В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
Меню
 
 
Версия для печати

Обзор новостей в сфере интеллектуальной собственности (Россия, СНГ) (январь-август 2021)

30 декабря 2021

Оглавление

Международные договоры Российской Федерации

Законы и законопроекты

Акты правительства и ведомственные акты

Споры о предоставлении и прекращении охраны

Споры о нарушении исключительного права

Иные споры

Практика Роспатента

Новости интеллектуальной собственности Евразийского экономического союза и соседних стран

  • 1. Армения
  • 2. Беларусь
  • 3. Казахстан
  • 4. Киргизия
  • 5. Туркмения
  • 6. Узбекистан
  • 7. Украина

    Международные договоры Российской Федерации

    Россия завершила ратификацию Протокола об охране промышленных образцов к ЕАПК; ратификационная грамота Российской Федерации передана Генеральному директору ВОИС

    Грамота о ратификации Российской Федерацией Протокола об охране промышленных образцов к Евразийской патентной конвенции от 9 сентября 1994 года передана генеральному директору Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) Дарену Тану 11 января 2020 года в рамках визита руководителя Роспатента Григория Ивлиева в Женеву (Швейцария). Это знаменует завершение процедур, необходимых для вступления Протокола в силу для России.

    Протокол принят на дипломатической конференции в НурСултане 9 сентября 2019 года, подписан Азербайджаном, Киргизией, Арменией, Казахстаном, Россией и Таджикистаном.

    В соответствии с установленной процедурой Протокол вступил в силу в отношении первых трёх ратифицировавших его государств (Киргизии, Азербайджана и Армении) 17 марта 2021 года — через три месяца после сдачи на хранение депозитарию третьим государством (Арменией) ратификационной грамоты. В отношении России Протокол вступил в силу 11 апреля 2021 года, а в отношении Казахстана — с 12 апреля 2021 года.

    12 апреля Административный совет ЕАПО утвердил и ввёл в действие Дополнения к Патентной инструкции (появилась часть II. Промышленные образцы) и дополнение к Положению о пошлинах (установлены пошлины по заявкам и патентам на промышленные образцы).

    Приём евразийских заявок на промышленные образцы начался с 1 июня 2021 года, и первая заявка была подана Госкорпорацией «Роскосмос» на дизайн кресла космонавта.

    Законы и законопроекты

    Вступил в силу закон о 3D моделях и электронных охранных документах

    17 января 2021 года вступил в силу Федеральный закон от 20.07.2020 № 217-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (о расширении использования электронных технологий при регистрации объектов интеллектуальных прав.

    Теперь при подаче заявок на изобретение, полезная модель, промышленный образец и товарный знак заявители могут прилагать к материалам заявки электронные трёхмерные модели заявляемого объекта.

    Изменён механизм использования изобретений без согласия патентообладателя

    В первом полугодии 2021 года приняты два закона, которыми внесены изменения в часть четвёртую Гражданского кодекса, регулирующие возможность использования запатентованных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов без согласия патентообладателей.

    Во-первых, Федеральным законом от 30 апреля 2021 года № 107-ФЗ (вступил в силу 11.05.2021) принята новая редакция статьи 1360 ГК РФ об использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца в интересах национальной безопасности.

    Согласно этой новой редакции, решение об использовании запатентованных изобретения, полезной модели или промышленного образца Правительство может принять «в случае крайней необходимости, связанной с обеспечением обороны и безопасности государства, охраной жизни и здоровья граждан». Согласно прежней редакции статьи 1360 ГК, Правительство могло это сделать «в интересах обороны и безопасности».

    По мнению законодателей, новая редакция статьи 1360 ГК РФ позволит, при необходимости, оперативно восполнить отсутствие или недостаток в стране запатентованных лекарственных средств или медицинских изделий, необходимых для охраны жизни и здоровья населения.

    Во-вторых, Федеральным законом от 11 июня 2021 года № 212-ФЗ (дата начала действия 22.06.2021) четвёртая часть Гражданского кодекса дополнена статьёй 1360.1 об использовании изобретения для производства лекарственного средства в целях его экспорта. Закон направлен на реализацию норм Федерального закона от 26 июля 2017 года № 184-ФЗ «О принятии Протокола об изменении Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности».

    Новая статья даёт Правительству право принять решение о использовании изобретения без согласия патентообладателя для производства в России лекарственного средства для целей его экспорта в нуждающуюся в нём страну. Такое решение должно соответствовать условиям международного договора (в частности, статье 31bis Соглашения ТРИПС), должно содержать сведения об объёме производства лекарственного средства, а упаковка произведённого в соответствии с этим решением Правительства лекарственного средства должна иметь специальное обозначение.

    По мнению законодателей, новая статья ГК позволит России на основании закрепляемого механизма организовать производство лекарственных средств на своей территории для поставки в иностранные государства по доступной цене в целях борьбы с эпидемиями и иными ситуациями чрезвычайного характера.

    Как в случае использования в интересах национальной безопасности, так и в случае использования для производства в целях экспорта, решение Правительства должно сопровождаться уведомлением о нём патентообладателя в кратчайший срок и выплатой ему соразмерной компенсации. Правительство должно установить методику определения размера этой компенсации и порядок её выплаты, а при использовании для целей экспорта также порядок уведомления патентообладателя, основания и порядок принятия решения и определения срока его действия.

    1 августа 2021 г. вступил в силу Федеральный закон от 31.07.2020 № 262-ФЗ о внесении изменений в часть четвертую ГК РФ

    Закон вводит процедуру предварительного информационного поиска и предварительной оценки патентоспособности по заявкам на изобретения и полезные модели с привлечением профильных российских научных и образовательных организаций, которые будут аккредитованы Роспатентом.

    Заявители могут воспользоваться услугой предварительного информационного поиска на добровольной основе.

    При этом они получают дополнительную возможность внесения изменений в материалы заявки после получения результатов такого поиска при подаче ходатайства о проведении экспертизы заявки по существу. Результаты предварительного поиска и предварительной оценки патентоспособности будут учитываться Роспатентом при проведении экспертизы заявки по существу.

    Кроме того, в соответствии с изменениями статьи 1378 ГК РФ с 1 августа появилась возможность внесения изменений в заявку на изобретение при подаче ходатайства о проведении экспертизы по существу.

    Также с 1 августа в силу изменений, внесённых в статью 1386 ГК РФ, исключена возможность подачи ходатайства о проведении по заявке на изобретение информационного поиска без проведения экспертизы заявки по существу.

    В Госдуму внесён законопроект об уточнении процедуры компенсации за нарушение права на товарный знак

    25 января 2021 г. Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о внесении изменения в статью 1515 ГК РФ, которым уточняется порядок определения компенсации правообладателю за незаконное использование товарного знака (№ 1100176-‑7). Законопроект подготовлен в целях реализации постановления Конституционного Суда от 24 июля 2020 г. № 40-П по делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Согласно действующему ГК правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации. Сумма компенсации может составлять двукратный размер стоимости товара, на котором незаконно размещён товарный знак, либо двукратный размер стоимости правомерного использования товарного знака.

    Данное положение ГК было признано Конституционным судом частично не соответствующем Конституции, в той мере, в какой она не позволяет суду с учётом фактических обстоятельств конкретного дела снизить размер компенсации, если такой размер многократно превышает величину причинённых правообладателю убытков.

    Правительство предлагает установить, что размер компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела может быть снижен судом, но не может составлять менее стоимости товаров, на которых незаконно размещён товарный знак, или стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

    18 мая законопроект принят Госдумой в первом чтении.

    Правительство приводит Гражданский кодекс в соответствие с Марракешским договором

    16 июня 2021 г. в Госдуму поступил подготовленный Правительством законопроект о внесении изменений в статью 1274 ГК РФ (№ 1193643–7). Законопроект разработан в целях приведения российского законодательства в соответствие с положениями Марракешского договора об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям (далее — Марракешский договор), к которому Российская Федерация присоединилась в 2018 году.

    Статья 1274 ГК РФ уже предусматривает возможность использования — без цели извлечения прибыли — правомерно обнародованных произведений без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения путём создания, воспроизведения и распространения этих произведений в специальных форматах (рельефноточечным шрифтом и другими специальными способами), предназначенных для использования слепыми и слабовидящими.

    Законопроект, устанавливает возможность также и импорта экземпляров таких произведений и расширяет круг бенефициаров данного регулирования: помимо слепых и слабовидящих право доступа к таким экземплярам получат также и лица с иными ограниченными способностями воспринимать печатную продукцию, как это определено в Марракешском договоре.

    Законопроект также дополняет статью 1274 ГК РФ положением о праве определённых Правительством библиотек и организаций, защищающих права и интересы инвалидов, осуществлять международный обмен экземплярами произведений, созданными в специальных форматах, с уполномоченными органами иностранных государств.

    Верховный суда о недобросовестной конкуренции

    4 марта 2021 года Пленум Верховного суда издал постановление № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства».

    Среди прочего, постановление содержит раздел «запрет недобросовестной конкуренции» — пункты 30—32. В данном разделе Пленум, в частности, разъяснил следующее.

    Для доказывания факта недобросовестной конкуренции необходимо установление как специальных признаков, определённых нормами статей 141—147 Закона о защите конкуренции, так и общих признаков недобросовестной конкуренции, предусмотренных пунктом 9 статьи 4 этого Закона и статьёй 10‑bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

    Перечень форм недобросовестной конкуренции не является исчерпывающим (статья 148 Закона о защите конкуренции). При квалификации действий конкретного лица в качестве акта недобросовестной конкуренции на основании статьи 148 Закона о защите конкуренции оцениваются общие признаки недобросовестной конкуренции, определённые пунктом 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции, статьёй 10‑bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

    Верховный суд о досудебном урегулировании

    22 июня 2021 года Пленум Верховного суда издал постановление № 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства».

