В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera IE  
ГОРОДИССКИЙ И ПАРТНЕРЫ
ПАТЕНТНЫЕ ПОВЕРЕННЫЕ И ЮРИСТЫ
практикующие с 1959 г.
����
x
 
Версия для печати

Параллельный импорт в Российской Федерации

6 Мая 2019

Прошел год с момента вынесения Конституционным судом (КС РФ) Постановления от 13 февраля 2018 г. №8-П «По делу о проверке конституционности п.4 ст.1252, ст.1487, и п.п.1, 2 и п. 4 ст.1515 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) в связи с жалобой ООО «ПАГ» («Постановление №8-П»), ставшего поворотным в области параллельного импорта.

Напомним, что дело №А21-7328/2014 по иску компании Sony Corp. (Japan) к фирме «ПАГ» (Россия) о нарушении ее исключительных прав на товарный знак SONY при ввозе товаров на территорию РФ было предметом рассмотрения всех судебных инстанций. Требования компании Sony Corp. о запрете ввоза, изъятии и уничтожении товара и о взыскании компенсации были, в основном, судами удовлетворены. Но фирма «ПАГ» обратилась в Конституционный суд с вопросом о соответствии Конституции положений указанных выше статей ГК РФ, примененных в данном деле.

КС РФ в Постановлении №8-П признал примененные нормы ГК РФ конституционными, а также подтвердил, что в рамках действующего на территории Евразийского экономического союза регионального принципа исчерпания права в России установлен запрет параллельного импорта. Кроме того, КС РФ разъяснил вопросы применения способов защиты исключительных прав при параллельном импорте.

Присуждаемая правообладателю компенсация за ввоз оригинальных товаров должна быть меньше, нежели компенсация за ввоз контрафактных товаров

Суд установил, что, в целях соблюдения баланса интересов сторон, к импортерам оригинальных и контрафактных товаров должны применяться разные меры ответственности. В частности, присуждаемая правообладателю компенсация за ввоз оригинальных товаров должна быть меньше, нежели компенсация за ввоз контрафактных товаров. Кроме того, КС РФ исключил возможность применения к оригинальным товарам уничтожения, кроме случаев ненадлежащего качества ввезенных товаров или в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Помимо этого, КС РФ отметил, что поскольку установленное Конституцией требование действовать добросовестно и не злоупотреблять своими правами обращено ко всем участникам гражданских правоотношений, суды вправе отказать правообладателю в иске полностью или частично, если установят, что правообладатель действует недобросовестно: создает запретом на ввоз угрозу жизни и здоровью граждан, иным публичным интересам, необоснованно завышает цены на продукцию.

Сам по себе факт подачи иска в защиту прав не может быть расценен как недобросовестное поведение правообладателя

Основываясь на Постановлении №8-П, фирма «ПАГ» обратилась в суд с заявлением о пересмотре первоначального решения по новым обстоятельствам. Пересмотрев дело, суд вынес новое решение: наложил запрет на ввоз задекларированной фирмой «ПАГ» партии товаров и, ссылаясь на Постановление №8-П, применил к данным товарам изъятие и уничтожение. Суд указал, что Sony Corp. представило доказательства ненадлежащего качества товаров: истечения срока их годности, а также отсутствия в материалах дела доказательств соблюдения импортером надлежащих условий хранения товаров. Суд также удовлетворил требование о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав Sony Corp., однако, следуя разъяснениям КС РФ и принимая во внимание, что ранее фирма «ПАГ» не допускала подобных нарушений, снизил размер компенсации со 100 000 до 10 000 рублей. Стоит отметить, что суд рассмотрел и довод «ПАГ» о недобросовестности истца, но указал, что сам по себе факт подачи иска в защиту прав не может быть расценен как недобросовестное поведение правообладателя (в дальнейшем суды приводили аналогичную аргументацию в ответ на доводы ответчиков о недобросовестности истцов, не сопровождавшиеся какими-либо доказательствами). 6 февраля 2019 г. апелляционный суд подтвердил, что фирма «ПАГ» нарушает исключительные права Sony Corp., и взыскал с ответчика компенсацию в размере 10 000 рублей.

