждая серия является самостоятельным аудиовизуальным произведением.

Исходя из этого, Суд по интеллектуальным правам поддержал решение суда апелляционной инстанции, по которому ответчик обязан был выплатить компенсацию за нарушение прав на несколько серий мультипликационного сериала «Маша и Медведь» как отдельных произведений.


Поделиться:
Вернуться назад