    Среди прочего, в пункте 16 указанного постановления разъяснено, что, если законодательством установлены минимальный и максимальный пределы компенсации за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, размер которой может быть определён судом (например, ст. 1301, 1311, 14061, 1537 ГК РФ — т. е. от 10000 до 5000000 руб.), то досудебный порядок урегулирования спора считается соблюдённым, когда в обращении содержатся указание на конкретный материальноправовой спор, связанный с нарушением прав истца, и предложение ответчику его урегулировать.

    Также в пункте 30 Постановления Пленума ВС РФ разъяснён порядок и сроки направления заинтересованным лицом владельцу товарного знака досудебного предложения об отказе от товарного знака либо об отчуждении товарного знака, как это предусмотрено пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ (о последствиях неиспользования товарного знака). Указанное предложение направляется с учётом положений статьи 1651 ГК РФ (о юридически значимых сообщениях) по адресу регистрации гражданина по месту жительства или пребывания, а гражданину, осуществляющему предпринимательскую деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, или юридическому лицу — по адресу, указанному соответственно в едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей или в едином государственном реестре юридических лиц. Кроме того, предложение заинтересованного лица должно быть направлено также по всем адресам, указанным в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

    Направление предложения по данным адресам свидетельствует о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора, даже в случае их фактической недостоверности (пункт 2 статьи 51, пункт 1 статьи 1232 ГК РФ).

    Несоблюдением данного порядка является направление заинтересованным лицом предложения только в один из адресов, указанных в пункте 1 статьи 1486 ГК РФ; в адрес, не указанный в Едином государственном реестре юридических лиц или в Государственном реестре товарных знаков; по электронной почте, а не по почтовому адресу правообладателя; до истечения трёх лет с даты государственной регистрации товарного знака. Вместе с тем, суд разъяснил, что, если подтверждено фактическое получение предложения заинтересованного лица (пункт 1 статьи 1651 ГК РФ), нарушение порядка его направления не может свидетельствовать о несоблюдении обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

    В том случае, если заинтересованное лицо направило предложение с нарушением порядка или сроков, предусмотренных пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ, новое предложения можно направлять, не дожидаясь истечения трёхмесячного срока со дня направления предыдущего предложения.

    Акты правительства и ведомственные акты

    Утверждены Правила выплаты вознаграждения за служебные изобретения, полезные модели и промышленные образцы

    1 января 2021 года вступило в силу Постановление Правительства РФ от 16.01.2020 № 1848, которым утверждены Правила выплаты вознаграждения за служебные изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

    По новым правилам (прежние были приняты в 2014 году) за использование работодателем служебного изобретения, служебной полезной модели, служебного промышленного образца работнику, являющемуся их автором, выплачивается вознаграждение в размере трёх средних зарплат (ранее — в размере одной зарплаты) за последние 12 календарных месяцев, когда разработка использовалась. В случае продажи работодателем лицензии на использование запатентованного служебного изобретения, полезной модели или промышленного образца, работнику выплачивается 10% от полученных работодателем лицензионных платежей, а в случае отчуждения патента на служебное изобретение, полезную модель или промышленный образец, работнику выплачивается 15% от полученного работодателем вознаграждения. Утверждённые Правительством Правила применяются в ситуациях, когда между работодателем и работником не заключён соответствующий договор, о размере, условиях и порядке выплаты вознаграждения.

    В Постановлении определён срок действия Правил — до 1 января 2027 года.

    Правительство внесло изменения в Положение о патентных пошлинах

    17 июня 2021года принято постановление правительства № 922, которым были внесены некоторые изменения в Положение о пошлинах, взимаемых при патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, а также при регистрации товарных знаков, географических указания и наименований мест происхождения товаров.

    Изменения, во‑первых, продиктованы принятым в прошлом году законом (от 20.07.2020 № 217-ФЗ), согласно которому основной формой патента и свидетельства, выдаваемых Роспатентом, определена электронная форма. Бумажный документ выдаётся по отдельному ходатайству заявителя. Поэтому в Положение о пошлинах предусмотрена пошлина — 2000 руб. — за выдачу патента или свидетельства в бумажной форме. Эти изменения вступили в силу 21 июня 2021 г.

    Также в постановлении Правительства учтено, что 1 августа вступят в силу положения закона от 31.07.2020 № 262-ФЗ, в соответствии с которыми заявители смогут обращаться в аккредитованные Роспатентом организации для получения отчёта о предварительном информационном поиске и заключения о предварительной оценке патентоспособности заявленных изобретений или полезных моделей. Постановлением устанавливается, что при представлении в Роспатент таких отчётов и заключений размер пошлины за проведение экспертизы заявки по существу уменьшается вдвое (на 50%). Данное изменение действует с 1 августа 2021 года.

    Кроме того, постановлением изменена пошлина за проведение экспертизы заявки на изобретение по существу. Если до внесения изменения размер этой пошлины зависел от того, когда — при подаче заявки или после её подачи — подавалось ходатайство о проведении экспертизы по существу, то в результате внесённого изменения установлен единый размер пошлины за экспертизу, не зависящий от времени подачи ходатайства о её проведении — 12500 руб. + 9200 руб. за каждый независимый пункт формулы свыше 1. Данное изменение также действует с 1 августа 2021 года.

    Правительство утвердило Положения об аккредитации организаций, проводящих предварительный патентный поиск и предварительную патентную экспертизу

    Правительство утвердило Положения об аккредитации Роспатентом российской научной или образовательной организации в качестве организации, которая может проводить предварительный информационный поиск в отношении заявленных изобретений или полезных моделей и предварительную оценку их патентоспособности (Постановление Правительства РФ от 15.07.2021 № 1202). Положение вступит в силу с 1 марта 2022 года и будет действовать до 1 марта 2028 года.

    В соответствии с пунктом 3 статьи 1246 ГК РФ Положением определены требования к организации, которая может быть аккредитована для проведения предварительного патентного поиска и предварительной оценки патентоспособности, порядок её аккредитации Роспатентом, а также основания и порядок прекращения её аккредитации.

    Деятельность аккредитуемой организации должна осуществляться в тематической области знаний, соответствующей определённым индексам Международной патентной классификации или Совместной патентной основе не менее 2 работников, один из которых имеет учёную степень, учёное звание в соответствующей области наук, имеющих стаж научной работы в указанной области науки и техники не менее 3 лет. Организация должна обладать доступом к специализированным поисковым базам данных, позволяющим проводить патентный поиск в объёме минимума документации PCT.

    Работники, которые будут проводить предварительные патентный поиск и оценку патентоспособности, должны сдать экзамен, в процессе которого проверяется наличие у них необходимых знаний законодательства Российской Федерации в области правовой охраны изобретений, полезных моделей, и практических навыков в проведении информационного поиска и оценки патентоспособности изобретения, полезной модели.

    Суд признал противоречащими Закону о патентных поверенных принятые Роспатентом Рекомендации в части, устанавливающей правила исчисления опыта работы кандидатов в патентные поверенные (решение СИП от 09.02.2021, постановление Президиума СИП от 07.06.2021, определение ВС РФ от 27.09.2021 г. по делу № СИП‑660/2020)

    В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2008 № 316-ФЗ «О патентных поверенных» одним из требований к кандидатам на приобретение статуса патентного поверенного является наличие не менее чем 4‑летнего опыта работы в сфере деятельности патентного поверенного в соответствии со специализацией, по которой гражданин выражает желание быть аттестованным и зарегистрированным в качестве патентного поверенного.

    Двадцатый абзац «Рекомендаций по подготовке и оформлению документов для подтверждения четырёхлетнего опыта работы в сфере деятельности патентного поверенного» (утверждены Квалификационной комиссией Роспатента 21.07.2019) предусматривает, что при исчислении 4‑летнего опыта работы кандидата в патентные поверенные в отношении любой из специализаций учитывается период работы после получения высшего образования.

    Считая Рекомендации в указанной части противоречащими Закону о патентных поверенных, один из кандидатов в патентные поверенные обратился в Суд по интеллектуальным правам (далее — СИП) с заявлением о признании Рекомендаций в данной части недействительными.

    Рассмотрев заявление, СИП установил, что указанное положение Рекомендаций в соответствующих случаях действительно служит Роспатенту основанием для отказа в допуске к сдаче квалификационного экзамена.

    При этом, как указал суд, положения части 2 статьи 2 Закон о патентных поверенных требуют наличия юридического факта получения высшего образования и юридического факта четырёхлетнего опыта работы в сфере деятельности патентного поверенного, а принятые Роспатентом Рекомендации в данной части устанавливают иные правила исчисления опыта работы к кандидатам, а значит, противоречат закону, имеющему большую юридическую силу.

    Данные установленные судом обстоятельства позволили СИП признать Рекомендации в указанной части не соответствующими разъясняемым ими положениям части 2 статьи 2 Закона «О патентных поверенных» и недействующими в указанной части со дня их принятия.

    Верховный суд, куда Роспатент обратился с кассационной жалобой, не стал пересматривать решение СИП.

    Споры о предоставлении и прекращении охраны

    СИП поддержал Роспатент в споре о продлении срока действия патента Novartis (Решение СИП от 4 мая 2021 г. по делу № СИП‑766/2020)

    Компания Novartis AG обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Роспатента об отказе в продлении срока действия исключительного права на изобретение и удостоверяющего это право патента № 2400477. В обоснование заявленных требований компания указывает, что Роспатентом неправомерно не установлено соответствие объёма правовой охраны изобретения по патенту Российской Федерации № 2400477 лекарственному средству «Зикадия».