Разъяснения, изложенные в Постановлении №8-П, в особенности, касающиеся изъятия и уничтожения «серых» товаров и размера присуждаемой правообладателям компенсации, находят отражение в судебной практике по делам о параллельном импорте.

После вынесения Постановления №8-П суды при рассмотрении требования об изъятии и уничтожении «серых» товаров разрешают вопрос о наличии оснований его удовлетворения: ненадлежащее качество ввезенных товаров, необходимость обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. При этом, учитывая, что обязанность доказывания обстоятельств дела лежит на стороне, которая ссылается на них в обоснование своих требований, наличие одного или нескольких вышеприведенных оснований, на которые указал КС РФ, подлежит доказыванию истцом, требующим изъятия и уничтожения товара. Однако в формирующейся практике подходы судов к распределению бремени доказывания иногда различаются.

Так, при новом рассмотрении дела №А40-98047/2016 по иску компании Конинклийке Филипс Н.В. к фирме «ТД «АНК» суд апелляционной инстанции возложил бремя доказывание ненадлежащего качества товаров на правообладателя и отказал в удовлетворении требования об изъятии и уничтожении спорного товара (диагностической системы PHILIPS). Суд посчитал, что истец не доказал ненадлежащее качество товара и при этом не отрицает его оригинальности. Суд также указал, что довод истца об отсутствии регулярного технического обслуживания не может свидетельствовать о некачественности оборудования, поскольку оно не эксплуатировалось.

В другом деле №А40-215750/14 о ввозе автомобильных запчастей - истцам удалось убедить суд в необходимости изъятия и уничтожения ввезенных ответчиком запчастей. Истцы представили в материалы дела экспертное заключение, в котором специалист установил, что спорные запчасти не могут быть безопасно использованы по назначению. Эксперт указал, что однозначно сделать вывод о том, что запчасти пришли в негодность во время хранения или были такими на момент ввоза – невозможно, поскольку экспертиза определяет состояние запчастей только на момент проведения экспертизы. Суд апелляционной инстанции оставил в силе решение суда первой инстанции в части изъятия и уничтожения товара, а также в части компенсации. Следует отметить, что суд не снизил размер компенсации, присужденной судом первой инстанции.

Альтернативное мнение выразил Арбитражный суд (АС) г.Москвы при новом рассмотрении дела №А40-193572/2017 по иску «Диаджео Айленд» к фирме «Интербев». Суд не принял доводы истца о ненадлежащем качестве спорных товаров (пива) ввиду истечения их срока годности в период, пока рассматривалось данное дело, мотивировав свою позицию тем, что проверке подлежит качество товара на момент его декларирования ответчиком. В результате суд отказал в удовлетворении требования об изъятия и уничтожения товаров. Однако, апелляционный суд с таким выводом не согласился и, сославшись на Постановление №8-П, указал, что товар, срок годности которого истек, не может быть признан качественным, и подлежит изъятию в целях обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей.

Не во всех случаях суды возлагают бремя доказывания ненадлежащего качества товаров на истца, заявляющего требование об изъятии и уничтожении.

Не во всех случаях суды возлагают бремя доказывания ненадлежащего качества товаров на истца, заявляющего требование об изъятии и уничтожении

Интересным образом применил Постановление №8-П и рассмотрел вопрос качества спорных товаров АС Приморского края в деле №А51-10443/2018 о ввозе запчастей. Суд возложил бремя доказывания законного приобретения спорных товаров у правообладателя или с его согласия на ответчика и указал, что товары, ввезенные ответчиком, не могут достоверно считаться качественными в связи с отсутствием информации о происхождении данного товара, отсутствием сертификатов, подтверждающих качество и безопасность товаров, в связи с чем они могут нанести вред жизни и здоровью российского потребителя в случае поступления на рынок, дальнейшей реализации и эксплуатации. Удовлетворяя требования истца, суд пришел к выводу о необходимости уничтожения спорной продукции. Решение сторонами не обжаловалось.