    Компания отметила, что Порядок выдачи и действия дополнительного патента на изобретение, продления срока действия патента на изобретение, утверждённому приказом Минэкономразвития от 03.11.2015 № 809 (далее — Порядок № 809) не содержит требования, что для возможности продления изобретения, объектом правовой охраны которого является группа химических соединений, описываемых общей структурной формулой, действующее вещество должно быть непосредственно раскрыто в описании заявки с приведением примеров его получения и исследования на физикохимические свойства и биологическую активность.

    Судом установлено следующее.

    В соответствии с подпунктом 7 пункта 7 и подпунктом 1 пункта 8 Порядка № 809 для правильного разрешения спорной ситуации суду необходимо установить, что указанное в заявлении о продлении срока действия исключительного права на изобретение лекарственное средство, для применения которого выдано разрешение, было раскрыто в описании изобретения и подпадает под объем правовой охраны, представленной патентом № 2400477 на дату его приоритета.

    С целью проверки обоснованности мотивов, приведённых Роспатентом, и установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по рассматриваемому делу, СИП привлёк специалиста, перед которым был поставлен ряд вопросов, предложенных компанией и Роспатентом.

    Привлечённый для дачи консультации по делу специалист подтвердил позицию Роспатента о том, что соответствующее вещество не раскрыто в описании патента № 2400477. Специалистом также подтверждён аргумент Роспатента о том, что в описании патента отсутствуют данные, показывающие, что соедине ние обладает такой активностью, которая позволяет использовать его в лекарственном средстве «Зикадия».

    Суд установил, что из описания к патенту № 2400477 не усматривается, что формула изобретения характеризует продукт (конкретное соединение «Церитиниб»), который относится к лекарственному средству «Зикадия» и на применение которого получено в установленном законодательством Российской Федерации порядке разрешение.

    СИП пришёл к выводу об обоснованности позиции Роспатента о том, что уточнённая формула изобретения для дополнительного патента (варианты I, II) не характеризует соединение «Церитиниб», которое относится к лекарственному средству «Зикадия», на применение которого получено разрешение, что свидетельствует об их неидентичности, и следовательно, о правильном применении Роспатентом пункта 8 Порядка N 809 и пункта 2 статьи 1363 ГК РФ.

    Наличие в промышленном образце чужого товарного знака препятствует предоставлению образцу правовой охраны (Решения Роспатента от 24.03.2021 № 2020В04564 и № 2021В00066 по международным регистрациям промышленных образцов № DM/102419 и № DM/205779)

    102419.jpgИзображения промышленного образца по международной регистрации DM/102419 (Автомобиль) на имя PSA AUTOMOBILES SA содержали изобразительный элемент, совпадающий с товарным знаком по международной регистрации № 1109556 на имя AUTOMOBILES CITROËN, что, по мнению Роспатента, препятствует предоставлению правовой охраны промышленному образцу в России, поскольку может вводить потребителя в заблуждение (подпункт 2 пункта 5 статьи 1352 ГК РФ).

    Возражая против отказа в предоставлении охраны, владелец международной регистрации промышленного образца, во‑первых, указал, что правообладатель товарного знака (Automobiles Citroёn) и компания заявителя (PSA Automobiles SA) являются родственными компаниями и принадлежат к одной группе компаний PSA Group. Во-вторых, считая спорный изобразительный элемент несущественным, заявитель представил изменённые изображения промышленного образца, на которых этот элемент отсутствует.

    102419_v.jpgУчитывая внесённые изменения, Роспатент удовлетворил возражение и предоставил правовую охрану на территории Российской Федерации промышленному образцу по международной регистрации № DM/102419.

    102419_v_v.jpgПри проведении экспертизы промышленного образца по международной регистрации № DM/205779 (Увлажнитель воздуха) на имя BONECO AG Роспатент установил, что изображение промышленного образца включает словесное обозначение «BONECO», производящее общее впечатление, такое же как товарный знак другого лица, охраняемый в Российской Федерации в отношении однородных товаров 11 класса и имеющий более ранний приоритет — товарный знак по свидетельству РФ № 426526, зарегистрированный на имя ПЛАСТОН АГ. Данное обстоятельство, по мнению Роспатента, препятствует в предоставлении промышленному образцу охраны, поскольку будет вводить потребителя в заблуждение (подпункт 2 пункта 5 статьи 1352 ГК РФ).426526.jpg

    Возражая против отказа в предоставлении правовой охраны, фирма BONECO AG сообщила, что в результате отчуждения исключительного права на товарный знак № 426526 заявитель стал его правообладателем.

    Учитывая данное обстоятельство, Роспатент удовлетворил возражение и предоставил правовую охрану на территории Российской Федерации промышленному образцу по международной регистрации № DM/205779.

    Компании Swatch AG (Швейцария) не удалось оспорить предоставления правовой охраны товарному знаку «iWatch», зарегистрированному компанией Apple Inc. (США) (решение Роспатента (ППС) от 11.03.2021 № 2019В03159)

    Компания Swatch AG мотивировала своё возражение против регистрации товарного знака № 586910 тем, что:

    • знак является сходным до степени смешения с принадлежащей Swatch AG серией товарных знаков по международным регистрациям №№ 469696, 614932, 508191, 496846, 506123, 962366, 962367, (в нарушение п. 6 ст. 1483 ГК РФ);
    • знак является описательным по отношению к товарам 09, 14 классов МКТУ (в нарушение п. 1. ст. 1483 ГК РФ).

      Роспатент отказал в удовлетворении возражения Swatch AG и сохранил правовую охрану товарного знака «iWatch».

      iwatch.jpgОтносительно различительной способности зарегистрированного обозначения в отношении товаров 9 и 14 классов МКТУ, Роспатент отметил следующее.

      Наличие в обозначении префикса «i» перед словом «Watch» приводит к определённому изменению семантики слова «watch» в составе этого обозначения.

      В целом обозначение индивидуализирует выпускаемые компанией Apple Inc. часы с функцией высокотехнологичного портативного электронного устройства («iWatch»), которые относятся к семейству широко известной в России инновационной высокотехнологичной продукции компании («iPhone», «iPad», «iPod», «iMac»), уже вошедшей в повседневный быт большого количества российских потребителей, идентифицирующих эти продукты компании по обязательно присутствующему в их названии префиксу «i».

      Благодаря длительному и интенсивному использованию знака его правообладателем оспариваемое обозначение на российском рынке чётко ассоциируется с компанией «Apple Inc.» и соответствующим семейством её продукции.

      Относительно сходства знака с серией знаков лица, подавшего возражение, компания Apple Inc. в отзыве на возражение заметила, что при рассмотрении заявки № 2013718527, по которой был зарегистрирован оспариваемый товарный знак, этот вопрос уже был предметом рассмотрения Роспатентом (решение от 22.03.2016 № 2015В01407), и Роспатент установил отсутствие сходства до степени смешения между обозначение iWatch и противопоставленными товарными знаками компании Swatch AG.

      Роспатент установил, что знаки №№ 469696, 614932, 508191, 496846, 506123 представляют собой именно слово «SWATCH», которое является лексической единицей английского языка, означающей «образчик ткани; коллекция образчиков; подборка образчиков ткани; характерный образец чеголибо; типичный представитель; заплатка; небольшая коллекция; образец, экземпляр; группа; порция».

      Знаки по международным регистрациям №№ 962366 и 962367 представляют собой то же самое слово «SWATCH», но перед ним помещены графически выделенные иным оригинальным (жирным) шрифтом, соответственно, буквы «i» или «e», которые никак не изменяют семантики исполненного в другой графической манере слова «SWATCH».

      Проведённый Роспатентом сравнительный анализ товарного знака «iWatch» и знаков по международным регистрациям №№ 469696, 614932, 508191, 496846, 506123, 962366, 962367 показал, что они, по мнению Роспатента, имеют совершенно разное смысловое значение ввиду наличия у слова «SWATCH» вышеуказанной определённой семантики. К тому же сравниваемые знаки отличаются составом звуков, а также они производят разное общее зрительное впечатление, обусловленное разным шрифтовым исполнением и разным составом букв.

      Решающее значение при их восприятии в целом имеет, по мнению Роспатента, семантический фактор, обусловливающий несходство сравниваемых обозначений, имеющих определённые смысловые значения и/или порождающих определённые смысловые ассоциации с учётом широкой известности в России семейства продукции заявителя («iPhone», «iPad», «iPod», «iMac» и «iWatch»), идентифицируемой по обязательно присутствующему в её названии префиксу «i».

      Роспатент не усмотрел принципиальной возможности возникновения у российского потребителя представления о принадлежности одному производителю однородных товаров, для индивидуализации которых предназначены сравниваемые знаки.

      Таким образом, оспариваемый товарный знак № 586910 и противопоставленные знаки по международным регистрациям не являются сходными до степени смешения в отношении однородных товаров.

      Имена святых и чувства верующих стали предметом рассмотрения Роспатента и Суда по интеллектуальным правам (решения Роспатента (ППС) от 05.02.2021 №№ 2020В03605 и 2020В03606 448104, решение СИП от 19.08.2021 по делу СИП‑181/2021)

      На имя российского юридического лица были зарегистрированы товарные знаки № 196200 (приоритет от 21.04.2000) и № 448104 (приоритет от 11.03.2010), в том числе, в отношении товаров 33 класса.

      vincent.jpgЗаинтересованное лицо подало возражения против предоставления охраны указанным знакам по мотивам, в том числе, несоответствия регистрации требованиям подпункта 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку регистрация имени Святого Викентия для алкогольной продукции противоречит принципам морали.

      Учитывая, что стороны спора представляли разные противоречивые доказательства относительно мотивов оспаривания, а также то, что спор имел чётко выраженную религиозную основу, Роспатент воспользовался пунктом 43 коллегия воспользовалась пунктом 43 Правил ППС, согласно которому установлено, что «при рассмотрении спора коллегия вправе запрашивать заключения независимых экспертов в области, соответствующей предмету спора», и обратился в религиозную духовную образовательную организацию высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви» к Тихонову Михаилу Анатольевичу (Епископу Звенигородскому Феодориту) с целью предоставления независимого заключения относительно того, оскорбляет ли оспариваемый товарный знак религиозные чувства верующих или нет.

      Согласно письму Правового Управления Московской Патриархии, а также заключению Московской духовной академии «нанесение изображений или имён святых на определённого рода продукцию, в том числе алкогольную, можно расценивать как действие, совершенное в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

      Чувства верующих заключаются в благоговейном отношении лица к тому, что в соответствии с его религиозными убеждениями является для него святыней, при этом такой святыней для лица, несомненно, являются его религиозные убеждения, догматы религии, личности и деяния святых, а также священные изображения и тексты, иные предметы религиозного назначения, места религиозного почитания (паломничества).

      Использование имени святого, признаваемого религиозной конфессией, зарегистрированной в установленном порядке, или его изображения, не может быть исключительным правом того или иного физического или юридического лица, не являющегося религиозной организацией или не учреждённого ею. Регистрация товарных знаков, содержащих названия спиртных напитков, которые могут быть отнесены к церковной семантике, оскорбляют чувства верующих… Религиозные организации могут беспрепятственно использовать религиозные символы того вероисповедания, к которому они принадлежат. Однако религиозная символика государственной регистрации не подлежит».

      В заключении Московской духовной академии, под- держанном Правовым управлением Московской Патриархии, сделан вывод: «Святой мученик Викентий (24 ноября 304 г.), почитается православной и католической конфессиями. В этой связи, регистрация товарного знака со словами «St. Vincent», «SANT VINCENT», недопустима».

      Учитывая полученные заключения, коллегии сделала вывод, что правовая охрана товарном знака по свидетельствам № 196200 и № 448104 предоставлена с нарушением требований Закона, поскольку она оскорбляет религиозные чувства, противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали.

      В результате рассмотрения возражений Роспатент аннулирован указанные товарные знаки.

      Владелец товарных знаков, не согласный с решениями Роспатента, обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлениями о признании решений Роспатента недействительными (дела № СИП‑179/2021 и № СИП‑181/2021).

      В рамках дела СИП 181/2021 суд, также запросив мнение специалистов по поводу «святого Викентия (Винсента)» и проанализировав доказательства, которые представлялись сторонами при рассмотрении спора в Роспатенте, пришёл к выводу, что Роспатент не исследовал надлежащим образом вопрос о действительном смысловом значении спорного обозначения (SAINT VINCENT). Выводы административного органа в этой части не учитывают всей совокупности доказательств и не соответствуют объективно существующим специальным знаниям по этому вопросу.

      Вывод Роспатента о способности спорного обозначения оскорбить чувства верующих основан на одномединственном доказательстве, которое оценивается судом критически, поскольку опровергается иными доказательствами, представленными в материалы дела, в том числе заключениями специалистов.

      Названный вывод административного органа сделан без исследования и оценки иных представленных в материалы дела доказательств, а также без учёта действительного содержания общественных интересов и принципов (в частности, религиозных), которые предположительно могли быть нарушены посредством использования спорного обозначения, и без учёта воли правообладателя на сокращение перечня индивидуализируемых спорным обозначением товаров.

      В результате СИП признал решение Роспатента недействительным и обязал Роспатент повторно рассмотреть возражение против товарного знака № 196200.

      Судебное заседание по аналогичному делу № СИП‑179/2021 в отношении аннулирования товарного знака № 448104 назначено на 01.12.2021.

      «Segaway» в России не обладает различительной способностью (Решение СИП от 28 апреля 2021 по делу № СИП‑904/2020)

      Компания Segway Inc. (США) обратилась в Роспатент с заявлением о регистрации обозначения SEGWAY в качестве товарного знака. Роспатент заявителю отказал, так как, по мнению Роспатента, слово «segway» утратило различительную способность.

      Заявитель обжаловал решение Роспатента в Суде по интеллектуальным правам, указав в заявлении следующее.
      Обозначение не воспринимается как термин, и слово «SEGWAY» отсутствует в терминологических словарях и является словом, изобретённым заявителем.
      Интернетресурсы, на основании исследования которых Роспатент сделал свои выводы, относятся к Интернет-магазинам, а не к производителям товаров.

      Обозначению «SEGWAY» было зарегистрировано в качестве товарного знака ведомствами Казахстана, Соединённых Штатов Америки, Японии, Индонезии, Великобритании, во всех 28 странах Европейского Союза. Также правовая охрана была предоставлена знаку по международной регистрации N 1479885 на территории Беларуси, Колумбии, Индии, Монако, Намибии, Филиппин и Сербии. Ранее на территории России уже был зарегистрирован товарный знак SEGWAY, но срок действия исключительного права на него истёк.

      Отказывая в удовлетворении заявления, СИП указал следующее. Использование в Интернеткаталогах продукции различных компаний, именуемой как «сигвеи», «мини-сигвеи», «сигвеи без руля», «аксессуары для сигвеев», наряду с гироскутерами, велосипедами и т. д. свидетельствует об использовании обозначения как видового понятия и об утрате им различительной способности.

      Тот факт, что Роспатент ссылался на сайты интернет-магазинам, а не производителей товаров, не отрицает правильности выводов Роспатента об утрате различительной способности (в Интернетмагазинах сигвеи — это категория товаров, наряду с велосипедами и гироскутерами).

      Хотя Роспатент необоснованно классифицировал спорное обозначение как термин, ошибочность данного вывода Роспатента не влияет на законность его решения в отказе регистрации товарного знака. Предоставление правовой охраны обозначению на территории иных государств не означает его обязательной охраны на территории России.

      Факт предоставления товарному знаку «SEGWAY» правовой охраны ранее не изменяет решение, так как делопроизводство по каждой заявке ведётся отдельно с учётом фактических обстоятельств.

      В итоге СИП признал законным отказ Роспатента в предоставлении охраны обозначению «SEGWAY» и отказал в удовлетворении требований заявителя.

      Установление факта наличия исключительного права на объект авторского права и других фактических обстоятельств, необходимых для применения подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, должно происходить в условиях состязательной процедуры рассмотрения спора с предоставлением его сторонам возможности предъявлять доказательства, заявлять доводы и возражения. Государственный орган не может подменить собой сторону этого спора (Постановление Президиума СИП по делу № СИП‑479/2020 от 18 февраля 2021 года, определение ВС РФ от 20.07.2021 № 300-ЭС21—7871)

      Роспатент отказал в регистрации в качестве товарного знака обозначения, мотивировал отказ, в том числе, тем, что входящее в заявленное обозначение словосочетание «Сибирский цирюльник» тождественно названию известного произведения — фильма режиссёра Никиты Михалкова. Роспатент посчитал, что такая регистрация противоречила бы пункту 3 и подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ. Заявитель оспорил решение Роспатента в Суде по интеллектуальным правам.

      sibcir.jpgСИП признал не основанным на нормах действующего законодательства вывод Роспатента о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения положениям пункту 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку Роспатент не доказал, что в связи с включением в обозначение словесного элемента «Сибирский цирюльник» потребитель может быть введён в заблуждение в отношении лица, оказывающего услуги 35, 41, 44‑го классов МКТУ, либо может полагать, что такое использование осуществляется с согласия Никиты Михалкова.

      СИП также указал, что в соответствии с подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ ограничения в отношении регистрации товарных знаков, тождественных названиям известных произведений, установлены в пользу правообладателей и их правопреемников, поэтому лицами, наделёнными правом на подачу возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку по этому основанию, являются только правообладатели известных в Российской Федерации произведений, а также их правопреемники.

      Согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ в ходе проведения экспертизы заявленного обозначения оно не подлежит проверке на соответствие его требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 Кодекса, а проверяется только на соответствие требованиям статьи 1477 и пунктов 1—7, подпункта 3 пункта 9 (в части промышленных образцов), пункта 10 (в части средств индивидуализации и промышленных образцов) статьи 1483 ГК РФ.

      Таким образом, основание, приведённое в подпункте 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, не подлежит проверке Роспатентом ни на стадии экспертизы заявки (пункт 1 статьи 1499 Кодекса), ни на стадии оспаривания отказа в регистрации товарного знака, поскольку эта стадия последовательно продолжает стадию рассмотрения заявки.

      Для проверки соответствия заявленного обозначения требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ законом предусмотрены иной правовой механизм и иная процедура, которые соответствуют существу охраняемого данной нормой интереса, — оспаривание уже зарегистрированного товарного знака заинтересованным лицом путём подачи им соответствующего возражения (подпункт 1 пункта 2 статьи 1512, пункты 1 и 2 статьи 1513 Кодекса).

      Установление факта наличия исключительного права на объект авторского права и других фактических обстоятельств, необходимых для применения подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, должно происходить в условиях состязательной процедуры рассмотрения спора с предоставлением его сторонам возможности предъявлять доказательства, заявлять доводы и возражения. Государственный орган не может подменить собой сторону этого спора.

      СИП признал решение Роспатента незаконным и обязал его зарегистрировать заявленное обозначение в качестве товарного знака. Роспатент подал кассационную жалобу в ВС РФ, но Верховный суд не стал пересматривать решение СИП.

      Расходы патентообладателя, понесённые им в судебном споре с Роспатентом об аннулировании патента, могут быть взысканы с лица, подавшего возражение против патента (Постановление Президиума СИП от 01.03.2021 по делу № СИП‑685/2017, определение ВС РФ от 01.07.2021 № 300-ЭС19—4135)

      Патентообладатель оспорил в Суде по интеллектуальным правам решение Роспатента о признании его патента недействительным, принятого по возражению, поданному в Роспатент Обществом (дело № СИП‑685/2017). Общество было привлечена судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющих самостоятельных требований. Спор длился более трёх лет; было проведено 17 судебных заседаний.