В споре компании «Фольксваген Акциенгезельшафт» с поставщиком запасных частей компанией «ТМР Импорт» Суд по правам (СИП) отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав, что для правильного разрешения требования об изъятии и уничтожении суду необходимо установить, законно ли на товар нанесены товарные знаки, и если да, то имеются ли предусмотренные Постановлением №8-П основания для изъятия и уничтожения оригинального товара (Дело № А41-55568/2017). АС Московской области, рассмотрев дело, удовлетворил требования истца об изъятии и уничтожении товара, посчитав, что ответчик не доказал оригинальность спорных товаров, которая вызвала у суда сомнения, поскольку представленные ранее ответчиком в материалы дела документы давали основания полагать обратное. Рассмотрим, каким образом суды применяют разъяснения КС РФ при удовлетворении требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

КС РФ в Постановлении №8-П указал, что компенсация за ввоз оригинальных товаров должна быть ниже, нежели за ввоз контрафактных товаров, и СИП регулярно указывает нижестоящим судам на необходимость учитывать разъяснения КС РФ при определении размера компенсации. Следует отметить, что суды и до вынесения Постановления №8-П зачастую снижали размер заявленной правообладателями компенсации, что связано, в первую очередь, с отсутствием четкой методики определения ее размера.

В некоторых делах, при определении размера компенсации снова возникает вопрос распределения бремени доказывания. Так, в деле № А56-73772/16 апелляционный суд, проверяя по указанию СИП соответствие решения суда первой инстанции Постановлению КС РФ №8-П, не нашел оснований для снижения размера компенсации, аргументировав свою позицию тем, что ответчиком не доказано, что товарный знак размещен на спорном товаре законно. На дату подготовки материала срок для обжалования постановления апелляционной инстанции еще не прошел.

В вышеупомянутом деле №А40-215750/14 апелляционный суд не уменьшил размер компенсации, присужденной судом первой инстанции, указав, что выводы суда первой инстанции не противоречат Постановлению №8-П, и суд правомерно удовлетворил требование о взыскании запрашиваемой истцами компенсации с учетом установления факта распространения ответчиком товара и отсутствия в действиях истцов недобросовестности.

В других случаях, суды, следуя разъяснениям КС РФ, уменьшали размер истребуемой правообладателями компенсации.

Cуды, следуя разъяснениям КС РФ, уменьшали размер истребуемой правообладателями компенсации

Так, принимая решение от 31 января 2019 г. по делу А41-55012/2018, АС Московской области, сослался на то, что за ввоз оригинального товара не может быть взыскана такая же компенсация, как за ввоз поддельной продукции, а также на то, что ответчиком правонарушение было совершено впервые, и снизил размер компенсации с двукратной стоимости спорного товара, который ответчик успел реализовать, до однократного. При этом, размер присужденной компенсации был рассчитан по каждому из двух размещенных на товаре товарных знаков.

В деле №А41-52309/2017 на первом круге суд в десять раз снизил размер испрашиваемой истцом компенсации: с 500 000 до 50 000 рублей. СИП отправил дело на новое рассмотрение, указав, что суды не учли правовые позиции, приведенные в Постановлении №8-П. В ходе нового рассмотрения истец уточнил исковые требования и уменьшил заявленный размер компенсации до 50 000 рублей. Однако, суд первой инстанции снова снизил размер компенсации до минимальной (10 000 рублей).

Учитывая тенденцию к снижению размера запрашиваемой компенсации (и последующего пропорционального распределения судебных расходов между сторонами), правообладатели зачастую стали уточнять заявленные требования и сами просят суд назначить минимальную компенсацию - 10 000 рублей (дела №А52-4078/2017, А40-45121/2017).

Таким образом, в целом, суды единообразно следуют запрету параллельного импорта, конституционность которого признал КС РФ. Однако, на данный момент разъяснения по вопросу изъятия и уничтожения, а также взыскания компенсации, изложенные в Постановлении №8-П, применяются судами при рассмотрении исковых требований неодинаково.


Поделиться:
Вернуться назад