      В результате СИП признал решение Роспатента незаконным и обязал его восстановить патент. По заявлению патентообладателя суд взыскал с Роспатента и Общества судебные расходы истца: 125 000 руб. с Роспатента и 2 250 000 руб. с Общества. Общество подало кассационную жалобу на определение суда о распределении судебных расходов по делу.

      Общество указывало, что непосредственной причиной обращения Патентообладателя в суд послужило принятии Роспатентом оспариваемого решения, соответствие которого закону должен был доказать именно Роспатент. Таким образом, по мнению заявителя кассационной жалобы, судебные издержки по рассмотрению заявления в суде первой инстанции подлежат взысканию с Роспатента и не могут быть отнесены на третье лицо, поскольку подача возражения против выдачи патента предусмотрено действующим законодательством.

      Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, СИП отметил следующее.

      В состав субъектов отношений по возмещению судебных расходов включаются не только стороны соответствующего спора, но и иные лица, включая третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

      Получив возможность пользоваться процессуальными правами, третье лицо принимает на себя и процессуальные обязанности, одной из которых является обязанность по возмещению судебных расходов. На третье лицо при наличии к тому необходимых оснований может быть возложена обязанность по возмещению судебных расходов на оплату услуг представителя другого лица, участвующего в деле.

      СИП напомнил о позиции Верховного суда, согласно которой, если действия третьего лица привели к увеличению судебных расходов других лиц, участвующих в деле, на нём лежит обязанность их возмещения в соответствующей части. Таким образом, процессуальное поведение лиц, участвующих в деле, способствующее увеличению судебных расходов, является основанием для отнесения таких расходов в соответствующей части на то или иное лицо. При этом вопреки доводам Общества процессуальный статус лица, участвующего в деле (сторона или третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора), сам по себе не определяет, что понесённые в связи с рассмотрением дела судебные расходы в большей части относятся именно на сторону, а не на третье лицо.

      При распределении судебных расходов суд принял во внимание то, что в процессе рассмотрения спора Обществом было представлено значительное количество письменных пояснений, на которые был вынужден реагировать Патентообладатель, представляя соответствующие возражения.

      При этом, возражения Патентообладателя касались лишь доводов и доказательств Общества, в связи с чем расходы на их подготовку не подлежат отнесению на Роспатент.

      На основании изложенного СИП пришёл к обоснованному выводу о том, что увеличение судебных расходов Патентообладателя было обусловлено именно активными процессуальными действиями Общества, а не Роспатента.

      Верховный суд отказался пересматривать постановление Президиума СИП.

      Споры о нарушении исключительного права

      Конституционный суд о компенсации судебных издержек ответчика при частичном удовлетворении спора о нарушении права на товарный знак (определение от 20.07.2021 № 1622-О, дело № А40—104559/2019)

      Арбитражный суд частично удовлетворил исковые требования правообладателя товарного знака (компании Hyundai Motor Company) о взыскании с ответчика компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак: заявленная сумма компенсации (500 000 рублей) снижена судом до 50 000 рублей в рамках размера компенсации, предусмотренного пунктом 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации.

      Впоследствии ответчик обратился в суд с заявлением о взыскании с истца судебных расходов, понесённых в связи с оплатой услуг представителя, в размере 170 000 рублей. Определением арбитражного суда заявление удовлетворено частично: взыскано 17 000 рублей.

      При этом судом указано, в частности, на то, что возложение на истца — лицо, чьё право было нарушено, обязанности выплатить в пользу ответчика сумму судебных расходов, превышающую в несколько раз взысканную с ответчика компенсацию за допущенное им нарушение, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.

      Ответчик обратился в Конституционный суд с заявлением, в котором он оспаривает конституционность части 1 статьи 110 «Распределение судебных расходов между лицами, участвующими в деле» АПК РФ и пункта 4 статьи 1515 «Ответственность за незаконное использование товарного знака» ГК РФ. По мнению заявителяответчика, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19 (часть 1), 46 и 48 Конституции, поскольку не позволяют ответчику в споре о защите интеллектуальных прав реализовать своё право на возмещение судебных расходов в части, превышающей размер взысканной с него компенсации.

      Конституционный суд, отказывая в принятии заявления к рассмотрению, указал, что критерием присуждения судебных расходов при вынесении решения является вывод арбитражного суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования.

      В свою очередь, такой вывод непосредственно связан с выводом арбитражного суда, содержащимся в резолютивной части его решения (часть 5 статьи 170 АПК РФ), о том, подлежит ли иск удовлетворению, в том числе частичному, поскольку только удовлетворение арбитражным судом требования подтверждает правомерность принудительной реализации его (или его части) через суд и влечёт восстановление нарушенных прав и свобод, что в силу статей 19 (часть 1) и 46 (части 1 и 2) Конституции и приводит к необходимости возмещения судебных расходов.

      Сказанное находит отражение и в установленных частью 1 статьи 110 АПК правилах распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле. Вместе с тем указанное правило не исключает обязанности арбитражного суда при решении вопроса о возмещении судебных расходов, понесённых стороной в связи с оплатой услуг представителя, оценить такие расходы с точки зрения их необходимости, оправданности и разумности, а также исходя из возложенных на него задач по принятию справедливого и правосудного решения, учитывая, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ). Из этого исходит и правоприменительная практика арбитражных судов (пункт 47 Обзора судебной практики Верховного Суда № 2 (2020), утверждённого Президиумом ВС РФ 22 июля 2020 года).

      Данное правовое регулирование, являясь одним из предусмотренных законом правовых способов установления баланса между процессуальными правами и обязанностями участвующих в деле лиц, тем самым способствует реализации требований статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

      Таким образом, часть 1 статьи 110 АПК Российской Федерации, как и пункт 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации, не регламентирующий вопросов распределения судебных расходов, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

      Цену лицензионного договора нельзя автоматически использовать при расчёте компенсации за нарушение исключительных прав (пункт 31 Обзора Верховного суда № 2 (2021): Практика применения законодательства о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации; Определение ВС РФ от 26.01.2021 № 310-ЭС20—9768 по делу № А48—7579/2019)

      Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к предпринимателю о взыскании 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак № 289416 в размере двукратной стоимости права использования товарного знака.

      Решением суда первой инстанции иск удовлетворён частично. Суд снизил взыскиваемую компенсацию до 10 000 руб. с учётом правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2016 г. № 28-П.

      Постановлением арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения постановлением Суда по интеллектуальным правам, решение суда первой инстанции изменено, исковые требования удовлетворены в полном объёме. Суды сочли, что отсутствует основание для снижения размера компенсации ниже низшего предела — одновременное нарушение исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, поскольку истцом предъявлено требование о защите исключительного права на один товарный знак.

      Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации судебные акты отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

      При этом Верховный суд указал, что в соответствии с п. 4 ст. 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

      Согласно разъяснениям, изложенным в п. 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 г. № 10, заявляя требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости права использования, истец должен представить расчёт и обоснование взыскиваемой суммы, а также документы, подтверждающие стоимость права использования. При этом, доводы ответчика о несогласии с заявленным истцом расчётом размера компенсации могут основываться на оспаривании указанной истцом цены лицензии.

      Суд определяет размер компенсации в установленных законом пределах, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учётом требований разумности и справедливости. С учётом характера допущенного нарушения и тяжёлого материального положения ответчика и при наличии соответствующего заявления от него суд вправе снизить размер компенсации ниже установленной подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ величины. Данная правовая позиция отражена в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июля 2020 г. № 40-П.

      Представление в суд лицензионного договора (иных договоров) не предполагает, что компенсация во всех случаях должна быть определена судом в двукратном размере цены указанного договора (стоимости права использования), поскольку с учётом норм п. 4 ст. 1515 ГК РФ за основу рассчитываемой компенсации должна быть принята цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего товарного знака тем способом, который использовал нарушитель.

      Ответчик вправе оспорить рассчитанный на основании лицензионного договора размер компенсации путём обоснования иной стоимости права использования соответствующего товарного знака, исходя из существа нарушения, условий этого договора либо иных доказательств, в том числе иных лицензионных договоров и заключения независимого оценщика.

      Если размер компенсации рассчитан истцом на основании представленного им лицензионного договора, то суд соотносит условия этого договора и обстоятельства допущенного нарушения: срок действия лицензионного договора; объем предоставленного права; способы использования права по договору и способ допущенного нарушения; перечень товаров и услуг, в отношении которых предоставлено право использования и в отношении которых допущено нарушение; территория, на которой допускается использование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, или иная территория); иные обстоятельства.

      Следовательно, арбитражный суд может определить другую стоимость права использования соответствующего товарного знака тем способом и в том объёме, в котором его использовал нарушитель, и, соответственно, иной размер компенсации по сравнению с размером, заявленным истцом.

      Если размер компенсации определяется судом на основании установленной судом стоимости права использования, которая оказалась меньше, чем утверждается истцом, то определение судом суммы компенсации в размере двукратной стоимости права в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием не является снижением размера компенсации.

      О недопустимости ситуации, при которой сумма взысканной компенсации окажется значительно ниже суммы необходимых расходов, понесённых правообладателем при обращении с рассматриваемым иском (Постановлением СИП от 04.02.2021 и постановление 11‑го ААС от 31.03.2021 по делу № А65—37557/2019)

      Общество обратилось в Арбитражный суд с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя (далее — Ответчик) 180000 рублей компенсации за нарушение исключительных на товарный знак № 289416 (из расчёта двукратного размера стоимости права использования).

      Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил частично, взыскав с ответчика в пользу Общества 10 000 рублей компенсации за нарушение исключи- тельных прав на товарный знак. Апелляционный суд изменил решение и взыскал с Ответчика в пользу Общества компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак в размере 154 рублей 12 копеек.

      Суд по интеллектуальным правам отменил постановление апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в апелляционный суд. При повторном рассмотрении апелляционный суд пришёл к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда первой инстанции.

      Истцом заявлено требование о взыскании компенсации в размере 180 000 рублей на основании п. 2 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ, а именно — в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. В обоснование заявленных требований истцом представлен лицензионный договор от 01.10.2016 в отношении товарного знака № 289416, заключённый Обществом с другим лицом, со сроком действия до 22.07.2024.

      Снижая размер компенсации до 10 000 руб., суд первой инстанции исходил из того, что он не лишён возможности определить размер компенсации с применением иной методики, установленной нормами действующего законодательства, в том числе посредством применения к спорным правоотношениям норм п. 1 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ.

      При этом суд первой инстанции отметил, что применение данной нормы не свидетельствует о снижении размера компенсации, а способствует соотнесению правонарушения с адекватной мерой ответственности за нарушение прав истца, не доказавшего размер стоимости права на использование товарного знака.

      В этом же решении суд первой инстанции пришёл к выводу, что в данном деле имеются обстоятельства, указанные в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 № 28-П, для снижения размера компенсации, а именно: правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые, использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не является существенной частью его предпринимательской деятельности, не носит грубый характер (продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции), предприниматель ранее не допускал аналогичных нарушений, в том числе и в отношении прав истца.

      Заявленный размер признан судом первой инстанции чрезмерным, противоречащим принципам разумности и справедливости, носящим «карательный» характер, не отвечающим требованиям дифференциации ответственности в зависимости от всех имеющих существенное значение обстоятельств.

      Принимая во внимание данное обстоятельство, с учётом незначительной степени вины ответчика, характера и последствий нарушения, незначительной цены товара, исходя из принципов справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, а также с учётом того, что ответчиком реализован лишь один экземпляр контрафактного товара, суд пришёл к выводу, что взыскание с ответчика в пользу правообладателя компенсации в размере 10 000 рублей будет справедливым, поскольку данный размер компенсации будет соразмерным по отношению к обстоятельствам правонарушения и будет направлен на восстановление нарушенного права.

      С указанным подходом не согласился суд апелляционной инстанции. Апелляционный суд указал, что вопреки разъяснениям, изложенным в пункте 35 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утверждённого Президиумом ВС РФ 23.09.2015 (далее — Обзор от 23.09.2015) и в пункте 59 постановления Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10, суд первой инстанций произвольно в отсутствие заявления предпринимателя изменил вид компенсации с избранного истцом и установленного подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ на предусмотренный подпунктом 1 пункта 4 этой же статьи Кодекса.

      Избранный истцом способ компенсации предполагает доказывание и установление в процессе рассмотрения судебного спора размера стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

      Суд апелляционной инстанции принимает во внимание указание Суда по интеллектуальным правам по настоящему делу о том, что продолжительность использования товарного знака по лицензии не может быть принята в один день, поскольку такой период не соответствует сроку, на который обычно предоставляется лицензия. Принимая во внимание, что продолжительность отчётного периода лицензионным договором установлена в месяцах, суд апелляционной инстанции, принимает в качестве срока, на который может предоставляться право использования результата интеллектуальной деятельности, один месяц.

      Помимо срока использования исключительного права и количества товара, маркированного товарным знаком, учёту подлежат и другие критерии, на основе которых определяется цена, которая при сравнимых условиях взыскивается за правомерное использование объекта интеллектуальной собственности, в частности: объем предоставленного права; способы использования права по договору и способ допущенного нарушения; перечень товаров и услуг, в отношении которых предоставлено право использования и в отношении которых допущено нарушение; территория, на которой допускается использование.

      Лицензионным договором от 01.10.2016 лицензиару предоставлено право использовать товарный знак на территории Российской Федерации в отношении всех товаров, включённых в 07, 09, 12 и 20 классы МКТУ, различными способами, предусмотренными законом.

      Суд апелляционной инстанции отметил, что в рассматриваемом случае индивидуальный предприниматель, занимающийся розничной торговлей, нарушил право на товарный знак путём продажи товара, на котором имелось изображение товарного знака истца; нарушение прав истца в одном городе одного из 85 регионов Российской Федерации; товарный знак был использован при продаже одного товара.

      Принимая во внимание изложенные обстоятельства, размер компенсации, рассчитанной на основании подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, оказался бы значительно ниже расходов истца, связанных с обращением с рассматриваемым иском в арбитражный суд. Вместе с тем, суд апелляционной инстанции учитывает, что в отзыве на апелляционную жалобу ответчик считал верным оставить решение суда первой инстанции без изменения, согласившись таким образом с размером компенсации, равной 10 000 рублей.

      С учётом позиции ответчика, а также принимая во внимание указание суда кассационной инстанции по настоящему делу о недопустимости ситуации, при которой сумма взысканной компенсации окажется значительно ниже суммы необходимых расходов, понесённых правообладателем при обращении с рассматриваемым иском, суд апелляционной инстанции определяет размер компенсации равным 10000 рублей.

      Продажа контрафактного товара сам по себе не является основанием для взыскания с нарушителя упущенной выгоды в пользу правообладателя. Последнему необходимо доказать, что при обычных условиях гражданского оборота он получил бы прибыль в соответствующем размере (определение ВС РФ от 13.04.2021 № 309-ЭС17—15659 по делу № А34—5796/2016).

      Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Предприятию о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, причинённых нарушением исключительного права Общества на полезную модель «Дроссельная заслонка» по патенту Российской Федерации № 55066.

      Убытками в виде упущенной выгоды Общество Истец считало доходы, полученные Ответчиком от реализации контрафактных изделий по договорам, заключённым Ответчиком по результатам торгов.

      Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали. СИП отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

      Не согласившись с таким решение СИП, Ответчик обратился с кассационной жалобой в ВС РФ.

      Отменяя постановление СИП и оставляя в силе решения первой и апелляционной инстанции Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала следующее.
      Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций исходили из недоказанности истцом совокупности условий, необходимой для взыскания с ответчика убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере.
      Отменяя принятые по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, СИП не согласился с выводами судов о том, что при нарушении исключительного права его правообладатель несёт убытки только в случае, если договор приобретателем товара был бы заключён с правообладателем как с победителем торгов.

      СИП указал, что отказ в удовлетворении требований правообладателя при установлении факта нарушения ответчиком его права свидетельствует о необоснованном ограничении правообладателя в судебной защите. При этом СИП отметил, что вывод на рынок контрафактного товара естественным образом влечёт для правообладателя снижение его доходов, следовательно, возникновение у последнего упущенной выгоды в результате нарушения ответчиком исключительного права является обычным последствием, не требующим доказывания. Однако СИП не учёл, что положения статьи 15 ГК РФ и пункта 12 постановления Пленума № 25 о возмещении являются универсальными и не зависят от того, какие права и законные интересы нарушены.

      Заявляя требование о взыскании упущенной выгоды ввиду нарушения его исключительного права и связывая размер упущенной выгоды с заключением Ответчиком указанных договоров по результатам конкурсных процедур, истец должен доказать, что:

      • им были предприняты необходимые меры для получения дохода и сделаны необходимые для этой цели приготовления,
      • заключение данных договоров с Ответчиком являлось единственным препятствием, свидетельствующим о невозможности получения Обществом дохода, на который он мог рассчитывать.

      Суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о недоказанности Обществом наличия причинноследственной связи между действиями Предприятия и возникновением у Общества убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере. Однако с Обществом не мог быть заключён договор ввиду того, что стоимость предлагаемого им товара не являлась наименьшей после заявки Ответчика.

      ВС РФ отметил, что СИП не учёл, что вывод на рынок контрафактного товара не освобождает правообладателя от доказывания наличия совокупности условий, необходимой для взыскания с лица убытков в виде упущенной выгоды. Следовательно, допущенное Предприятием нарушение не являлось единственным препятствием к получению Обществом выгоды.

      Сам по себе факт несения истцом затрат для производства продукции не имеет правового значения, поскольку судами двух инстанций установлено, что истцом не представлены доказательства того, что при обычных условиях гражданского оборота он получил бы прибыль в указанном им размере. На основании изложенного ВС РФ отменил постановление СИП, а решения первой и апелляционной инстанции об отказе во взыскании убытков в виде упущенной выгоды — оставил в силе.

      Исключительное право на изобретение не признано нарушенным, поскольку не доказан факт получения ответчиком прибыли или иного дохода от его незаконного использования (определение ВС РФ от 24.05.2021 № 304-ЭС21—7802 по делу № А70—17552/2019)

      Патентообладатель изобретения «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок», патент № 2442217 (приоритет изобретения 17.01.2011 г.) обратился к муниципальному казённому учреждению с уведомлением, а затем с претензией, в которых утверждал, что учреждение в течение длительного времени использует его изобретение, и предлагал договориться о заключении лицензионного договора. В ответ на претензию учреждение указало, что является правообладателем патента № 2690134 на изобретение «Способ видеонаблюдения за объектами» (приоритет изобретения от 30.05.2018 г.).

      Суды трёх инстанций отказали в удовлетворении требований истца о взыскании компенсации и запрете ответчику использовать изобретение.

      Суды признали, что изобретение ответчика, удостоверенное патентом № 2690134 «Способ видеонаблюдения за объектами», является зависимым от изобретения истца № 2442217 и используется им без согласия истца. Однако суды не усмотрели оснований для взыскания компенсации с ответчика, поскольку использование осуществлялось правомерно.

      Согласно пункту 2 статьи 13581 ГК РФ зависимое изобретение не может быть использовано без разрешения обладателя патента на другое изобретение, другую полезную модель, по отношению к которым оно является зависимым. В то же время, в соответствии со статьёй 1359 ГК РФ не являются нарушением исключительного права использование изобретения, полезной модели или промышленного образца для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью такого использования не является получение прибыли или дохода.

      На основании представленных истцом и учреждением доказательств, а также пояснений иных лиц, привлечённых к участию в деле, суды пришли к выводу о том, что в бюджет города, либо ответчику в доход не поступали какие-либо финансовые средства от установки и использования оборудования, использование которого влечёт использование изобретения истца. Таким образом, в рассматриваемом случае ответчиком от использования спорного изобретения не получены прибыль либо иной доход, в связи с чем суды пришли к выводу об отсутствии нарушения исключительного права истца на изобретения и, как следствие, об отказе во взыскании компенсации.

      ВС РФ отказал в пересмотре дела и оставил решения нижестоящих судов в силе.

      Иные споры

      Суд поддержал антимонопольную службу в споре с Daimler AG и KYB Corporation (решения АС г. Москвы от 11.08.2012 № А40—222446/2020 и от 12.08.2021 по делу А40—221391/2020)

      Суд первой инстанции согласился с мнением ФАС России от том, что немотивированный отказ правообладателя в выдаче независимым импортёрам разрешения на ввоз оригинальных товаров, имеющих товарный знак правообладателя, при отсутствии у правообладателя порядка (процедуры) рассмотрения обращений импортёров о выдачи такого разрешения (согласия), и при наличии подтверждённого спроса на эти товары российских потребителей, свидетельствует о недобросовестном использовании правообладателем своего исключительного права, что в свою очередь является актом недобросовестной конкуренции применительно к параграфу 2 статьи 10 bis Парижской конвенции.

      Daimler и KYB подали апелляционные жалобы на решение суда первой инстанции.

      Практика Роспатента

      Общеизвестные товарные знаки

      Во первом полугодии 2021 года Роспатент признал общеизвестными следующие знаки:

      avito.jpg
      Правообладатель — Avito Holding AB, Швеция
      Товары/Услуги — 35 — продвижение товаров для третьих лиц; 38 — электронная доска сообщений [телекоммуникационные службы]
      Дата общеизвестности —18.05.2018

      dosirak.jpg
      Правообладатель — Paldo Co, Ltd Республика Корея
      Товары/Услуги — 30 — лапша быстрого приготовления
      Дата общеизвестности —31.12.2018

      aquamaris.jpg
      Правообладатель — JADRAN-GALENSKI LABOR-ATORIJ d.d., Хорватия
      Товары/Услуги — 05 — лекарственные средства для промывания носа
      Дата общеизвестности — 31.05.2020

      moon.jpg
      Правообладатель — ООО «МООН-ДИЗАЙН»
      Товары/Услуги — 20 — диваны
      Дата общеизвестности — 01.12.2020

      starodv.jpg
      Правообладатель — ЗАО «Стародворские колбасы»
      Товары/Услуги — 29 — изделия колбасные
      Дата общеизвестности — 01.12.2020

      opora.jpg
      Правообладатель —Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»
      Товары/Услуги — 35 — информация деловая; исследования в области бизнеса; консультации в области бизнеса; консультации по управлению бизнесом
      Дата общеизвестности —31.12.2019

      gazpromn.jpg
      Правообладатель — ПАО «Газпром нефть»
      Товары/Услуги —04 — топливо моторное; бен-зин; дизельное топливо (все товары для продажи на автозаправочных станциях). 37 — станции технического обслуживания транспортных средств [заправка топливом и обслуживание]; услуги авто-заправочных станций
      Дата общеизвестности —31.12.2018

      chernog.jpgЧерноголовка
      Правообладатель — ООО «Напитки из Черноголовки-Аквалайф»
      Товары/Услуги — 32 — безалкогольные напитки; воды минеральные и газированные
      Дата общеизвестности —01.06.2020

      Наименования мест происхождения товаров (НМПТ) и географические указания (ГУ)

      В январе-августе 2021 года Роспатент зарегистрировал следующие НМПТ и ГУ:

      (Номер в Реестре — ГУ/НМПТ — Товар — Географический объект)

      • 256 — Марийский подкоголь (подкогыльо) — мучное кулинарное изделие — Республика Марий Эл
      • 257 (ГУ) — Ейская — лечебная грязь, грязевая маска — г. Ейск, Краснодарский край
      • 258 (ГУ) — Воронежское мороженое — мороженое — г. Воронеж, Воронежская обл.
      • 259 (ГУ) — 고려홍삼 /Korean Red Ginseng / Корейский красный женьшень — красный женьшень — Республика Корея
      • 260 (ГУ) — Кубань — вина регион Кубань — Краснодарский край
      • 261 (ГУ) — Мацеста чай — чай — долина реки Мацеста
      • 262 — Чувашский хмель — хмель — Чувашия
      • 263 (ГУ) — Троицкий платок
      • 264 (ГУ) — Казы Горного Алтая — казы — Республика Алтай
      • 265 (ГУ) — Агинские национальные костюмы — мужские, женские и детские национальные костюмы, в том числе праздничные — Агинский Бурятский округ Забайкальского края
      • 266 (ГУ) — Тойробшо агинских бурят — головной убор — Агинский Бурятский округ Забайкальского края
      • 267 (ГУ) — Майкопский лимонад — лимонады — г. Майкоп, Республика Адыгея
      • 268 — Сахалинская природная сушёная морская капуста — сушёная морская капуста — Сахалинская область
      • 269 (ГУ) — Семигорье — вина, вина игристые — виноградо-винодельческий район «Семигорье» Краснодарского края

      В России впервые зарегистрировано иностранное географическое указание

      26 февраля 2021 года Роспатент предоставил правовую охрану на территории России первому иностранному географическому указанию «고려홍삼 Korean Red Ginseng корейский красный женьшень». Заявка на регистрацию этого ГУ была подана 13 октября 2020 года Ассоциацией «КОРИЭН ДЖИНСЕНГ ЭСОУШИЭЙШН» (Korean Ginseng Association), в которую входят 120 производителей корейского красного женьшеня.

      Согласно описанию характеристик товара, приведённому в заявке, корейский красный женьшень состоит из органических и неорганических веществ в следующих процентных долях: сапонины (3—6%), азотистые соединения (12—16%), жирорастворимые компоненты (1—2%), витамины (0,005%), углеводы (60—70%), минеральные вещества (4—6%). Содержание влаги в корейском женьшене достигает 9—11%.

      Корень корейского красного женьшеня выращивается только в Республике Корея, на территориях, обладающих определёнными географическими и природными характеристиками. Обработка сырья осуществляется в соответствии со стандартами, установленными Ассоциацией KGA, обеспечивая характерный внешний вид и химический состав товара.

      10 декабря прошлого года Роспатент зарегистрировал первое в истории России географическое указание «ШУЙСКОЕ МЫЛО» для товара «продукция косметическая гигиеническая моющая: мыло туалетное твёрдое ручной работы».

      Новости интеллектуальной собственности Евразийского экономического союза и соседних стран

      Вступил в силу Протокол к ЕАПК

      Протокол об охране промышленных образцов к Евразийской патентной конвенции от 9 сентября 1994 года принят на дипломатической конференции в НурСултане 9 сентября 2019 года, подписан Азербайджаном, Киргизией, Арменией, Казахстаном, Россией и Таджикистаном.

      В соответствии с установленной процедурой Протокол вступил в силу в отношении первых трёх ратифицировавших его государств (Киргизии, Азербайджана и Армении) 17 марта 2021 года — через три месяца после сдачи на хранение депозитарию третьим государством (Арменией) ратификационной грамоты. В отношении России Протокол вступил в силу 11 апреля 2021 года, а в отношении Казахстана — с 12 апреля 2021 года.

      12 апреля Административный совет ЕАПО утвердил и ввёл в действие Дополнения к Патентной инструкции (появилась часть II. Промышленные образцы) и дополнение к Положению о пошлинах (установлены пошлины по заявкам и патентам на промышленные образцы).

      Приём евразийских заявок на промышленные образцы начался с 1 июня 2021 года.

      Вступил в силу Договор о товарных знаках ЕАЭС

      26 апреля 2021 г. в Международный день интеллектуальной собственности вступил в силу Договор о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза от 3 февраля 2020 года. Договор является основополагающим документом по формированию региональной системы товарных знаков, знаков обслуживания и наименований мест происхождения товаров ЕАЭС.

      Договор, в частности, предусматривает:

      • введение понятий «товарный знак ЕАЭС» и «наименование места происхождения товара ЕАЭС»,
      • возможность подачи одной заявки на товарный знак ЕАЭС или одной заявки на наименование места происхождения товара ЕАЭС в любое из патентных ведомств государств Союза с последующим получением правовой охраны одновременно на территории всех стран ЕАЭС,
      • взаимодействие заявителя только с одним ведомством — принцип «одного окна»,
      • ведение Единого реестра товарных знаков ЕАЭС и Единого реестра наименований мест происхождения товаров ЕАЭС, размещаемых на официальном сайте ЕАЭС.

      Утверждены Инструкция и Пошлины к Договору о товарных знаках ЕАЭС

      18 мая 2021 г. Совет Евразийской экономической комиссии утвердил Инструкцию к Договору о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза от 3 февраля 2020 года. Инструкция содержит правила, необходимые для реализации указанного Договора, а также типовые формы документов. В частности, в Инструкции предусмотрена возможность подачи заявки в бумажной форме или в форме электронного документа.

      Также утверждён перечень видов юридически значимых действий при регистрации, правовой охране и использовании товарных знаков ЕАЭС и НМПТ ЕАЭС, за которые взимаются пошлины, и ставки пошлин. Размер пошлин установлен в швейцарских франках.

      Открыт фармацевтический реестр Евразийского патентного ведомства (Фармреестр ЕАПВ)

      C 1 марта 2021 года на веб-портале ЕАПО размещён Фармреестр ЕАПВ, содержащий сведения об евразийских патентах, относящихся к фармакологически активным веществам, которым присвоены международные непатентованные наименования (МНН).

      Начиная с 1 марта 2021 года, владельцы евразийских патентов могут подать в ЕАПВ ходатайство о включении в Фармреестр ЕАПВ соответствующих евразийских патентов.

      1. Армения

      Приняты новые законы об охране изобретений и промышленных образцов

      В Армении принят новый закон «О патентах» (от 30 марта 2021 года № ЗР‑108), вступивший в силу 1 июля 2021 года.

      В новом законе из перечня неохраняемых объектов исключены программы для ЭВМ. Пункт 6 статьи 12 закона предусматривает, что изобретения, касающиеся компьютерных алгоритмов и программного обеспечения, подлежат охране, если изобретение касается способа и соответствует требованиям, установленным частями 1—3 настоящей статьи, то есть является техническим решением, касающимся процесса осуществления действий на материальном объекте с помощью материальных средств, и соответствует условиям патентоспособности, то есть является промышленно применимым, новым и имеет изобретательский уровень (для охраны патентом) или не вытекает непосредственно из уровня техники (для охраны краткосрочным патентом).

      Согласно новому закону упраздняется понятие «полезная модель». Вместо этого вводится понятие «краткосрочный патент» на изобретение (на 10 лет).

      Одно и тоже изобретение может быть предметом заявки на получение патента и заявки на получение краткосрочного патента. Испрашивание двух охранных документов может быть осуществлено путём одновременной подачи соответствующих заявок одним и тем же заявителем (ст. 55 Закона).

      Предварительная экспертиза проводится в течение 3‑х месяцев со дня подачи заявки и по её результатам:

      • в случае заявки на получение патента выносится решение о публикации заявки в установленные сроки;
      • в случае заявки на получение кратковременного патента проверяется соответствие изобретения критериям патентоспособности по имеющимся в распоряжении эксперта общедоступным решениям в соответствующей области техники, по результатам чего выносится решение о выдаче или отказ в выдаче кратковременного патента сроком на 10 лет.

      Для получения патента сроком на 20 лет проводится экспертиза по существу согласно ходатайству заявителя или любого третьего лица, которое должно быть подано в течение 5‑и лет со дня подачи заявки или вступления в национальную фазу международной заявки.

      По результатам экспертизы по существу, с учётом поступивших после публикации заявки возражений от третьих лиц и доводов, приведённых заявителем, выносится решение о выдаче патента сроком на 20 лет либо отказ в выдаче патента.

      Информация о новом законе размещена на сайте Министерства экономики по адресу: https://mineconomy.am/ru/news/2318.

      30 марта также принят новый закон «О промышленных образцах» (№ ЗР‑109), вступивший в силу 1 июля 2021 года.

      Согласно новому закону вместо свидетельства выдаётся патент на промышленный образец, но ранее выданные свидетельства, срок действия которых не истёк, продолжают действовать в соответствии с положениями нового закона как.

      Правовая защита предоставляется также незарегистрированному промышленному дизайну. Срок защиты в этом случае — 3 года с даты первого раскрытия дизайна в Армении. Экспертиза заявок включает в себя: формальную, предварительную и по существу. После положительной предварительной экспертизы заявка публикуется, после чего любое заинтересованное лицо праве в течение 2‑х месяцев после публикации подать возражение. Заявитель может представить доводы против возражения в течение 1‑го месяца. По истечении 3‑х месяцев с даты публикации проводится экспертиза по существу.

      Все остальные нормы остаются прежними.

      2. Беларусь

      Беларусь присоединилась к Гаагской системе международной охраны промышленных образцов

      19 апреля 2021 г. Правительство Беларуси сдало на хранение Генеральному директору ВОИС Дарену Тангу документ о присоединении к Женевскому акту (1999 г.) Гаагского соглашения.

      При присоединении сделало три заявления:

      • белорусские заявители должны подавать международные заявки напрямую в ВОИС, подача через ведомство ИС Беларуси невозможна;
      • белорусское законодательство не предусматривает отсрочку публикации сведений о промышленном образце;
      • максимальный срок охраны промышленного образца в Беларуси 15 лет.

      Женевский акт вступил в силу в отношении Беларуси 19 июля 2021 г.

      Статистика белорусского патентного ведомства за I полугодие 2021 года

      В первом полугодии в Национальный центр интеллектуальной собственности поступило:

      • 253 заявки на выдачу патентов на изобретения (рост на 9,5%), из них:
        • 201 заявка на выдачу патентов Республики Беларусь (рост на 7,5%);
        • 42 заявки на выдачу Евразийских патентов (рост на 7,7%);
        • 10 международных заявок по процедуре РСТ (рост на 100%);
      • 175 заявок на выдачу патентов на полезные модели (рост на 6,7%);
      • 121 заявка на выдачу патентов на промышленные образцы (рост на 11,0%);
      • 3895 заявок на регистрацию товарного знака (падение на 13,1%):
        • по национальной процедуре поступило 1497 заявок (падение на 14,0%).
        • по международной процедуре поступило 2398 заявок (падение на 12,5%).

      В первом полугодии 2021 года был зарегистрирован 331 договор о передаче прав на объекты права промышленной собственности (рост на 4,7%).

      Более подробные статистические данные размещены на сайте Национального центра по интеллектуальной собственности по адресу: https://www.ncip.by/upload/doc/2021/Data_ru.pdf.

      Рассмотрение споров по интеллектуальной собственности в Верховном Суде Республики Беларусь в 2020 году

      25 Января 2021 Верховный суд Республики Беларусь опубликовал сведения о работе судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь 2020 году.

      В 2020 году Судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрено 224 дела, из которых 179 дел составили споры в области авторского права и смежных прав; 45 дел — споры в области права промышленной собственности, из них 2 дела — жалобы на решения Министерства антимонопольного регу- лирования и торговли Республики Беларусь, 7 дел — жалобы на решения Апелляционного совета при патентном органе.

      Информация размещена на сайте Верховного суда Республики Беларусь по адресу: http://www.court.gov.by/ru/justice/press_office/a064c78c5d9b40b3.html.

      3. Казахстан

      Казахстан ратифицировал Протокол об охране промышленных образцов к Евразийской патентной конвенции

      12 января 2021 года Казахстан сдал на хранение Генеральному директору ВОИС ратификационную грамоту о ратификации Казахстаном Протокола об охране промышленных образцов к Евразийской патентной конвенции от 9 сентября 1994 года. В отношении Казахстана Протокол вступил в силу с 12 апреля 2021 года.

      4. Киргизия

      Новый руководитель патентного ведомства Киргизии

      Указом Президента Киргизской Республики № 337 от 10 августа 2021 года Керимбаева Рахат Топчубаевна назначена директором Государственного агентства интеллектуальной собственности и инноваций (Киргизпатент) при Кабинете Министров Киргизской Республики.

      5. Туркмения

      Туркмения присоединилась к Договору о патентном праве (PLT).

      19 апреля 2021 года официальный представитель Туркменистана передал на хранение Генеральному директору ВОИС ратификационную грамоту о присоединении Туркмении к Договору о патентном праве (PLT). В отношении Туркменистана PLT вступил в силу 19 июля 2021 года.

      6. Узбекистан

      Совершенствования системы охраны ИС

      28 января Президент Республики Узбекистан издал постановление «О мерах по совершенствованию системы охраны объектов интеллектуальной собственности» (https://president.uz/ru/lists/view/4114).

      Среди прочего постановление предусматривает, начиная с 1 апреля 2021 года:

      • регистрации товарных знаков допускается не только на имя юридических и индивидуальных предпринимателей, но и на любых физических лиц;
      • установление порядка ускоренной экспертизы.

      Также постановление предусматривает внедрение в деятельность патентного ведомства Узбекистана практики применения методов аутсорсинга в процессе проведения экспертизы заявок.

      Постановлением утверждена Дорожная карта укрепления охраны интеллектуальной собственности и Программа работ по развитию сферы ИС на 2021—2023 годы. В частности, предусмотрена разработка законопроектов, направленных на ужесточение ответственности за нарушение прав ИС. Запланировано принятие мер по присоединению к ряду договоров, администрируемых ВОИС: Марракешскому договору, Сингапурскому договору о законах по товарным знакам; Женевскому акт Гаагского соглашения о международной регистрации промышленных образцов и Римской конвенции.

      В перспективе предусматривается разработка Кодека интеллектуальной собственности.

      7. Украина

      Обзор судебной практики по спорам о защите интеллектуальной собственности

      25 мая 2021 года Верховный суд Украины выпустил обзор по спорам о защите прав интеллектуальной собственности. Обзор правовых позиций суда подготовлен на основе решений, вынесенных в течение с января 2019 по март 2021 года.

      Текст Обзора доступен на сайте Верховного суда по адресу: https://supreme.court.gov.ua/userfiles/media/new_folder_for_uploads/supreme/intel_vlasnist... .

      Украина вышла из договора стран СНГ в сфере интеллектуальной собственности

      15 июня 2021 Верховная Рада Украины приняла Закон № 1545-IX, в соответствии с которым Украина выходит из Соглашения о сотрудничестве в области правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности и создания Межгосударственного совета по вопросам правовой охраны и защиты интеллектуальной собственности, заключённого 19.11.2010 в г. Санкт-Петербурге.


  • Поделиться:
    Вернуться назад